ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Краснов-Левитин Анатолий

Топот медный

Анатолий Краснов-Левитин

ТОПОТ МЕДНЫЙ

"И во всю ночь безумец бедный

Куда стопы ни обращал,

За ним повсюду Всадник Медный

С тяжелым топотом скакал"

А. С. Пушкин

"Топот медный" слышит за собой каждый человек от рождения до смертного часа. Тяжелый топот Медного Всадника - Государства. Медный топот слышит сейчас за собой Русская Православная Церковь.

Было время - "тяжело-звонкое скаканье" раздавалось впереди: русское духовенство, цепляясь за конский хвост, бежало за государством.

Но свершился суд: ныне государство гонится за церковью. Медные копыта грозят ее растоптать.

О том, что написанные выше слова - не метафора, а реальная жизнь, говорит огромное множество фактов. В своих предыдущих статьях мы приводили примеры того нажима, которому подвергается Церковь.

До сих пор мы, москвичи, знали обо всех этих мерзостях лишь понаслышке. Но скоро мы все это, кажется, увидим. Мосгорисполком, под предлогом реконструкции, решил снести древний храм Петра и Павла у Преображенской заставы*. Три тысячи подписей под петицией с протестом против этого постановления показалось слишком малой величиной деятелям столицы - храм подлежит закрытию.

Не лишним будет сказать, что предлог, который выставляют власти, звучит как грубое издевательство: станция метро, которая должна быть построена на этом месте, может без всякого ущерба быть поставлена на сто метров дальше на совершенно пустом месте - но почему-то понадобилось снести ценный памятник старины, находящийся под охраной государства.

Наконец А. А. Трушин (уполномоченный Совета по делам Православной Церкви по Москов-ской области) многозначительно обещает: "Через несколько лет все подмосковные церкви будут закрыты".

Мы начали статью пушкинскими стихами. Заключим этот раздел Некрасовым:

"Кажется, трудно отрадней картину

Нарисовать, генерал".

* Снесен в 1964 году.

I. Формирование научного мировоззрения и атеистическое воспитание

Мы говорили об очень низменных, прозаических вещах - о гонениях на религию, имеющих место в нашей жизни.

Об этом мы говорили и со многими антирелигиозными деятелями. Надо сказать - наши собеседники не любят этой темы: правда, они не отрицают приведенных нами выше фактов, но они, однако, объясняют их случайностями, местными перегибами и т. д. Они предпочитают заниматься высокими теориями. Ну, что ж, поговорим о теории. Тем более, что у нас есть для этого подходящий повод: совсем недавно был напечатан доклад Л.Ильичева на пленуме Идеологической комиссии при ЦК КПСС и выступления ряда крупных советских деятелей по этому докладу.

Попробуем разобраться в этих документах, имеющих первостепенное значение для антирелигиозной пропаганды в нашей стране.

Итак, перед нами доклад Л. Ильичева.

На первый взгляд этот докладчик производит странное впечатление: докладчик все время ратует за "научное мировоззрение". Во имя этого мировоззрения он призывает вести борьбу с религией.

Тщетно было бы, однако, искать в докладе точную формулировку - что именно является научным мировоззрением и чем оно отличается от ненаучной. Правда, в одном месте доклада (Журнал "Наука и религия" стр. 6-10) указывается на ряд великих научных открытий последнего времени; однако, докладчик вынужден признать, что "современные церковники" их не отрицают. Наш поборник науки объявляет это "коварными уловками". Однако, это ровно ничего не объясняет. Факт остается фактом: есть множество людей, которые принимают все научные достижения нашего времени и все-таки остаются верующими людьми. Получается заколдован-ный круг: научные открытия отрицают религию, а религия их спокойно принимает и все-таки остается религией (антинаучной идеологией).

Докладчик беспомощно мечется по этому кругу, так и не находя из него выхода.

И тем не менее термин "научное мировоззрение" буквально пронизывает весь доклад. Получается, как в эпопее М. Горького "Жизнь Клима Самгина". Там, как известно, через весь роман проходит образ "гибнущего мальчика" и каждый раз, когда упоминается о мальчике, всплывает фраза: "А, может, мальчика-то и не было?"

Поскольку Л. Ильичев не дает никаких критериев научности или ненаучности - законен вопрос: "А, может, мальчика-то (научного мировоззрения), в его докладе и не было?"

Но придем на помощь Л. Ильичеву: попробуем за него сформулировать, что именно является критерием научности. Критерием научности является соответствие или несоответствие того или иного положения объективной реальности. Так система Коперника отражает действительное положение вещей в природе, поэюму она научна. Система Птоломея не отражает действитель-ного положения вещей в природе, поэтому она не научна.

Критерием научности является также установление закономерностей. Наука потому и наука, что она в потоке случайных, хаотических, разрозненных явлений устанавливает определенную взаимосвязь и обнаруживает детерминизм явлений (их закономерность) .

Когда Момзен устанавливает целый ряд социальных, экономических причин, вследствие которых Римская Империя неминуемо должна пасть, он строит свои рассуждения на научной основе. Когда же А. С. Пушкин замечает (в полушутливой форме), что если бы нос Клеопатры был бы длиннее, может быть, судьба мира была бы другой, - он исходит из случайности и его рассуждение является поэтому антинаучным.

Научное мировоззрение должно быть последовательно и логично, ибо где закономерность, там и последовательность; сумбурность и непоследовательность - родные сестры случайности. Закон всемирного притяжения последователен: если тела притягиваются друг к другу с силой, прямо пропорциональной их массам и обратно пропорциональной квадрату расстояния между ними, земля должна притягивать к себе не только яблоки, но и луну, а Солнце должно притяги-вать к себе землю и все другие планеты нашей системы. Ньютон был в своих рассуждениях последователен, а поэтому научен. Всякий, кто признавал бы притяжение яблок и отрицал бы притяжение луны землей был бы непоследователен, а поэтому ненаучен. Подойдем с этими критериями к атеистическому мировоззрению и попытаемся проверить его научность. Начнем со второго положения: можно ли, оставаясь строго на базе атеистического мировоззрения, говорить о наличии закономерности в природе и жизни?

Открываю книгу. Передо мною строчки, написанные рукой талантливейшего, правдивей-шего атеиста - предельно искренние строки: "Без сомнения, история может продолжаться миллионы лет. С другой стороны, я ничего не имею против окончания истории завтра. Мало ли что может быть! Энкиева комета зацепит земной шар, геологический катаклизм пройдет по поверхности, ставя всё вверх дном. Какие-нибудь газообразные испарения сделают на полчаса невозможным дыхание, - вот вам и финал истории". Слова эти принадлежат А. И. Герцену, цитирую я их по книге Иванова-Разумника "О смысле жизни" (С.Петербург 1908 г. стр.272).

А вот какой комментарий дает к этим словам сам Иванов-Разумник - также глубокий, честный, вдумчивый атеист. "...Но эта истина (герценовское положение о случайности мироздания), как она ни проста, не умещается в головах объективных телеологов: стоило бы очень развиваться три тысячи лет с приятной будущностью задохнуться от какого-нибудь сероводородного испарения! - возмущается Галахов, - как же вы не видите, что это нелепость?"

"Удивительные, право, люди, эти телеологи! Каждый Божий день на глазах у них происхо-дит подобная нелепость: каждый день какой-нибудь камень разбивает голову человеку - и тут они не спрашивают себя: стоило ли человеку развиваться двадцать лет с приятной будущностью случайно попасть под падающий с крыши камень?... Смерть человека нелепа и все-таки человеческая жизнь имеет субъективный смысл, гибель человечества не менее нелепа - и всё же жизнь человечества субъективно осмыслена. Надо только понять, что никакой объективной цели в будущем нет, что цель в настоящем и всё остальное приложится" (Там же, стр. 272-73).

1
{"b":"62175","o":1}