ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мать: Ты не знаешь. (Женщине) Возвращайся через четверть часа.

Мать Агува: Дорогая кузина, вы мне выделяете всего лишь четверть часа? (Женщине). 20 минут.

Женщина: Госпожа сказала четверть часа. (Выходит).

Мать Агува: Я еще ей отомщу.

Мать: Почему бы и нет?

Мать Агува: А кто это?

Мать: Ты не знаешь. Ну, теперь рассказывай, в чем там у тебя дело, только чтоб было занимательно и увлекательно.

Мать Агува: Вы знаете, что мой сын - очень нервный, это из-за Вардочки. Он ведь ее любит и хочет на ней жениться, но пока он просто вне себя от нервного напряжения. Он не привык к разочарованиям. А Вардочка, может, еще через год согласится, и тогда у нее будет жених совершенно сломанный, так зачем ей это надо? Она его любит? Она выйдет за него?

Мать: Не знаю. Сказать по правде, я от вашего сына не в восторге.

Мать Агува: Да что вы говорите? Он послушный, он в полном порядке.

Мать: Да, но я от него не в восторге.

Мать Агува: Может, все-таки поговорите с Вардочкой?

Мать: Но как же я могу с ней говорить, если я от него не в восторге?

Мать Агува:А если я сама с ней поговорю?

Мать: Я вам не позволю оказывать давление на Вардочку.

Мать Агува: Какое еще давление? Я просто задам вопрос.

Мать: Нет.

Мать Агува: Ну, я вас больше просить не буду, в конце концов, я вас с детства знаю, если уж вы заупрямились, то ничего не поможет. А что, если я поживу здесь пока, на случай, если Вардочка даст ответ, так я сразу буду об этом знать и съэкономлю сыну долгие часы ожидания в напряжении?

Мать: Почему бы и нет? Проблема в том, что у тебя кожная болезнь пеллагра и мне будет неприятно, когда ты будешь вертеться у меня под ногами.

Мать Агува: Я буду гладенькая совсем. Найдите мне какую-нибудь должность неопределенную, чтобы я могла здесь вам прислуживать и в то же время чтобы у меня оставалось немного самоуважения, ведь мы же все-таки двоюродные. Пусть я буду вашей сопровождающей. Я повсюду буду с вами и вы будете мною довольны. Я ведь вас знаю, и ваши вкусы. Договорились? Прекрасно. А теперь мне надо только сыну позвонить, что я остаюсь здесь, в центре событий. Как здесь приятно, как просторно! Здесь, у вас происходит настоящая жизнь.

Мать: Ничего не поделаешь - раз уж нам выпало жить.

Картина 17

Коридор в доме Вардочки.

Учитель: Я - учитель французского. Вы очень симпатичная. Может, пойдем в мою комнату, я вам покажу мое французское такое...

Женщина: Госпожа послала меня подышать воздухом четверть часа.

Учитель: Почему бы и нет? Это займет не больше трех минут, и в это время вы сможете дышать, сколько вам будет угодно.

Женщина: У меня только что случилось большое разочарование, а вы меня тут призываете к новому.

Учитель: Ну почему же разочарование? У меня есть такая маленькая французская штучка. Я - человек легкий, люблю жизнь.

Женщина: Вы же готовы расплакаться в любую минуту.

Учитель: Госпожа, насколько я вежлив, настолько могу быть и грубым. Это для меня не проблема, посколько я, по сути своей, груб. Ну, пойдемте, пойдемте со мной в укромное местечко, я воткну в вас нечто маленькое, французское, твердое, так что вы будете кричать, а я - храпеть от наслаждения, а потом стану спокойным и вежливым, готовым к спокойному сну.

Женщина: Вот мое тело, видите? Мягкое, теплое, готовое. Вы чувствуете его запах? Так вот - вы его не получите! Ни вы, ни кто-нибудь другой. Только мухи. Не получите, не получите, не получите. Вы будете мечтать обо мне по ночам с раскрытым ртом, вскрикивать во сне, но не получите! Не получите, не получите, не получите! Спокойной ночи! Принесите мне стакан чаю! (Выходит)

Учитель: Опять чай!? Что вы все ко мне пристали с этим чаем? У меня там внизу все время выпирает зря, мне уже надоело, А тем временем, внутренние соки высыхают, и в конце концов все там заизвесткуется, как в старом чайнике. Что же это такое, господа? А? Что? Зря, зря я ехал в Париж.

Картина 18

Комната матери.

Женщина: Можно мне уже зайти?

Мать: Почему бы и нет? Эта закончила, и кто-нибудь другой, конечно, тут же начнет.

Женщина: Спокойной ночи! (Заползает под кровать).

Мать: Спокойной ночи!

Садовник (входит): Извините, что помешал.

Няня (внезапно появляется): Меня опередили. Все уже сказано, все обговорено. Спокойной ночи!

Мать: Слышал? Больше к этому не возвращайся.

Садовник: Мне есть что сказать, я рад, что мы одни.

Мать: Женщина, еще кому-то нужно быть со мной наедине. Иди еше погуляй. (Женщина вылезает из под кровати). Еще на 10 минут.

Женщина: Этот, видно, не очень важный. Всегод 10 минут ему дали.

Мать: Это садовник.

Женщина: А, пролетарии всех стран. (Выходит)

Садовник: Я не буду снова все отрицать, я только прошу вас забыть все это дело, будто и не было.

Мать: А на меня это никакого впечатления не произвело. Мимо ушей пролетело.

Садовник: Спасибо.

Мать: Однако это не значит, что я все забыла. Если у меня что засело в голове, так уж не вышибишь. А если нет - так нет.

Садовник: Я бы очень просил, чтобы нет. Я бы не хотел оставаться пристыженным в вашем сознании.

Мать: Я вас понимаю. И все же - если засело, так уж засело. (Садовник

Становится на колени и целует ей ногу). Ну ладно, твои глаза глядят снизу, спрашивают, надеются, пытаются выпытать мои желания. Знакомая картина. Когда-то у меня было больше радости в таких делах, это называется радость молодости. А теперь я сдержана. Ах, мои ноги, мои маленькие нежные ноги.

Отец (входит): Извините, я увидел свет.

Мать: Он продолжает искать свет. Спокойной ночи, садовник.

Садовник: Спокойной ночи! (Про себя).Я разбрасываю поцелуи по разным ногам...(Выходит).

Отец: Что он здесь делал? (Пауза). Надеюсь, я не помешал? (Пауза). Мы давно уже не встречались в ванной.

Мать: Ибо у нас сейчас двое.

Отец: Да. У нас, без сомнения, есть какой-то стиль жизни. В любом случае, у нас было несколько приятных минут там, в ванной, когда ты нагибалась, чистя зубы, а я подходил сзади и пел.

Мать. Было, было. Спокойной ночи.

Отец: Спокойной ночи.

Картина 19

Комната отца.

Отец: Когда я еще был маленький, мне посоветовали обзавестись каким-нибудь хобби, а я это пропустил мимо ушей. И только теперь я вижу, как они были правы. У человека должно быть хобби, ибо жизнь иногда так изнуряет, а у человека нечем ее заполнить, и он мотается по комнате, и рвет на себе последние волосы, Но если у него есть хобби, он может жить покойно, и волосы у него останутся на месте. И когда он видит, как к нему приближаются долгие , ничем не занятые часы, он немедленно начинает заниматься своим хобби, сидит себе, маленький, скрюченный, старательный, и вдруг он узнают, что изнурительные часы кончились, и тогда он выходит из своего хобби, потягивается, и вдруг уже время ужина.

Картина 20

Коридор в доме Вардочки

Учитель: Я учитель французского. Вы любите жить?

Мать Агува: Люблю, но по-своему.

Учитель: Замечательный ответ симпатичной женщины.

Мать Агува: Вы знаете, кто я?

Учитель: Замечательный вопрос.

Мать Агува: Я - кузина вардочкиной матери и мать ее возлюбленного.

Учитель: Замечательное определение.

Мать Агува: Так что со мной у вас ничего не получится

Учитель: Пардон

Мать Агува: Пардон -патефон.

Учитель: Нет, я все равно вами очарован. (Пытается ее обнять, получает пощечину). Но я - учитель французского.

Мать Агува: А я - кузина матери Вардочки и мать ее возлюбленного. Bonne nuit. (Выходит)/

Учитель: Ушла и оставила в воздухе движение своей задницы. Утро приближается, а я еще ничего не сделал. Я ведь так люблю женщин, я так не могу жить без них. В те редкие минуты, когда я не мечтаю о женщине, я вижу, как мозг мой пустеет, и каким ничтожеством я становлюсь, и я тут же пугаюсь, и снова конопачу мозг мыслями о женщине. Кто из них еще остался в этом доме? Никого. Пойду-ка я полистаю журналы с картинками, пока рассвет не наступил.

4
{"b":"62127","o":1}