ЛитМир - Электронная Библиотека

Константин Костенко

Смерть Брежнева

Действующие лица

Стас.

Жэка.

Арканя.

Мурзик.

Отец Стаса.

Мать Стаса.

Ректор.

Сотрудник КГБ.

Света.

Илзе.

Бога.

Психиатр.

Мужчина среднего возраста.

Славик.

Тамара.

Марина.

Девица.

Дяденька.

Пожилой рабочий.

Молодой рабочий.

Действие происходит в 1982 году, октябрь и первая половина ноября.

Политехнический институт, мужская уборная. Утро

Здесь Стас, Жэка и Арканя. Сидя на подоконнике и дымя сигаретами, Стас с Арканей передают друг другу бутылку вина, отхлебывают из горлышка. Жэка погружен в сборку кубика Рубика. Рядом брошены ученические сумки.

Арканя. Кислятина!

Стас. Ркацители. Белое сухое, девять-тринадцать оборотов.

Арканя. Это как, знаешь, анекдот. Два грузина просыпаются. «Вай, Кацо, слущай, бащка трещит, ест что похмелиться?» – «Нету, дорогой». – «А там щто в бутилках?» – «Это ми нассали, Вано, ночью». – «Ну тогда налей мне сто грамм Минасали!» Жэка, вкиряй. Будешь?

Жэка. Не хочу.

Арканя. Боишься, алкоголь разрушит клетки твоего мозга?

Жэка. Алкоголь не разрушает клеток мозга, это заблуждение.

Арканя. Спасибо, теперь я спокоен.

Жэка. Он всего лишь замедляет рост новых. И голова по утрам болит из-за того, что сжимается мозговая оболочка. В результате обезвоживания. Сам мозг нечувствителен, это всего лишь белое и серое вещество.

Стас. Глянь, насколько опаздываем.

Арканя (взглянув на часы). Десять минут лекция идет. Успеем. Кстати, о мозге. Брежнев, такой, стоит на Олимпийских играх перед спортсменами, держит бумажку и читает: «О! О! О!..» Секретарь рядом шепчет: «Леонид Ильич, это олимпийские кольца, текст обращения ниже».

Стас. Ты его уже несколько раз собрал и разобрал. На фига делать это снова и снова?

Жэка. Ищу алгоритм сборки.

Стас. Нашел?

Жэка. Кажется, да. На нижней грани нужно собрать «крест» из квадратов одного цвета. То же самое на прилегающих гранях, из квадратов других цветов… Я мог бы написать руководство по сборке.

Арканя. Так давай, дерзай.

Жэка. Может быть. Я подумаю.

Арканя (давит окурок, подает Стасу). Стас, держи.

Стас. Зачем?

Арканя (снимая ботинок). Фильтр достань.

Стас. На фига?

Арканя. Достал? Ватный?

Стас. Да.

Арканя. Клево! Подпали с одной стороны, чтоб заплавился.

Стас подносит к фильтру горящую спичку.

Задуй. Теперь прислоняй сюда, к каблуку. Сбоку. Берем спичечный коробок… Прижимаем… (Прижимает грань спичечной коробки к остаткам горячего фильтра на каблуке.) И ждем.

Стас. Слушайте, мы на пару собираемся или нет?

Арканя. Что у нас первое?

Жэка. Электротехника.

Стас. Волынец «неуд» влепит. Достаточно полчаса не появиться.

Арканя. Теперь зырьте! (Надев ботинок, поджигает спичку об каблук.) Клево? В каком-то кино видал. Не помню, кто… Тоже вот так козырно спички об каблук зажигал.

Стас. «Убийство лысого в подвале»?

Арканя. Ага. «Пустым мешком по голове». На той неделе на хате всей толпой собрались, прикиньте…

Стас. Что за хата?

Арканя.…Ирка Тромбоцит подкатила…

Стас. Арканя, ты вроде с ней завязал. Ты сказал, она тебя заманала.

Арканя.…пятнадцать палок ей за ночь бросил.

Жэка. Да ты половой гигант!

Стас. Что, серьезно? Пятнадцать?

Арканя. Не верите? Да я запросто любой биксе могу пять-шесть палок кинуть, не вынимая! На что спорим?

Жэка. И как ты нам это докажешь?

Стас. Действительно, как?

Арканя. Не верите? Думаете, вру?

Стас. Ладно, успокойся, верим.

Жэка. Мы теперь тебя так и будем звать: половой гигант.

Арканя. Подкалываете? Да мне пофиг. (Рисует что-то на стене.)

Стас. Чей фломастер?

Арканя. Мэйд ин Джапан. Мицубиси. Говна не держим. Никак на минет не могу ее прикатать.

Стас. Тромбоцита?

Арканя. Знаете, как Михась одну биксу раскрутил?

Стас. Как?

Арканя. Элементарно, Ватсон. «Если бы, – говорит, – у тебя был член, я бы тебе пососал».

Стас. И что она?

Арканя. Ничего, согласилась.

Стас. Что, так просто?

Арканя. Ага.

Стас. Что там рисуешь?

Арканя. Моя бывшая, Иришка Тромбоцит. Вот так она передо мной ночью лежала, вся такая голенькая… Ее козырные ноги с ляжками… Смачные буфера…

Стас. Ты мандень ей поперек нарисовал. Это что, так было задумано?

Арканя. Да? А как надо? Забыл.

Жэка. Да, чувак, силен ты в анатомии!

Стас. Половой гигант.

Арканя. Да пошли вы! Я ж просто прикололся. Она же типа Тромбоцит. Ну вы понимаете. Что, не верите?! Короче! Фиг с ней. (Заштриховав рисунок, что-то пишет.)

Стас. Давно не видел, чтобы кто-то вот так, запросто написал на стене слово «хуй». В этом что-то есть.

Жэка. Это аббревиатура.

Стас. И что она означает?

Арканя. Не знаю, еще не придумал. Слушайте. Брежнев, такой, сидит у себя в кабинете. Стучат. Он, такой, достает бумажку, читает: «Кто там?» Я допью? Всего глоток остался.

Стас. Пей и пойдем. Волынец сейчас замудохает. Старый садюга.

Входит Мурзик, их ровесник. Скользкие, глистные повадки и при этом змеиный немигающий взгляд. На рукаве красная повязка с надписью «Дежурный».

Арканя (с брежневской интонацией). Кто там?

Стас. Мурзилка. Мурзик, ты в туалет?

Арканя. Пописить пришел.

Жэка. Он не просто Мурзик, он ответственный за дисциплину в стенах института. Видите, у него на рукаве красная тряпочка.

Мурзик. Вам известно, что пара давно идет?

Арканя, приставив к губам бутылочное горлышко, имитирует звуки горна.

Жэка. Ты пришел нам об этом сообщить? Спасибо.

Стас. Можешь быть свободен.

Мурзик. Вы что тут, выпивали?

Арканя. Кто выпивал, о чем ты?

Стас. «Ркацители», детский напиток.

Жэка. Средство для очищения крови от токсинов и радиоактивных веществ. Ты не знал?

Стас. Он член ВЛКСМ, ему не положено знать такие вещи.

Мурзик. Ждете, чтобы я доложил о вашем поведении ректору?

Арканя. Только попробуй.

Мурзик. Я не понял, Гутник, ты мне угрожаешь?

Жэка. Ну что ты, тебе показалось. Мы уходим.

Арканя. Бутылку оставляем. Можешь сдать ее как стеклотару.

Стас. Получишь свои двадцать копеек, купи газету «Пионерская правда»…

Арканя.…прочти и вытри ей жопу.

Жэка. Или лучше подтирайся, как Гаргантюа, молодыми гусятами. Уверен, тебе понравится. До встречи на электротехнике.

Приятели уходят. Оставшись один, Мурзик рассматривает бутылочную этикетку, затем, запрокинув голову и раскрыв рот, пытается выцедить из бутылки хотя бы каплю.

Политехнический институт, коридор. Утро

На стене ряд портретов: члены Политбюро ЦК КПСС, в центре Брежнев. Мимо идут Стас, Арканя и Жэка, останавливаются напротив «портретной галереи».

Арканя. Может, ну ее на фиг, а? Никуда не пойдем.

1
{"b":"622536","o":1}