ЛитМир - Электронная Библиотека

Наблюдая за происходящим с трибуны для наложниц (с превосходным обзором – видимо для того, чтоб другие девушки хорошенько запомнили урок), я инстинктивно потерла рукой шею, увешанную ожерельями. В империи Рейвус не было практики публичных казней, и уж тем более таких варварских.

Впрочем, империи Рейвус теперь точно так же не было. А я больше не являлась ее кронпринцессой. У меня отныне не было ни титула, ни имени, ни какого-либо политического веса. Единственное, чем я все еще оставалась ценна, это редкий цвет волос, делавший из меня желанную побрякушку. И теперь этой побрякушке оставалось лишь ждать, когда владелец захочет поиграть с ней.

Быстро взяв себя в руки, я бегло осмотрела периферийным зрением других девушек. Их было много – столько, что на глаз не сосчитать. Но благодаря обрывкам разговоров смотрителей гарема я уже знала, что женщин в нем живет более трех тысяч, с разных уголков галактики. Одни – сохранившие типичный фенотип выходцев с Земли, другие – те, чьи фенотипы более или менее радикально изменились за бесчисленные века, что их предки провели на колонизированных планетах. Была одна замеченная мельком девушка, показавшаяся мне представительницей расы, зародившейся за пределами этой галактики.

Причем большинство из этих женщин даже не видели султана иначе, как мельком, поднося ему еду и напитки, когда тот наведывался в гарем. А то и вовсе лишь с трибуны, на мероприятиях вроде этого. Такие выполняли в гареме роль обычной прислуги, обхаживающей сотни наложниц и фавориток султана.

Что ж, есть шанс на то, что во всем этом разнообразии Сулан быстро забудет обо мне, переключившись на девушек, лезущих из шкуры вон в попытках выбить для себя положение получше. Вопрос был в другом: как при всем этом раскладе действовать лично мне?

Пока я раздумывала, взгляд зацепился за девушку, стоявшую у самого края трибуны для наложниц. Красивую, стройную, с золотистыми волосами до бедер, и необычайно светлой персиковой кожей. Судорожно сжимая пальцами юбку из небесного шелка, она что есть силы закусывала губы и остекленевшими глазами смотрела на казненную наложницу.

А праздник тем временем продолжался! Закончив приветственную речь, султан покинул трибуну, и заиграла музыка. Толпа, собравшаяся под стенами дворца, пустилась в радостные пляски, угощаясь едой, которую бесплатно раздавали на улицах. На вечер обещали фейерверки…

Но мне предстоял другой «фейерверк», и я это прекрасно понимала. Ведь это даже казалось вполне логичным: завершить для себя праздник в честь покорения соседней империи, изнасиловав девятнадцатилетнюю принцессу той самой империи, поступившую этим утром в твой гарем.

Вскоре смотрители вывели меня с трибуны для наложниц и сопроводили в баню. Хоть этим утром, оказавшись во дворце, я уже имела возможность помыться, но день был долгим, насыщенным и жарким. Султану же традиционно следовало подавать на блюдечке только свежее тело, пахнущее душистыми маслами.

Изучая традиции других имперских дворов, я знала, какие царят здесь, в Остваре. В частности – традиции отношений между султаном и его гаремом. Потому была в курсе того, что красиво одетая наложница должна подождать под дверью, пока султан войдет в свои покои и ляжет в постель. А после на коленях подползти к нему от входа, поцеловать ковер и ублажать своего властителя.

Однако смотрители меня удивили. По особому распоряжению Сулана местом, куда меня отвели, были не его личные покои, а одна из спален. И там меня оставили в одиночестве, приказав ожидать, пока у султана появится на меня время.

Когда дверь покоев закрылась за смотрителями, я несколько секунд неподвижно стояла на месте, а после начала наматывать круги по комнате. Рука как-то сама ухватилась за один из сочных фруктов, лежавших в вазе на столе. И перебирая пальцами по его упругой кожуре, я поняла, что невыносимо голодна. Ну конечно, ведь с самого утра было столько суматохи, которая, вперемешку с волнением, напрочь отбивала аппетит.

Умяв сладкий фрукт (оказавшийся, к моему приятному удивлению, без косточек), я сразу же взяла второй и надкусила его.

…Как вдруг скрипнула дверь.

От него веяло силой, властью, могуществом и непоколебимой уверенностью в себе. Я ощутила это сразу, еще до того, как обернулась и увидела его. Эта волна непобедимой моральной мощи врезалась в мою спину и заставила задрожать, выпустив душистый фрукт из рук. Наверное, если бы я не успела проглотить откушенный кусочек, то просто подавилась им. Каждая фибра души в ужасе ощущала, что за моей спиной зверь! Страшный, опасный зверь, от которого нужно срочно бежать подальше!

Вот только мне не было куда бежать, и я все так же не имела никаких прав. Потому оставалось лишь слушать гулкие шаги, с которыми этот безжалостный хищник приближался ко мне.

Наконец решившись обернуться, я встретилась глазами с красивым мужчиной тридцати семи лет. Гладко выбритым, черноволосым и смуглым. С волевыми чертами зрелого лица, темно-синими глазами и тонкой линией губ, изогнутых самодовольной ухмылкой. От него едва уловимо пахло смесью эфирных масел, одно из них – похоже, сандал. Кажется, присутствовала нотка можжевельника.

Ничего не говоря, мужчина грубо коснулся пальцами моего подбородка, до боли сдавливая нежную кожу, и с нажимом провел по пухлым губам подушечкой большого пальца – ухоженного, но в то же время жесткого, сухого. Глядя на меня сверху вниз, султан плавно просунул палец в мой рот, и с чувственным удовольствием начал водить ним по скользкому язычку.

– Соси его, – спокойно приказал он, и я, вздрогнув, повиновалась, напрягая губы.

Плотно обхватив ними палец, на коже которого ощущался призрачный привкус винограда, я принялась посасывать его, подстраиваясь под движения руки султана.

– Неплохо, – хмыкнул Сулан Параншу, когда его палец выскользнул из моего рта и спустился немного ниже, оставляя влажный след от слюнок на подбородке и шее, до ключиц и того места на предплечье, где покоилась бретелька откровенного платья из лилового шелка.

А в следующий миг, резко сжав плечо сильными пальцами, султан притянул меня к себе, захватывая губы агрессивным поцелуем! Настойчивым, глубоким, полным желания. И это самое желание я прекрасно ощущала сквозь ткань его штанов, когда он прижался ко мне бедрами. Словно яростный волк, мужчина ухватился зубами за мою губу и до боли прикусил ее, чтобы тут же слизать выступившие капельки крови.

Я решила, что он прямо сейчас разорвет на мне одежду и изнасилует! Но нет. Так же неожиданно, как и набросился, султан отстранился, довольно глядя на растерянную девушку перед собой.

Его рука, будто змея, скользнула по моему предплечью, сбрасывая с него бретельку платья, и властно потянула за нее, обнажая упругую грудь с затвердевшими сосками. Словно оценивая, мужчина провел пальцами по маленькой розовой ягодке, играясь с ней.

Впрочем, эта игра не продлилась долго. Легко и быстро управившись с простой застежкой, султан расстегнул лиф, но не стал стягивать его до конца. Так же, как не стал снимать юбку с разрезами во всю длину, под которой не было нижнего белья. Наступая на меня, мужчина заставил сделать несколько шагов назад и упереться бедрами в большую высокую кровать. На которую меня, схватив за бедра, тут же усадили, разводя ножки.

Тяжело дыша, я всхлипнула, ощутив пальцы султана, коснувшиеся меня меж ног.

– А ты знаешь, что те фрукты, которые приносят для наложниц в спальни – мощнейшие афродизиаки? – коварно прошептал мужчина, легко двигая подушечками по увлажнившейся плоти. – Действуют в считанные минуты. Хотя обычно моим наложницам не нужны такие глупости. Они сами текут от одной только мысли о том, что я выбрал их и проведу с ними ночь. Но ты ведь у нас новенькая, так что сделаю поблажку с оглядкой на это, – выдохнул он, резко просовывая в меня палец! – И все же жаль, очень жаль, что из-за какого-то идиота-солдата мне не досталась твоя девственность. Я ведь так люблю забирать ее… – горячо прошептал султан, второй рукой резко схватив меня за горло! – Но все же, малышка, я постараюсь трахать тебя так, чтоб наверстать упущенное и хоть немного компенсировать эту несправедливость, – выпалил он в мои губы, снова их кусая, и одновременно добавляя в меня еще два пальца!

2
{"b":"622298","o":1}