ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Джек Мэггс ничего не ответил, но его возбужденность несколько уменьшилась, что придало храбрости писателю, и он продолжил:

– Но ваша мучительная жизнь…

– Вы вознамерились убить меня. Я знаю это. Вот что для вас значит слово «мучительная». Сжечь меня заживо?

– Не вас, Джек, а персонаж с вашим именем. Рано или поздно это имя я изменю.

– Вы для меня тоже персонаж, Тоби?

– Очень смешно, Джек.

– Смешно? У меня тоже нет причин убивать вас, Тоби.

– Кроме той, что я человек.

– Вы когда-нибудь видели, как бьют человека плетью, Тоби? Видели ли вы его спину после того, как по его солдатской рубахе прошлись плетью?

– Было бы неразумно с вашей стороны убивать меня, Джек. Только не сейчас.

– Я неразумный человек, Тоби. Я хулиган, который нажил десять тысяч фунтов на грязной глине. У меня огромный дом в Сиднее и одна из его улиц носит мое имя, во всяком случае носила, когда я уезжал. У меня карета с двумя выездными лакеями. Я – мистер Джек Мэггс, эсквайр. И все это я оставил, чтобы теперь найти здесь свой конец. Вы обманули меня, Тоби, так, как никто еще не обманывал.

И он начал снова медленно разворачивать лодку так, чтобы еще раз дотянуться до горла писателя, а тот неотрывно глядел в меняющиеся глаза Мэггса.

– Пощадите меня, – наконец взмолился он.

– Почему я должен вас пощадить? – ответил Мэггс.

– Простите меня, Джек, я знаю, где ваш сын. Я знал это, когда мы покидали Лондон.

Наступила долгая пауза. Потом Мэггс воскликнул:

– Оказывается, вы храбрый парень, Тоби!

– Я ничтожество, Джек.

– Тогда, ради всех святых, зачем вы потащили меня сюда?

– Деньги.

– Ну и умник, нечего сказать! Значит, таков был ваш план? Неужели в вашу большую умную голову не пришла мысль о том, что я заплатил бы вам вдвое больше, если бы в Лондоне вы отвели меня к моему сыну? Где он?

– Я устрою вашу встречу.

– Он все это время был в Лондоне?

– Кажется, да. Я получал сведения от вашего коллеги лакея. Его ужасно мучил этот секрет, он просто не знал, что ему делать.

– Почему мучил? Почему он мне не сказал?

– Это было перед нашим отъездом. Оттого что я был в отчаянии, я тоже скрыл все от вас.

– Отчего вы были в отчаянии? Что заставило вас поступить так жестоко?

– Я говорил вам о ситуации, в какой я оказался.

– Сестра вашей жены? Вы это серьезно говорите? Вы, который описывает историю смерти Мэггса, не знаете, как помочь девушке в ее беде? Отвезите меня к моему сыну, а я дам вам нужные пилюли.

– А мои пятьдесят фунтов?

– К черту вас с вашими пятьюдесятью фунтами! Я дам вам то, что вам нужно, и это больше, чем вы заслуживаете. По пути обратно в Лондон мы сделаем остановку и зайдем за лекарством. Но позвольте предупредить вас, если вы не найдете моего сына, то вам конец! Вы согласны на такую сделку? Вы ставите на карту свою жизнь.

– Согласен.

– Отлично. Дайте мне вашу записную книжку.

– Она у вас, мне кажется.

– Да, она на скамье, рядом с вами. Тоби взял книжку.

– Дайте ее мне.

Тоби повиновался и протянул ему книжку.

– Отныне я навсегда запрещаю вам писать имя Софины Смит. Вы понимаете меня?

– Да.

– У вас с собой ваши магнитные диски?

– Нет.

– Вы больше не будете пользоваться ими. Вы не будете упоминать мое имя в вашей книге, а также не будете упоминать про Призрака.

– Да.

Джек размахнулся и бросил записную книжку писателя в воды Северна. Пока она не скрылась в тумане, ее раскрывшиеся страницы напоминали крылья.

В это мгновение на берегу раздался громкий звук горна почтового дилижанса, стук копыт и грохот колес.

Тобиас посмотрел на Мэггса, лицо его побелело от страха.

– Дилижанс, – сказал Мэггс.

– Дилижанс?

– Ни с места!

Но Тобиас уже успел выпрыгнуть из лодки и стоял по пояс в воде. Пока Мэггс освободился от лодки, писатель уже кое-как выбрался на берег и устремился к дороге, увязая в песке.

Глава 76

Если бы Тобиас не угодил ногой в щель между камнями и не вывихнул себе ногу, он успел бы добраться до деревушки Ньюхэм еще до того, как Мэггс настиг его.

Но он повредил ногу. Поэтому его легко было догнать, сбить с ног и прижать к земле лицом вниз в зарослях цветущих колокольчиков. Он лежал бездыханный, покалеченный и раздавленный под тяжестью навалившегося на него каторжника. Они слышали, как по дороге всего в шести футах от них ехала телега с сеном.

Рядом с телегой шагали двое молодых парней в красных рабочих блузах. У одного из них за плечами был шест или дубина с железным наконечником. Другой парень был не вооружен, он шел походкой свободного фермера средней руки, который, Тоби не сомневался, не задумываясь, заступился бы за честного незнакомца. Но одно воспоминание заставило писателя, как и героя его романа «Майкл Адамс», не подать голоса.

Он проводил глазами своих возможных освободителей, не переставая проклинать себя за трусость. Таким его сделала память о порезанном горле, ужасных хрипах и смертельном бульканье льющейся крови, да еще сознание, что и с его жизнью можно так же легко покончить, как проделать дырку в бочонке.

Когда телега проехала, Мэггс с ножом в руке присел около него на корточки.

– Перевернитесь, – мрачно велел он Тобиасу. Тоби перевернулся на спину и стал испуганно следить краем глаза, как его захватчик отрезает от своего вещевого мешка кусок шнура.

– Что вы делаете, Джек?

– Наручники для ваших рук.

– Я только хотел остановить дилижанс.

Мэггс приблизил лезвие ножа к голой шее своей жертвы, и Тобиас, отшатнувшись, опять уронил голову в заросли колокольчиков.

– Положите свои идиотские руки за голову.

Тоби подчинился, но, почувствовав чужие пальцы на поясе брюк, тут же опустил их, защищая самую интимную часть своего тела.

– Пожалуйста, Джек… Нет, нет!

Вместо ответа он получил острый укол в большой палец и вскрикнул от боли. Австралиец уже расстегивал пуговицу на поясе брюк, а затем его ужасные руки добрались и до ширинки. Оцепенев от ужаса, Тоби глазами, полными слез, смотрел на него и на верхушки деревьев. Он чувствовал, как убийца уже принялся пороть его брюки.

– А теперь суньте руки в карманы.

Тоби представил себе ждущие его ужасные последствия, однако, когда он ответил, голос его был ровным.

– Вы хотите увидеть сына, – сказал он. – Было бы разумным понять, что моя помощь – ваш единственный шанс.

– Суньте руки в карманы, Тоби.

Тобиас подчинился и, медленно сунув руки в карманы, обнаружил, что дна у карманов нет, они обрезаны.

359

III"

– Не двигайтесь, – далее скомандовал Мэггс, затем тоже сунул свою руку в правый карман Тобиаса и быстро обвязал кисть его правой руки шнуром. Потом он то же проделал с левой рукой своего пленника.

– Не натягивайте шнур, – приказал Мэггс.

Но Тобиас не послушался и, потянув руки в стороны, почувствовал, что его кисти связаны между собой, как наручниками.

– Не натягивайте шнур, если не хотите, чтобы вам стало еще хуже.

Затем Мэггс, зажав нож в зубах, сам застегнул писателю брюки и помог ему встать на ноги.

Тоби, взглянув на лицо бандита, увидел, что тот, несмотря на нож в зубах, широко улыбался. А вынув изо рта эту помеху, Мэггс откровенно расхохотался.

– Посмотрели бы вы на себя. А ведь вы думали, что я отрежу вам кое-что.

Тоби стоял со связанными руками в карманах и понимал, какую жалкую и печальную картину он собой представляет.

– А теперь, – сказал Мэггс, – пересчитайте свою мелочь в карманах, Тоби, и убедитесь, что у вас есть ваш пенни с двумя фартингами в придачу. – Сказав это, он обнял Тоби за плечи и прижал его голову к своей груди, заставив вдохнуть в себя то, что навсегда останется для Тоби «запахом каторжника», запахом холодного соленого пота. – Пойдемте, ваша светлость, – ободряюще промолвил Джек Мэггс, – вы подсчитаете свои капиталы по дороге в Лондон.

71
{"b":"62","o":1}