ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Янушкевич Сергей Казимирович

День империи

ДЕНЬ ИМПЕРИИ

Часть первая

Полдень

Золотой век настал, господа.

На наших глазах с каждым годом растёт мощь Земной Федерации. С каждым новым шагом многократно усиливается её экономический, культурный и военный потенциал.

Это понимают ВСЕ и теперь я с полной ответственностью могу вам заявить - мы центр вселенной, совершенная и высшая модель развития цивилизации. Наше время пришло. Никто не может противостоять нашей силе и поэтому, в эту минуту я призываю вас к новым действиям.

Пора снова расширять наши границы.

Пора нести свет нашей великой цивилизации в другие, пока ещё, дикие и варварские миры.

Пора доказать наше совершенство всем тем кто в этом пока ещё сомневается.

Пора стремиться к новым, великим свершениям и тогда наши имена навсегда останутся в памяти наших потомков.

Из выступления министра пропаганды

сенатора Дольфганга Самерсета в стенах

высшего парламента Центраполиса.

16 мая.2114 г. Солнечная Система. Планета Земля - колыбель человеческой цивилизации.

Ночь...

Звёзды на небе... какие то словно умирающие и тусклые на фоне разноцветных городских огней и моря неоновой рекламы.

Музыка, смех, пьяные крики и рёв нитродвигателей. Запах дорогих духов и городских отходов. Запах блуда и какого то безумного ни на секунду не прекращающегося веселья. Сладостный и пьянящий запах загнивания, порока и разложения. Вокруг простирался город. Огромный, шумный и весь словно кружащийся в каком то диком, угарном карнавале. Город-колосс ошеломлял и восхищал своим блеском. Город-спрут намертво опутывал и душил любого в своих обьятиях. Город-вампир выпивал из человека все его жизненные соки, после чего, словно кучу тряпья, легко и цинично выбрасывал его на помойку. Город миллионов огней, сверкающих красавцев-небоскрёбов и тысяч рекламных щитов-голограмм. Город больших денег, свободных нравов и доступных удовольствий. Город Центраполис, ни много ни мало - столица Земли. Садом и Гоморра наших дней.

Плавно разошлись в стороны зеркальные двери ночного клуба. Вывеска-голограмма в виде ярких и пухлых женских губ напоследок изобразила улыбку и откуда-то сверху послышался чувственный, сладострастный голос:

-Спокойной ночи, мистер. Счастливого вам пути-и. И обязательно заходите ещё в наше прекрасное заведение.

-Непременно.

Человек снаружи лишь мельком взглянул на эту электронную улыбку-гримассу. Такую же бесстыжую, холодную и искусственную, как и всё в этом городе. Затем он сделал несколько быстрых шагов по тратуару и уселся за руль своего мотоцикла.

Кем он был таким? Кто знает. Обычный, поначалу ничем не отличающийся от миллионов других таких же людей. Крепкое сложение, рост чуть выше среднего, татуоровки на запястьях, налысо бритая голова. Вот только взгляд его был немного не таким как у всех. Всего то едва различимые - грусть и одиночество. В крупных городах большинство населения - это глубоко одинокие в душе люди, но здесь было что-то другое. Может быть он был самым одиноким и самым потерявшимся человеком во всём этом кишащем тридцатипятимиллионном городе-муравейнике.

Прежде чем включить двигатель, человек ещё зачем-то напоследок поднял голову вверх и посмотрел на звёзды.

Звёзды...

Они были такие же как и прежде. Когда-то в детстве он мог часами, не отрываясь смотреть на них. Как много времени прошло с тех пор. Сколько всего произошло и как всё переменилось. Наверное из всего, что он помнил, одни лишь только звёзды остались такими же как и прежде... непостижимыми, таинственными, холодными и манящими...

-Эй ты, придурок, мать твою! Решил, что можешь творить здесь всё что угодно,- зеркальные двери ночного клуба вдруг снова разошлись в разные стороны и наружу, тяжело дыша и размахивая на ходу бейсбольной битой, выбежал здоровенный громила в кавбойской шляпе,- Каждый день ко мне сюда приходят умники вроде тебя и начинают корчить из себя крутых. Вот только слабоваты вы все вместе будете рядом со стариной Фредди...

Короткий удар в челюсть оборвал его на полуслове. Громила с бейсбольной битой, как подкошенный, рухнул лицом в асфальт и, обхватив лицо руками, начал громко скулить выплёвывая на протуарь кровь и собственные зубы. Люди проходили мимо и громко смеялись. Им нравились такие зрелища. Этот город был жесток. Этот город всегда смеялся над своими неудачниками. Куда катится весь этот мир?..

Протяжно и размеренно взревел мощный нитродвигатель и скоростной мотоцикл, резко тронувшись с места, понёсся вперёд по оживлённым ночным проспектам. На дорогах был почти что самый час пик. Сотни машин, похожих на разноцветные яркие молнии, на огромной скорости, с рёвом проносились мимо. Вокруг кипела жизнь. Красочные голограммы на каждом углу рекламировали: спортивные автомобили-гибриды, бутики модной одежды и натуральные соки. Ярко светились и переливались всеми цветами витрины дорогих магазинов и вывески казино. По тратуарам слонялись целые компании вдребезги пьяных и обдолбаных подростков. Орущих песни и так, ради смеха, до смерти избивающих редких одиноких прохожих. Каждый в этом городе развлекался как мог. Да, впрочем, и сам город был одном сплошным огромным , безумным карнавалом. Крупнейшим центром развлечения почти что для целого континента. Как-то уж очень всё это было похоже на пир во время чумы. Или может даже пир перед началом конца.

Кто я? Что я? Что я делаю в этом мире? Какова моя цель? Для чего я вообще живу и зачем существую? Я не знаю... Я просто человек на мотоцикле. Я просто еду куда-то вперёд. Говорят, у меня нет будущего. Это верно. Только прошлое. Да и то, это прошлое, чем дальше, становится всё больше расплывчатым и нереальным. Когда-то я был другим. Я любил смотреть на звёзды и мечтать о чём-то хорошем. Таким я уже больше не буду никогда. Реальная жизнь оказалась совсем не похожей на мечту. Жизнь, судьба и какой то непонятный злой рок очень долго и сильно били меня по голове и из наивного мечтателя вылепили жестокого и недоверчивого циника. Что я делаю терерь? Просто мчусь куда то вперёд на огромной скорости. Может это попытка убежать от самого себя? Не знаю... Кто я вообще такой? От прошлого, кроме смутных воспоминаний, мне осталось только лишь одно имя. Меня зовут Виктор Морган и я уже совсем потерялся во всём этом огромном, безумном мире.

Постепенно высокие сверкающие небоскрёбы по сторонам начали сменятся домами попроще. Здесь как раз заканчивался городской центр и начинались обычные серые пригородные трущёбы. Где-то под самым ухом вдруг жалобно запищал встроенный навигатор.

-Администрация города и полицейское управление, ради вашей собственной безопасности, настоятельно рекомендуют вам избегать района известного как "Маленький Рио". Скажите место своего назначения и компьютер укажет вам более удобный и безопасный объездной маршрут.

Ну вот... это был уже совсем другой город. Совсем рядом с престижным и сверкающим Центром расположилась настоящая помойка, заселённая бездомными, всех мастей проходимцами и отбросами общества. Старые, покосившиеся кирпичные здания, словно привет из прошлого века. Костры на улицах. Ржавые мусорные контейнеры, ставшие домом для сотен бродяг. Обгоревшие груды металлолома на обочинах, когда-то очень давно бывшие автомобилями. Выбитые окна и заколоченные двери. А также мелкие наркоторговцы, дешёвые проститутки и мрачные, озлобленные типы с о стволами или ножами в карманах, поджидающие этой ночью очередных жертв. Да... этот город на самом деле был полон контрастов.

Немного впереди довольно внушительная группв людей бесцеремонно перекрыла собой движение на одном из перекрёстков. Смех, крики, облако табачного дыма, рёв дюжины мотоциклов и яростные звуки, бьюцего из динамиков, хард рока. Так оно и есть - дорожный тотализатор, запрещённые и весьма опасные для жизни гонки с неплохими ставками. Едва только Виктор приблизился к этой толпе, как навстречу ему тотчас бросился толстый и низкорослый тип с длинными волосами и заплетённой в косу бородой.

1
{"b":"621699","o":1}