ЛитМир - Электронная Библиотека

– И что из этого? – спросил он как ни в чем не бывало.

«Ты наконец-таки отпустишь меня на волю!» – подумала я, но не посмела произнести это вслух.

– Мне… мне нужны новые! – сказала, кусая губы. – Я закончила ту, что написал мой дед, но мне не хватает…

Назвала несколько, упомянутых Амброузом Райсом. Затем, сжав кулаки, сказала, что я сама… Сама поеду в Скалле – городок в нескольких верстах от Калинок – и закажу их в книжной лавке. Пусть небольшой, но шаг к свободе.

– Не говори глупостей! – поморщился отец. – В городе опасно. Приедет Лестер и привезет все необходимое.

Напрасно я пыталась его переубедить! Обещала, увещала… Даже испекла любимый ягодный пирог – на кустах возле коптильни созрела черная смородина – папа так и остался непреклонен. В городе опасно. На дорогах опасно. За воротами нашего дома опасно… Везде опасно, несмотря на то, что я отлично владела магией и в который раз поклялась выполнить все четыре правила семьи Райс!

Я давно знала их наизусть.

Ни во что не вмешиваться. Не показывать свои магические способности. Никому не доверять и ни в кого не влюбляться… Все и так ясно, яснее не бывает!

Насчет последнего пункта разобралась не сразу, но догадалась, когда стала постарше.

Мама, это все из-за нее!

Арита Райс, вот уже четырнадцать лет как Вейр… Ее имя привычно вызывало у меня отрывистую чреду воспоминаний. Ласковые руки, водопад темных волос, звучный грудной голос. Яркий шелк платьев, прохлада драгоценностей – в детстве мне разрешалось перебирать содержимое ее шкатулок. Мамин запах… Аромат цветов, которые, я долго искала в Калинках… Облазила все деревенские сады, но так и не нашла похожего.

Мама прожила в Калинках полтора года, затем сбежала в столицу. Говорят… В общем, я подслушивала. Арита Райс упала в ноги королю Ийседору, и тот милостиво разрешил бывшей придворной красавице и ее семье вернуться. Только вот отец не захотел переезжать в Изиль. Сказал, что там нечего делать, пока правит узурпатор, поэтому мама уехала в столицу одна.

Вернулась она через полгода. Тогда я снова пряталась в кладовке. Проделала маленькую дыру в защитном куполе с помощью магии Огня и снова подслушивала.

– Я выхожу замуж, Двейн! – произнесла мама безразлично. – Эммерих сделал мне предложение, и я согласилась. Мы с тобой все еще женаты, но между нами все давным-давно кончено. Уверена, ты не станешь портить мне жизнь.

Отец что-то промычал. Болезненно, умоляюще.

– Здесь я не останусь. Такая жизнь не для меня, – спокойно продолжала мама. – Я умру здесь, в этой грязи, среди… Среди этой скотины. Ты ведь не желаешь моей смерти?

Вновь несвязное бормотание.

– Мне нужен развод. Я привезла с собой нужные документы. – Положила несколько свитков на большой обеденный стол. – И вот еще, Амбер останется с тобой. Эммерих… – она все же запнулась, – не хотел жениться на вдове с ребенком. Пришлось сказать, что моя дочь умерла.

– Я, по-видимому, тоже, – наконец, подал голос отец, – раз ты теперь вдова. Что же за страшная болезнь нас скосила?

Уже тогда я знала, что маги мало болеют. Почти никогда.

– Двейн, прошу тебя! Хорошо, хорошо… Это была красная чума.

– Могла бы придумать что-то более правдоподобное, ты ведь когда-то была неплохой целительницей. Кстати, зачем тебе развод, раз уж мы стали жертвами… гм… сего забавного заболевания?

Дальше я уже не слышала, потому что отец заметил прореху в магическом поле.

Нет, он не наказал меня в тот день. Наверное, потому что мы с ним вместе умерли от чумы…

Мама уехала в столицу и больше в Калинках не появлялась. Мы же с отцом остались в деревне, и он научил меня всему, что знал. Я перечитала все книги по магии в огромной библиотеке – несметное сокровище, которое отец привез из городского особняка. Дядя Лестер навещал нас пару раз в месяц. Привозил продукты, гостинцы, новости. Он работал таможенным магом в порту Скалле, следил, чтобы торговый люд не мухлевал с королевскими пошлинами.

На этот раз тоже приехал как обычно в середине месяца и, неожиданно, меня поддержал.

– Я отвезу Амбер в Скалле. Двейн, даже и не вздумай мне возражать! А ты, – повернулся ко мне. На лице – хитрая улыбка. Они с папой были похожи – среднего роста, светловолосые, голубоглазые, плечистые. – Собирайся, Амбер! Возьми… Что там девчонки берут с собой в поездку? Только много не накладывай, коняшка у твоего отца совсем старенький! – Шайен пасся на нашем лугу на склоне. – Документы тоже захвати. Мало ли, проверки на дорогах. Сейчас везде проверки, – произнес задумчиво. – Двейн, ты слышал, что Имгор снова попытался захватить трон? И опять неудачно. Его войска разбили наголову, а самого схватили… На этот раз беднягу все-таки казнят!

Отец заупрямился, не хотел меня отпускать.

– Мы съездим с ней в Скалле, на ярмарку, а после завернем ко мне домой. – Дядя был на десять лет моложе папы. Женился он в прошлом году, и молодая жена ждала первенца. – Не вздумай мне перечить, Двейн! А ты беги, пигалица, – опять мне, – пока я не передумал! Твоего отца я быстро уломаю. Объясню ему, где у этой формулы катализатор!

Отец выглядел как никогда бледным, когда мы прощались. У него тряслись руки, а взгляд…

– Папа, но ведь я всего лишь на несколько дней! И Тисса за тобой приглядит, – пожилая служанка стояла в дверях, вытирая расшитым полотенцем крепкие, мозолистые руки. Я уже успела с ней попрощаться. – Не переживай, со мной все будет хорошо! И деньги я не потеряю…

На боку – кожаный мешочек с серебряными кругляшками, на которых – сердитый бородач с нахмуренными бровями. К экономии я приучена, а украсть деньги у Райсов мог разве что Высший Маг, которых в Центарине раз два и обчелся.

– Езжай уже, пока я не передумал! – отец порывисто меня обнял. – Лестер прав, засиделась ты в деревне! И помни… Обещай мне, Амбер!

– Да-да! – закивала я, задумчиво поглядывая на ухоженного, помолодевшего дядю Лестера.

Женитьба определенно была ему к лицу. Как мне найти папе ту, которая его полюбит, если он сиднем, день-деньской, сидит в своем кабинете?!

– Амбер! – напомнил о себе отец.

– Не вмешиваться, – начала я перечислять четыре правила Райсов. – Не показывать свои способности. Никому не доверять, кроме семьи. То есть только тебе и дяде Лестеру. Не влюбляться…

– Что?! – взревел его брат, и я захлопнула рот. – Чем ты забиваешь голову своей дочери, Двейн Райс?!

Мы еще раз обнялись с отцом на прощание, а на следующий день я уже прощалась с дядей Лестером.

Спешились на холме, одном из трех, на которых раскинулся Скалле – ратушная площадь, белые шпили колоколен, кривоватые деревянные дома вдоль узких улиц. Городок опоясывала широкая лента реки, по которой плыли корабли с пестрыми парусами. Викинги, нервные соседи Центарина, везли награбленное на городской рынок, откуда ушлые торговцы, скупая его за гроши, перепродавали уже в Изиле.

– Отправляйся в столицу, – сказал мне дядя. – Вот, возьми! – протянул запечатанный свиток. – Письмо отдашь тамошнему ректору.

– Тамо… Кому?! – от услышанного перехватило дыхание.

– Ректору Академии Магии, – произнес терпеливо. – Учиться тебе надо, Амбер, а не кормить комаров на болотах!

Комары вокруг нашего дома давно уже не водились. Перевелись раз и навсегда, когда отец активировал одно из придуманных им некромантских заклинаний.

– Но папа… Как я могу его оставить?!

– С ним все будет хорошо. Я за ним присмотрю, обещаю! Пожалуй, пришлю ему еще одну служанку, в помощь вашей Тиссе. Или же двоюродную сестру моей жены, – задумчиво добавил дядя. – Бедняжка осталась вдовой в совсем уж юном возрасте.

Я не собиралась никуда уезжать без разрешения отца.

– Он дал свое согласие, – невозмутимо заявил дядя Лестер.

– Не слышала ничего подобного! Он бы никогда в жизни меня не отпустил дальше Скалле, и то, только под вашим присмотром!

– Отпустил, и еще как! Вот, глянь…

Полез за пазуху, затем протянул мне свиток. Почерк отца я знала очень хорошо.

2
{"b":"621538","o":1}