ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осенних листьев багряный костер

Ольга Андреева

1

Золотая осень правила бал в городе, и Парк Технического Университета не был исключением. Ясное вечернее небо расплавлял огненный закат, и последние лучи солнца, рассеиваясь в быстро наступавших сумерках, придавали деревьям, обступавшим дорожки, таинственный вид. О том, что это питерская осень, напоминал лишь стылый холод октябрьского вечера, пробиравший сквозь шерстяное пальто.

Лена поежилась и подула на замерзшие руки, в который раз за последние полчаса упрекая себя в забывчивости. Перчатки остались дома, но это обнаружилось лишь тогда, когда до дома было уже далековато. Она засунула руки в карманы и беспомощно огляделась кругом. Редкие прохожие-такие же, как она сама, собачники, да влюбленные парочки в окружающих сумерках казались для нее лишь силуэтами. Проклятая близорукость не позволяла разглядеть их четче, а очки Лена надевала только на работе и дома-привычка, укоренившаяся с детства, когда она страшно стеснялась прослыть в школе за «очкарика», и сколько бы мама с ней не ругалась по этому поводу, все было напрасно…

«Пора домой, а то сейчас стемнеет окончательно» — промелькнула в голове здравая мысль. Лена еще раз огляделась по сторонам, нахмурилась и позвала:

— Рони, Рони! — где-то неподалеку зашуршала опавшая листва. «Куда подевался этот паразит?» — подумала она и снова крикнула:

— Рони, ко мне!

Вдоль дорожек загорелись фонари и, прищурившись, Лена разглядела, как маленькое черное пятнышко летит к ней, не разбирая дороги. Внезапно на дорожку, откуда ни возьмись, вышла кошка, уже через минуту пожалевшая о своей опрометчивости, ибо пес, не сбавляя скорости, резко свернул в ее сторону, и с громким лаем промчался по грязной луже. Похоже, он забрызгал какого-то прохожего, так неудачно подвернувшегося ему на пути, потому, что в следующую секунду к возмущенному лаю прибавилось не менее возмущенное восклицание. Человек, лицо которого Лена так и не разглядела, обернулся в сторону убежавший в кусты собаки, затем посмотрел на нее и возмущенно фыркнул:

— Что же вы, барышня, за своей собакой не следите? Она мне все брюки грязью забрызгала!

— Не «она», а «он» — машинально поправила Лена, гадая, почему у собеседника такой странный выговор.

— Она, он, оно… Мне какая разница?! Если Ваша собака не умеет себя нормально вести, тогда водите ее на поводке! — незнакомец, похоже, начинал закипать.

— Извините, но вообще-то здесь многие гуляют без поводка, и если не моя, то любая другая собака… — она близоруко прищурилась, силясь разглядеть лицо собеседника

— То есть, я еще и виноват? — он, казалось, не ожидал такой наглости.

— Нет, но иногда нужно хорошенько подумать, прежде чем надевать светлые брюки осенью! — поморщилась Лена. «Вот урод! Отчитал меня, словно девочку…»

— А Вы наглая… — каким-то непонятным тоном проговорил ее собеседник. То ли раздумывал, как ее стукнуть побольнее, то ли поражался такому хамству… Но Лена не обратила на это никакого внимания. Она обошла незнакомца и повернулась к кустам, где исчез ее любимец.

— Рони, домой! — скомандовала она и заливистый лай, наконец, стих. В кустах показалась мордочка черного скотч-терьера, который с победоносным видом прошествовал к своей хозяйке, виляя хвостом.

— Что, разбойник? Снова загнал кота на дерево? Вот нарвешься когда-нибудь на барсика порешительнее и получишь когтями по носу — стала отчитывать пса Лена. — Поделом тебе будет.

— Вву! — ответил ей тот и подпрыгнул.

Она обернулась и заметила, что незнакомец все еще никуда не ушел и смотрит в их сторону. Ей, почему-то, стало неприятно. «И чего это он пялится? Давно бы уже шел по своим делам!»

Словно услышав ее мысли, он развернулся и пошел прочь. Лена подождала, пока незнакомец скроется за поворотом и тоже зашагала в ту сторону, мечтая побыстрее оказаться дома, заварить себе горячего чая, выкурить «Glamour pinks», принять ванну и… И, пожалуй, лечь спать. Сегодня же воскресенье, и завтра ей предстоит выйти на работу.

— Ну, вот и кончился мой отпуск, не успев начаться. Везет тебе, дружок. Ты сидишь дома днями напролет. А я за эти две недели уже успела отвыкнуть от «любимой работы»! Как я не хочу туда идти, ты бы только знал! — Лена поглубже засунула руки в карманы и ускорила шаг, то и дело дергая за поводок: идти домой Рони явно не хотел, а потому демонстративно обнюхивал каждый кустик на своем пути.

— Давай-давай, не надо мне тут забастовок устраивать! — поморщилась Лена, в очередной раз оттаскивая скотча от приглянувшегося тому боярышника. — Мы идем домой…

Через полчаса, продрогшая и уставшая, она открывала дверь своей небольшой квартирки. Лена переехала сюда около года назад, но все никак не могла привыкнуть к тому, что это ее жилье. Ежемесячный платеж по ипотечному кредиту, съедавший добрую половину зарплаты, правда, недвусмысленно напоминал, что в ближайшие десять лет это жилье она сможет считать своим лишь условно, однако радовало уже то, что никто ее внезапно отсюда не попросит.

Лена поставила чайник, покормила пса и закурила, глядя на ночной город, раскинувшийся за окном. Ей сразу стало теплее и, как-то спокойнее, что ли… Конечно, привычка, как ни крути, вредная, но бросить она, пока не могла, хоть и стаж небольшой-всего-то пара лет…

Опять некстати вспомнилась та история с ее бывшим. Ведь с него-то и начались все ее злоключения, влюбилась в него тогда, как кошка, держалась за эту влюбленность, а что осталось? И не вспомнить ничего хорошего. Ничего не осталось от той любви, кроме горечи, боли, привычки курить да Роньки.

Олег ворвался в ее жизнь стремительно, перевернув с ног на голову устоявшийся мирок, в котором были ее мама, сестра, учеба, друзья и увлечение фотографией. Просто, однажды подошел в ночном клубе к компании девчонок, в которую в тот день затесалась Лена. Собственно говоря, идти туда она не планировала, просто в последний момент ее вытащила младшая сестра, ибо одной ходить по дискотекам мама девице семнадцати лет запретила. Она поддалась на уговоры, а потому в тот, как выяснилось, далеко не прекрасный вечер, стояла у барной стойки и наблюдала за тем, чтобы Олеська не слишком налегала на алкогольные коктейли.

— Позвольте угостить, барышня? — раздался сзади приятный мужской голос. — А то, смотрите, как другие пьют…

— Я не… — она хотела сказать, что не пьет, но обернулась, заглянула в задорные карие глаза и поняла, что пропала.

И не сказать, что он был ах, какой красивый. Нет. Но что-то в нем притягивало Лену словно магнитом. То ли стать, то ли ямочки на щеках, а может и вовсе хитроватый прищур и выражение лица змея-искусителя. Лена растерянно поправила неизменные очки, отчаянно краснея и понимая, что представляет из себя в данную минуту жалкое зрелище.

— Да не стесняйтесь, для такой милой девушки никакого коктейля не жалко! — продолжал увещевать тот. И даже не два ей слова сказать, крикнул бармену — Эй, друг! Две «пина-колады», пожалуйста. — потом добавил, обращаясь к ней — Меня, кстати, Олегом зовут, а Вас?

Олеська и ее подружки, наблюдавшие за этой сценой, дружно пооткрывали рты. Ну еще бы! Среди такого цветника юной красоты, выбрать девчонку с отнюдь не самой выдающейся внешностью, да еще и на целых три года старше их! Парень, однако, не обратил на это никакого внимания.

Потом они пили «пина-коладу», болтали обо всем, смеялись… Под конец вечера Лене стало казаться, что они знают друг друга уже тысячу лет. Да к тому же, у них обнаружилось общее хобби-фотография, общие вкусы в музыке, и даже любовь к жареной картошке оказалась одной на двоих.

Вот только, как потом оказалось, этого совсем не достаточно, чтобы два человека жили долго и счастливо…

Лена вздохнула, потушила сигарету и навела себе горячего шоколада из пакетика:

— Да здравствуют здоровые привычки! — она приподняла вверх чашку и состроила Роньке забавную рожицу. — И к черту хандру: осень-отличное время!

1
{"b":"621814","o":1}