ЛитМир - Электронная Библиотека

В оформлении обложки использована фотография Guillaume Bolduc без названия с сайта https://unsplash.com (https://unsplash.com/photos/S2sWHoVZF8s)

Пролог

За прошедший день пятно месторождения номер три расползлось еще на метр, и из земли сочился нехороший, все усиливающийся холод, а за окном висела густая морозная дымка, мешающая рассмотреть даже парковку напротив. Отопление шпарило на максимальной мощности, но из углов все равно веяло неприятной свежестью. С каждым днем промедления становилось все холоднее. Во Временном городке жили, в основном, строители, переезжающие с месторождения на месторождение, и их дети были привычны ко всему; но что будет, когда пятно доползет до ближайшего постоянного поселения, я боялась даже думать. От мысли, что промедление вызвано проектным бюро, становилось совестно.

Мне. Не топографу.

– Вот, видишь? Съемка еще позавчера была согласована, – назидательно ткнув пальцем в яркую пометку в нижнем углу голограммы с изображением городских улиц, сообщил Некрас. – Ничего я менять не буду! Подумаешь, один разнесчастный столб… да их тут почти три сотни!

– А именно этот выбивается из ряда и явно вычерчен не там, где должен быть, – терпеливо сказала я, проведя прямую вдоль линии уличного освещения. Спорный столб предсказуемо остался в стороне, посреди будущего газона. – И стоит аккурат на пути проектируемого магопровода.

– Так уведи трассу в сторону! – начал сердиться топограф. – Компенсатор вон сделай!

Я подняла взгляд от спорной съемки, скептически уставившись на него. В красках представила, как объясняю ему, почему этого делать не стоит, и, содрогнувшись, ограничилась спокойным, но очень упрямым:

– Компенсатор нужен в середине участка. Вот здесь.

Некрас явно с трудом сдерживался, чтобы не обрисовать мне необходимость компенсатора в каком-нибудь анатомическом отверстии. Пока воспитание побеждало.

– И что? Сделай еще один вокруг столба!

– Ты хоть представляешь, насколько это удорожает проект?! – возмутилась я.

– А у тебя есть все основания, – нахально заявил Некрас и выразительно постучал пальцем по значку согласования, отчего тот подернулся недовольной рябью.

Теперь уже я подумывала обрисовать ему компенсатор в непредусмотренном анатомией месте. Еще один. И камеру с дополнительной опорой.

– Успокойтесь, оба, – флегматично вставила Любовь Казимировна, обматываясь толстым шерстяным шарфом. – Завтра выйдет Малуша Путиславовна, зададите ей вопрос, как быть. Толку от ваших бесконечных споров? Собирайтесь лучше. Через полчаса отопление выведут на дежурный режим, и вы здесь вдвоем к голографу примерзнете.

Тут она была права. Если уж мы не могли решить вопрос между собой, следовало дождаться начальства. Но мне не давал покоя все ускоряющийся темп роста месторождения.

Когда проектное бюро получало задание, залежи морозили только крошечное озерцо в пяти километрах от поселка Малые Буйки. А теперь, месяц спустя, – пятно расползлось почти втрое против прежнего и останавливаться явно не собиралось. А ведь спроектировать магопровод мало – его еще нужно построить, подключить и пустить в эксплуатацию, прежде чем месторождение прекратит расти и угрожать урожаю…

До фаталистически-спокойного отношения Любови Казимировны к подобным вопросам мне явно не хватало еще лет тридцати-сорока стажа, и я, хоть и послушалась ее совета и стала собираться домой, все-таки решила заодно проехать по спорной улочке Временного городка, чтобы своими глазами посмотреть, где же на самом деле стоит этот разнесчастный фонарный столб.

У проектного бюро своего климатического купола не было, и по дороге до автосаней я успела знатно окоченеть – а кабина, как назло, промерзла насквозь, и даже усиленная печка прогрела ее отнюдь не сразу. Снаружи быстро темнело. Из-за морозной взвеси в воздухе казалось, что над городком восходит три луны разом, и вокруг каждого зажегшегося фонаря расходился призрачный световой ореол.

Дорога до нужной улочки заняла меньше четверти часа, но до спорного столба я так и не добралась, резко затормозив в самом начале.

Вообще говоря, благодаря своей специфической профессии я уже неоднократно видела мужчин в сугробе. Для Временных городков, где большинство рабочих трудится на износ, это, увы, совершенно нормальное явление. Правда, обычно мужчины в сугробах все-таки не задерживались – особенно в сорокаградусный мороз. Незнакомец же явно провел в снегу больше, чем того требовал здравый смысл.

Улочка, разумеется, оказалась пустой – в районе планируемой прокладки магопровода старались ничего не строить, не арендовать, а уж жить здесь могло прийти в голову только временным рабочим, в которых пока что не было нужды.

Если бы я наткнулась на пьяницу за пределами холодного пятна, точно не стала бы помогать. Человек сам пустил свою жизнь под откос, у него всегда есть возможность все изменить. Но у этого парня уже через полчаса начнутся проблемы даже с возможностями, поэтому я, чертыхаясь, выскочила из нагретого салона автосаней и неуверенно подошла к сугробу.

Спиртным не пахло.

На похлопывание по щекам незнакомец не реагировал, а я, присмотревшись, быстро оставила лишние физические воздействия и, примерившись, волоком потащила его в автосани. В спине почти сразу что-то хрустнуло. Я быстро выпрямилась, безрезультатно потирая поясницу через толстую шубу, и замерла.

В сугробе, аккурат под головой парня, уродливым пятном лежал темно-красный лед. Я снова безнадежно чертыхнулась, выпустила свою добычу и полезла за переговорником. Мне повезло: Беримир, хоть и был на выезде, уже освободился и сразу снял трубку.

– Только не говори, что опять простыла, – устало вздохнул он вместо приветствия.

Я не сдержала нервный смешок и честно описала своего найденыша – включая цвет льда под его головой.

– Его вообще можно было двигать? – растерянно спросила я.

– Ну, вообще не стоило, – флегматично сообщил Беримир. – Кто ж его знает, вдруг что проломлено? Но сейчас, по совести, если ты его оставишь на улице, помощи он все равно уже не дождется, так что поймай кого-нибудь более подходящего, нежели хилая проектировщица, и пусть его затащат куда-нибудь… только не сразу к печке! Пусть отогревается постепенно, потихоньку. И не вздумай растирать!

– Само собой, – растерянно отозвалась я, оглядываясь. Кого-либо более подходящего, нежели хилая проектировщица, на улице не было в принципе. – Что делать с легким обморожением, я знаю.

– Вот и умница, – похвалил Беримир, как будто во Временном городке можно было найти хоть кого-то, кто не знал, что делать с обморожением. – Как твоего найденыша допрут до ближайшего дома, позвони еще раз и скажи, куда ехать. Я заеду ближе к утру, а то сейчас поступил срочный вызов в шахту. Там прорыв, так что это наверняка надолго.

– Поняла, – пересилив растерянность, кивнула я.

Рванувшая шахта с доброй сотней рабочих – куда важнее, чем один потеряшка. В автосанях есть охотничьи лыжи, приобретенные специально для ходьбы по месторождению, и их вполне можно использовать вместо волокуши, а вот потом придется поднапрячься, чтобы перетащить парня на выдвигающийся пандус для детских колясок, встроенный в заднее сиденье. Но это, по крайней мере, реально выполнить – в отличие от попыток волочь находку на своем горбу или искать кого-нибудь в помощь в десятом часу посреди незаселенного района!

Распланированные действия отняли прилично времени, но по их завершению я все равно не могла представить, что делать дальше.

Везти его в стационар? После прорыва в шахте там, должно быть, мест даже в коридоре нет. Дежурный врач развернет меня с порога и будет прав: рабочие важнее.

Ждать Беримира в автосанях? Найденышу-то в салоне самое то, а вот для меня честные плюс двенадцать (уж на что хватало печки) на несколько часов – гарантия той самой простуды, которой врач опасался с первых слов. Да и что потом? В стационар парня даже Беримир не пристроит. Он подчиняется тем же распоряжениям, что и дежурный врач: жизнь профессионалов своего дела всегда приоритетнее, чем неизвестно кого, шатавшегося посреди смены где-то на задворках города.

1
{"b":"622771","o":1}