ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Няня: Мне бы не хотелось, чтобы вы расстались с Вардочкой не уяснив, что вся ваша работа здесь была напрасной. И не то, чтобы она от вас взяла несколько расхожих французских фраз, этому она как раз научилась. Но когда она попадет в Европу, в компанию европейцев, вы там будете видны в очем слабом свете, если вообще будете видны. Нервный, провинциал, в сущности, который побывал когда-то в Париже, ухватил там несколько выражений, и теперь пытается продать их, в то время как его преследуют женские образы Вы понимаете? Вы понимаете, что никак не можете представлять французскую культуру? И что она вас не включает? Вы отдаете себе отчет, кто вы такой? Так я выгляжу в ваших глазах симпатичной, а?

Учитель: Разрешите мне удовлетвориться тем, что я люблю жизнь.

Вардочка: Однако позвольте мне заметить, что вы и не живете.

Учитель: Я знаю. Все-таки... Спокойной ночи.

Картина 27

Комната матери

Мать Агува: Вы просто убиваете моего сына, вы не даете нам продолжать наше семейство..

Мать: Тссс. В мире много девушек.

Мать Агува: Но мы хотим Вардочку.

Мать: Хотели.

Мать Агува: Дорогая кузина, не оставляйте меня, я вам еще пригожусь.

Мать: Забирай своего сына и возвращайся домой.

Мать Агува: Но ведь я же ваша сопровождающая.

Мать: Уже не нужно.

Мать Агува: Дорогая кузина, а что же мне делать?

Мать: Мир кишит женщинами, которые могут пригодиться. Их в мире, как грязи. Прекратите излучать энергию, прекратите вонять и потеть. Бери своего ребенка и иди домой.

Мать Агува: Да, не так я представляла себе жизнь моего сына. Я представляла ее богатой и насыщенной событиями. Я помню, в детстве мы играли вместе. А потом выросли и разошлись наши пути. Вы преуспели в жизни, а я нет. Дорогая кузина, я вас люблю.

Мать: Да.

Мать Агува: Я действительно вас люблю и обожаю.

Мать: Да.

Мать Агува: Я никогда с вами не расстанусь. Я страсть как хочу проглотить ваши большие и сладкие ноги.

Мать: Там мозоли.

Мать Агува: Я проголочу все. Но я хочу, чтобы мой сын получил Вардочку. Я хочу, я хочу, я хочу! Я смешная, да? Я маленькая смешная женщина. У меня в голове столько маневров, столько желаний. Мы с вами весь мир перевернем. Вы меня любите? Хоть немножко? (Пауза) . Я много лет жила одна - с сыном и с собаками. У нас в доме ничего не происходило, все происходило здесь.

Мать: Здесь тоже ничего не происходило. Это только издали кажется, что здесь люди обнимаются и веселятся, а в действительности ничего такого нет. Чешутся, зевают и идут спать. Спокойной ночи.

Мать Агува уходит .

Картина 28

Комната матери.

Мать: Женщина, прошло уже несколько недель с тех пор, как ты пришла, наш разговор все время откладывается, и я так и не поняла, чего тебе от меня надо. Моя дочка собирается уезжать, я занята, я устала, давай красиво распрощаемся и ты уйдешь.

Женщина: Вы меня загоняли под кровать и выпускали оттуда, загоняли и выпускали. Я не жалуюсь, я только подвожу итоги недели. Это было так утомительно.

Мать: Ты там моего кольца не находила?

Женщина: Нет.

Мать: Жаль, что я тебя не попросила залезть и под шкаф. Спокойной ночи.

Водитель (входит): Ты куда? Где ты еще намерена меня позорить? Какие еще раны ты мне намерена нанести?

Женщина выходит

Мать: Разумеется, сейчас, когда Вардочка уезжает, меня уже не интересует, что там между вами было. Да и что там могло быть? Глупости. Все из за скуки, развлекались, как сытые коты.

Водитель: Мы с нашими проблемами надоедаем не только вам. Когда мы стоим здесь и снова и снова с нашими просьбами, а они проходят мимо вас, как дуновение ветра по подолу ваших платьев, мы начинаем надоедать и сами себе. Вначале мы досадуем, и жалеем себя , что наши просьбы остаются без внимания, А потом наши просьбы повторяются, изменяются, и мы начинаем чувствовать смущение, и зуд во всем теле. Наши обвинения отызваются эхом в пустом пространстве, и кажутся нам самим такими пустячными, и мы уже начинаем стесняться сами себя, стыдим сами себя, и вот мы уже готовы поступиться, уйти, исчезнуть, провалиться сквозь землю, только бы вы забыли то, что мы говорили.Но вам -то нечего забывать, ибо вы ничего и не помнили, вы ведь нас и не слушали. . И мы выясняем, что несмотря на то, что нет никакого смысла . продолжать, уже поздно и прекратить, мы уже так глубоко погружены в наш стыд, что просто боимся той тишины, которая воцарится, когда мы перестанем говорить. И какая-то сила побуждает нас продолжать и мы снова и снова обращаемся к вам с просьбами, прекрасно понимая, что мы вам мешаем и всему миру мешаем, и что нам вообще жить не стоит, и что мы виновны и что мы загрязняем и что мы не ко времени и не к месту, но несмотря на все это мы продолжаем стоять и что-то просить у вас, и просить и просить, пока не иссякнут все наши силы и мы умираем и тогда наши сыновья занимают наши места и вечный этот хор продолжается. И вы видите нас, стоящих перед вами, поколение за поколением, целая история проходит перед вами, стоящая на коленях, грызущая себя на ваших глазах, хрипло требующая чего-то и ничего не получающая. Как это?

Мать: Я буду последней из тех, кто скажет тебе, что действительность не разочаровывает.

Водитель: Спокойной ночи! (Выходит).

Сцена 29

Комната матери

Учитель: Извините, если я больше не нужен в качестве учителя, я могу подавать вам чай.

Мать: Но вы ведь не официант

Учитель: Пока я был преподавателем, вы пытались превратить меня в официанта, а теперь, когда я предлагаю свои услуги в качестве официанта, вы говорите, что я не официант.

Мать: В этом прелесть нашего мира, не правда ли? Можно научить собак ходить на двух ногах, а человека - на 4 х. Искривить, искривить. Замечательный мир, не правда ли? Что? То, что снова доказывает нам

наличие Бога.

Учитель: Разрешите заметить, вы еще не опоздали искривить и меня. Я готов. Я ведь достаточно гибок и люблю жизнь. Возьмите меня и верните к жизни.

Мать: Боюсь, в этом нет необходимости. Да и сил у меня нет. Собирайтесь и уходите.

Учитель: Да. Но если вы все же решите, что я вам нужен - то я могу и люблю убирать квартиры - то вы найдете меня наверху, я буду собираться медленно и ждать вашего вызова. (Пауза). Я ведь и мужчина.

Мать: Спокойной ночи.

Учитель: Спокойной ночи. (Выходит).

Картина 30

Комната матери

Мать: Ты увидел свет и зашел?

Отец: Вардочка уезжает утром. Я остаюсь. (Пауза). Куки, Куки...

Мать: Не подходи.

Отец: Я не подхожу.

Мать: Не жди меня

Отец: Я не жду.

Мать: Не верь мне.

Отец: Я не верю.

Мать:И не смотри на меня. Не говори со мной. То, что я когда-то сказала, я не имела в виду, а то, что имела - не сказала. И не скажу. А если я и тоскую, то не по тебе , а по тому, чего у нас с тобой никогда не было. И у меня нет.

Отец: Короче - ничего.(Бормочет) Я бы хотел забраться под ее кровать и не выходить оттуда больше. Никогда никогда больше не вставать. Я бы ей показал. Я бы здесь валялся как собака и скулил бы до тех пор, пока бы мне на руках не отнесли в машину скорой помощи. Но этого, к счастью, я не могу себе позволить, я ведь не ее ребенок и нее ее собака. У меня есть обязанности и я должен оставаться на двоих и заботиться о своем виде. Таким образом, мне лучше смотреть на жизнь со стороны, как будто все это меня не касается. Так, по-моему, будет менее болезненно. Играть свою игру, играть ее хорошо - вот что мне осталось. А для этого я прошу у Бога покоя снаружи чтобы не было катастроф и злоключений. Перевороты - в Южной Америке. Войны в Африке. Забастовки - в Италии. Голод -в Индии, разумеется. Эпидемии - в Сирии и Ираке. Землетрясения - в Турции. А здесь , у нас - тишина и покой. Там, внутри - тоже. Все желания покрыты пылью. Осторожно - не вытряхивать! Когда то были какие-то устремления - не будить! Пусть себе отдыхают. Внути тишина и покой. Не кантовать! Пусть остаток жизни станет как тихая дрема с двух до четырех дня, когда все отдыхают в своих постелях и лишь с кухни доносится приятное бульканье чайника, а повар тихо и старательно трудится над .четырехчасовым полудником.

6
{"b":"62127","o":1}