ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Где-то в первом десятилетии XXI века Руби Гольденберг заполучила важного новообращенного – одного из очень богатых, но теперь выдохшегося (в его-то пятьдесят!) пионера компьютерной революции. Она открыла перед ним новой смысл жизни и поставила задачу, которая вновь пробудила его творческое воображение. Он обладал средствами и, что даже важнее, личными связями, чтобы оплатить эту новую пробу своих сил.

Проект был весьма прост: воплотить в электронной форме три Евангелия нового Корана, но это только для начала – версия 1 (общедоступная). Далее следовал вариант в диалоговом режиме, предназначенный только для тех, кто продемонстрировал неподдельный интерес к вере и желает перейти к следующей ступени. Правда, версию 2 (ограниченного пользования) можно было так легко скопировать, что вскоре появились в обращении миллионы «пиратских» модулей – как раз это и входило в намерения пророчицы.

Совершенно иной была версия 3. Защищенная от копирования, она саморазрушалась после единичного использования. Атеисты шутили, что эта версия представляет собой «святыню», и без конца строили предположения о ее содержимом. Было известно, что она содержит пакет ВР-программ, позволяющих краешком глаза заглянуть в хрисламский рай, но только извне…

Ходили слухи – ничем, правда, не подтвержденные, несмотря на неизбежные «разоблачения» противников из числа вероотступников, – что существует, по-видимому, «святая святых», версия 4. Предполагали, что она работает на новейших моделях Мыслителя и «неврологически зашифрована» таким образом, что иметь к ней доступ может только тот, для кого она предназначена. А незаконное ее использование якобы приводит к необратимому умственному расстройству, возможно, даже к полной невменяемости.

Какую бы технологическую поддержку ни использовал хрислам, пришло время для новой религии, вобравшей в себя все лучшее от двух своих древних предшественниц (при существенном влиянии еще одной даже более древней – буддизма). И все же пророчица могла бы никогда не добиться успеха, если бы совершенно независимо от ее воли свою роль не сыграли еще два фактора.

Во-первых, так называемая революция «холодного расплава», которая неожиданно положила конец веку природного топлива и на срок жизни почти целого поколения разрушила экономику мусульманских государств – до тех пор пока израильские химики не возродили ее под лозунгом «Нефть для пищи, а не для огня!».

Во-вторых, постоянное снижение морального и интеллектуального статуса христианства, которое взяло свое начало (хотя веками это осознавали лишь немногие) еще 31 октября 1517 года, когда Мартин Лютер приколотил свои девяносто пять тезисов против индульгенций к вратам Виттенбергской церкви. Его дело продолжили Коперник, Галилей, Дарвин и Фрейд, а кульминацию ознаменовал прогремевший скандал, связанный с рукописями Мертвого моря, когда окончательное рассекречивание долго скрываемых свитков открыло миру, что евангелический Иисус – вымышленная личность, вобравшая в себя черты и события жизни трех, а то и четырех человек.

Но coup de grace[2] был нанесен из самого Ватикана.

Глава 17

Энциклика

– Ровно четыре столетия назад, в 1632 году, мой предшественник папа Урбан VIII совершил ужасную ошибку. Он дал разрешение осудить своего друга Галилея за учение, которое сегодня известно как фундаментальная истина, – о вращении Земли вокруг Солнца. Хотя церковь и извинилась перед Галилеем в 1992 году, это страшное заблуждение нанесло ущерб ее нравственным устоям, от которого она так никогда полностью и не оправилась.

– Теперь, увы, пришло время признать еще более трагическую ошибку. Из-за своего упорного сопротивления планированию семьи с помощью искусственных средств церковь погубила миллиарды жизней и, по иронии судьбы, понесла основную ответственность за содействие распространению греховного аборта в среде тех, кто слишком беден, чтобы обеспечить детей, которых их принудили вытолкнуть в этот мир.

– Эта политика поставила человеческий род на край гибели. Явная перенаселенность привела к тому, что планета Земля лишилась своих ресурсов, а загрязнение окружающей среды достигло глобальных масштабов. К концу XX века это стало ясно всем – и все же ничего не было сделано. Да, без конца проводились конференции и принимались решения, но за этим следовало слишком мало реальных действий.

– Сегодня давно ожидаемый – и с надеждой, и с опасениями – научный прорыв грозит превратить кризис в настоящую катастрофу. В декабре прошлого года весь мир рукоплескал профессорам Салману и Бернштейну, когда им вручали Нобелевскую премию по медицине. Но многие ли прервали аплодисменты и задумались над социальными последствиями их работы? По моей просьбе Папская академия наук только что провела такой анализ. Выводы единодушны – и неизбежны.

– Открытие супероксидаз, которые могут замедлять процесс старения посредствам защиты ДНК организма, было причислено к величайшим триумфам наравне с расшифровкой генетического кода. Теперь скорее всего продолжительность здоровой и активной человеческой жизни может быть увеличена по крайней мере на пятьдесят лет, а возможно, и более! К тому же нам обещают, что курс обработки супероксидазой будет относительно недорогим. Таким образом, хотим мы этого или нет, будущее за энергичными долгожителями.

– В Академии мне сообщили, что обработка супероксидазой продлит также и детородный возраст на тридцать лет. Выделенные на это средства пускаются на ветер, особенно в свете последних гнетущих неудач ограничить рождаемость призывами к воздержанию и использованию так называемых «естественных» способов…

– В течение нескольких недель эксперты Всемирной организации здравоохранения связывались со всеми ее членами. Поставлена задача – часто обсуждаемая, но так и не решенная, если только не вмешательство войны и эпидемии чумы, – как можно быстрее приостановить прирост населения. Даже этого может оказаться недостаточно; пожалуй, нужен отрицательный прирост населения. Для нескольких следующих поколений семья с одним ребенком скорее всего станет нормой.

– Церковь достаточно мудра, чтобы не бороться с неизбежным, особенно в этой резко изменившейся ситуации. Вскоре я издам энциклику, которая будет содержать указания по этому вопросу. Я мог бы добавить, что она составлена после подробных консультаций с моими коллегами далай-ламой, главным раввином, имамом Магометом, архиепископом Кентерберийским и пророчицей Фатимой Магдалиной. Они полностью со мной согласны.

– Многим из вас, знаю, будет нелегко – и даже мучительно – принять то, что деяния, некогда заклейменные церковью как греховные, теперь должны стать вашим долгом. Однако в главном учение церкви неизменно. Как только плод жизнеспособен, его жизнь священна.

– Аборт – преступление, таковым всегда и останется. Но теперь ему больше нет оправдания, как нет в нем и никакой необходимости.

– Благословляю вас всех, где бы вы ни находились.

Иоанн Павел IV, Пасха 2032 года, по каналам связи Земля – Луна – Марс.

Глава 18

Экскалибур

Это был величайший из научных экспериментов, поскольку он проводился в масштабах всей Солнечной системы.

Своими корнями «Экскалибур»[3] уходил в странные времена почти забытой холодной войны – сейчас, действительно, в это уже трудно поверить, – когда две ядерные супердержавы противостояли друг другу, потрясая оружием, способным уничтожить саму основу цивилизации, а возможно, даже угрожающим существованию человечества как биологического вида.

С одной стороны баррикад располагалось нечто, называющее себя Союзом Советских Социалистических Республик, которое, как впоследствии обожали указывать историки, может быть, и было советским (что бы это ни означало), но уж никак не союзом, ни социалистическим, да и ни республикой. По другую сторону были Соединенные Штаты Америки – это название значительно более точно отражало реальность.

вернуться

2

Смертельный, решающий удар (франц.).

вернуться

3

Огромный импульсный радиолокатор, питаемый энергией ядерных взрывов.

16
{"b":"6217","o":1}