ЛитМир - Электронная Библиотека

“Что-то ты крутишь, брат…” - поймал его на мысли Роберт, все еще отрицательно качая головой.

- Черт побери! - ударил по столу ярл, так, что стаканы подскочили и рассыпались по столу. - Летюга, сирена! Этих ты просто убил бы! Расценивай ее как… хм… русалку. Только не убивай. Привези сюда. Неужели ты всегда убиваешь своих жертв? - с досадой поморщился мужчина.

- Не всегда, - отозвался Роберт.

- Ну вот! - обрадовался тот.

Воцарилась тишина, нарушаемая только потрескиванием дров в камине, от которого исходило тепло в эту холодную ночь, ведьмак ощущал его на щиколотке. В голове стройным хором прыгали Боги, их дети и кони, а также лицо Ульрика, говорящего “Он надеется, что вам удастся невозможное”.

“Чистое самоубийство.” - Думал ведьмак. - “А с другой стороны… не говори “нет”, пока не попробуешь?…”

- Ну хорошо, - изрек, наконец, ведьмак. - Я посмотрю, чем могу быть полезен.

“Или сяду на ближайший корабль до Новиграда и уплыву обратно.”

- Я знал, говорил же я! - воскликнул ярл, победно глядя на своих починенных, которые обменивались мелочью, на которую, видимо, поспорили за решение Роберта. - Время позднее, приступите утром?

Ведьмак не посчитал нужным подтверждать.

========== Часть 2 ==========

Ночевал ведьмак в таверне, дверь которой милостиво отворилась, стоило тавернщику разглядеть в пришедших людей ярла. Все какая-никакая, а польза! И хотя лежак Роберту достался не из самых чистых и мягких, зато сюда, на чердак, не залетал ветер, а еще виднелось море через дырку, заделанную рыбьим пузырем. Дырка была небольшая, но ее вполне хватало для того, чтобы не прозевать рассвет.

Рассвет же порадовал ведьмака – еще не утих ветер, да снежинки не перестали танцевать в его ритме, а на востоке зарделась красная полоса. Она росла, толстела, словно набухая кровью, освещая пики горных вершин багрянцем, а затем лопнула, рассыпая лучи золота на мир. Ведьмак спустился и как раз решил позавтракать на свои скудные остатки крон (он пожалел, что так много наличности отсыпал капитану, и дело было вовсе не в жадности), когда заприметил мнущегося человека. Косясь на Роберта из под шапки, слезшей на глаза, мужчина вертелся за столиком неподалеку, то так, то эдак оборачиваясь и глядя на ведьмака. Когда же мужчина встретился с ведьмаком глазами и отступать назад было некуда, то быстренько встал и, прошагав по деревянному полу, сел на скамью напротив ведьмака, все еще дергаясь и комкая стянутую шапку.

- Слушаю, - спокойно отозвался ведьмак, откусывая кусок хлеба и запивая его простоквашей.

- Милсдарь… - умоляющим голосом проговорил мужчина. Ведьмак вдруг обратил внимание, что не все представители Скеллиге являли собой медведей в человечьей шкуре – этот крестьянин был таким же худосочным типом, как любой другой в Вызиме или Новиграде. – Не оставьте в беде. Тут, значит, дело такое… Сын мой кровный… кровинушка… в лес ушел. Три дня как. Не обернулся.

Ведьмак пожал плечами, не комментируя, так как рот его был занят.

- Не откажите в помощи, мы в долгу не станемся, - продолжал мужик.

- У вас есть, - ведьмак-таки умудрился проглотить еду, - веские основания нанимать на поиски сына ведьмака?

- Так это… конечно! Он к пещерам пошел, а там, знамо, водятся всякие гады земные и подземные. Да и горы близко. Сирены в последнее время больно распроказничались. Ежели… - ведьмак заметил, как островитянин сглотнул, опустил глаза, - тело найдете, то я б хоть похоронить его мог. Но сам пойду – погибель себе принесу. У меня три дочери и жинка. Не откажите, милсдарь!

Ведьмак вздохнул. Он не любил, когда на принятие решения давили жалостью. У каждого второго дома были жена и дети, но некоторым хватало такта не упоминать это всякий раз, когда необходимо было ведьмака нанять. С другой стороны, ради этого их и создали, ради этого выпустили в мир. Так чего же его так коробит всякий раз, когда им пытаются манипулировать таким образом?…

- Ладно, - кивнул он, наконец, добирая остатки простокваши ложкой. – Посмотрим, что удастся сделать. И далеко это место?

Сиянию лица островитянина мог позавидовать даже начищенный орен.

Оказалось, что пещеры, к которым собирался пойти Ойре – так звали молодого человека – находились в относительной близости от озера, которое ему указал ярл. Это стало очень приятным фактом, скрасившим настроение ведьмака – ему не хотелось нарезать крюки по окрестностям в разные стороны. Но первым делом он, конечно же, решил отправиться к озеру. Нужно было разведать обстановку и понять, с чем или кем ему предстоит иметь дело. Сборы затянулись до доброго полудня, и выехал ведьмак в тот час, когда солнце Скеллиге стояло ровно у него над головой, более того, оно умудрялось даже давать жар.

«Странная и переменчивая погода островов»… - подумал ведьмак, подгоняя Инея пятками.

Ведьмак ехал… и наблюдал. Стоило признаться, хоть он и не был поэтом, но красота северной природы странным образом коснулась его сердца легкими прикосновениями и тянула, тянула…. Луга зеленели травой, то тут, то там виделись пучки цветущих трав, их пряный запах дурманил, а жарящее солнце только усиливало аромат. Ели и сосны росли нестройными группками, создавая пролески, а местами даже целые леса. Между темнеющими стволами местами проглядывали белые шапки снега – это ветер, гуляющий между гор и пригорья, приносил с собой подарки сверху.

Ведьмак поднял глаза – на горизонте перед ним, куда ни глянь, простилался горный хребет. Казалось, он опоясывает Скеллиге, заключая замок в непреступные объятия. Снежные пики белели на фоне яркого синего неба, искрясь на солнце и не тая. Налетел ветер, зашуршали травы, напевая свою собственную песнь. Ведьмак поежился – втер с гор был холодным, качнул головой, признавая свое поражение перед лицом этой странной, такой притягательной, ледяной, и, в то же время, теплой природы, и подогнал коня.

Тропка, по которой он ехал, опускалась в пролесок. Под копытами коня зашуршали прошлогодние иголки и сухая трава. Ведьмак вдруг натянул поводья, остановил коня. Спешившись, он скользнул между елями. Ему показалось…

- Вот это новости! – потрясенно выдохнул Роберт, отодвигая траву и лапник. На него, покачивая нежно-розовыми лепестками на ветру, смотрел цветок, который очень редко встречался на территории королевств, а тут раз – и вот тебе, пожалуйста! Кажется, у него не было даже произносимого на человеческом языке названия. Пришлось задержаться, ведьмак со старанием откапывал корень – ценным был весь экземпляр. Странным было еще и то, что, хотя в тени лесов снег не желал до конца таять, лежал спрессованными глыбами, цветок этот выжил и нашел в себе сил вырасти.

Решив на всякий случай почаще осматриваться по сторонам, он продолжил свой путь по тропинке, что петляла между лесов и снегов, то выводя его на благоухающие поля, то заводя в еловые леса, то открывая шикарный – и опасный – вид с утесов. Вид этот потряс ведьмака о глубины души. Пришлось даже задержаться, рассматривая маленькие деревушки у подножия противоположных гор – крошечные строения, в которых, между тем, кипела жизнь. От этого вида захватывало дух… ведьмак глянул на солнце, катящееся в сторону гор и моря, и решил поторапливаться – в конце концов, тут он не последний день, еще успеет налюбоваться красотами природы.

Уже начинало темнеть, когда ведьмак заприметил вдалеке туманный овал озера. Оно располагалось между гор – как и многие низины, и сейчас было подернуто туманной пеленой. Решив, что в ночи рыскать не стоит, а выискивать мифических дев – и подавно, ведьмак расположился на ночлег в одной из сухих и пустых пещер, вход которой был удачно прикрыт от озера еловым частоколом. Согревшись от костра, ведьмак и не заметил, как задремал, прислонившись спиной о седло. Иней не возражал, стоя в углу, он пощипывал сухие пучки травы, которые Роберт припас для него в городе.

На утро ведьмак, запомнив место своего ночлега, медленно двинулся в путь. Озеро, как ни странно, все еще было покрыто туманом, не смотря на не столь уж ранний час. Густая дымка, словно пенка на молоке, застилала воду. Ведьмак выбрал местечко для наблюдения, не столь отдаленное, не столь близкое, откуда был наилучший обзор… вернее был бы, если бы не туман. Часы тянулись, подкралось время обеда, ведьмак приговорил припасы, но не заметил ни намека на валькирию или ее коня. Что было странно – если дева и прячется под этим туманным пологом, то скрывать коня под ним ей все время не удалось бы – животное выдало бы себя так или иначе. Так, как, например, это делал Иней – конь беззастенчиво требовал внимания Роберта, когда ему надоедало стоять. И тут еще и волки – им уже пришлось отбиваться один раз от непрошенных серых братьев, настроенных крайне враждебно по отношению к животному. Ведьмак даже не пытался успокоить их – что толку. Изголодавшиеся по мясу, они пытались обойти коня и человека с трех сторон. Роберт не позволил. Так что теперь он коротал время еще и за выделкой шкур – ночи на Скеллиге было холодными, а звериный мех отлично компенсировал этот недостаток… конечно, выделанный и тщательно обделанный, но пока что ведьмаку хватило и такого бы.

3
{"b":"621466","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца