ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Елена Лапшина

Всякое дыхание

Елена Лапшина родилась в 1970 году в подмосковном Фрязине.

Окончила экономический факультет Московского лесотехнического института. В 2003 году вступила в Союз писателей Москвы.

Публиковалась в московских литературных журналах: «Новый мир», «Октябрь», «Дружба народов», «Арион», «Кольцо А», «Литературная учёба», «Дети Ра»; и в зарубежных русскоязычных: «Интерпоэзия» (США), «Иерусалимский журнал» (Израиль), «Радуга» (Украина), «Крещатик» (Германия). Автор двух поэтических книг – «Вымани Ангела» (совместно с поэтессой Ольгой Ивановой) и «В невесомой воде». Обе книги вышли в издательстве «Летний сад» (Москва, С.-Пб.).

«Чуть ли не поговоркой стали строки Ахматовой: «Когда б вы знали из какого сора растут стихи…», – кто станет спорить? Но, открыв для себя стихи Елены Лапшиной, я удивился. Какой еще «сор»? Ее стихи растут из музыки, вернее – из музыкальных сфер. Библейский мир, в первую очередь – ветхозаветный, с его небесной и земной твердью, с раем и адом – несомненная реальность, в которой живет поэзия Елены Лапшиной. Словно ненароком вернулся к нам звук серебряного века русской поэзии (одна из её7 ипостасей – духовная). Поэт живёт, как все, реальной жизнью, но то, что любит, во что верит – для него высшая реальность.

Еще до Форума в сборнике Елены Лапшиной «В невесомой воде» я «споткнулся» об стихотворение «Я не помню – зачем-то просили плясать Саломею». Оно, я уверен, прямо просится в антологию. Если стихи Грибоедова легко разобрать на цитаты, то попробуйте вырывать строки Лапшиной из контекста! Это как раз тот случай, когда целое не имеет частей… Поэтический дар Лапшиной несомненен – ее стихи серьезны, ее мир многомерный, не каждому дано так органично совместить в себе живую жизнь с жизнью родной речи и вековой культуры человечества. Простота и сложность, вызов и смирение, откровенность и тайна. В современном хаотическом развитии русской поэзии Елена Лапшина счастливо незатронута никакой тусовочной модой, никакими внешними требованиями. Она себя не ищет, она уже нашла…»

Кирилл Ковальджи
Сборник Форума молодых писателей России
«Новые писатели» (2007)

«Лирика Лапшиной тихая, богобоязненная. Возвышенная, но не скатывающаяся до банальности. Поэт чаще вышептывает слова, чем говорит в полный голос. Таковой и должна быть духовная поэзия – тихая до робости, почти пугливая, обращенная с вопросами не столько к Небу, сколько внутрь себя, и, не приведи Бог, лишенная горделивого пафоса, торжественной фанфарности.»

Евгений В. Харитонов
«Дети Ра» (2006)

«Она «тихий» автор, если понимать под этим не отсутствие темперамента, а сдержанность и прозрачность слога. (…) Стихи Лапшиной, хотя и неровные, отличаются удивительным для современной поэзии целомудрием, смирением и внутренней силой. Причем во всем этом не поза – чувствуется реальное жизненное делание, живая «душа».

Дмитрий Полищук
«Новый мир» (№8/2005)

«Диапазон поэзии Лапшиной – от любовной до духовной лирики. Здесь нет формалистических изысков, фонтанирующих метафор – здесь есть предельная женская искренность, следующая лучшим традициям Серебряного века. (…) Книга Елены Лапшиной – это дневник, покаяние и молитва одновременно. Читать её можно, только если вы готовы сопереживать автору – искренне и от души. Тогда именно с вами автор будет откровенен.»

Андрей Коровин
«Современная поэзия» (№ 1/ 2007)

«Елена Лапшина – поэтесса хорошая, и её главный плюс – в чувственности. (…) Ей удаются религиозные стихи. Они тоже чувственны (как ни странно звучит это определение в отношении к поэзии ортодоксально-христианской, да еще и православной).»

Кирилл Анкудинов
«Три рецензии» (2008)

«Принцип Лапшиной: обозначить детали, назвать то, что вокруг, описать обстановку и спектр – по описанию мы догадаемся: это – любовь. (…) Поиск осмысленности переходит в новую фазу, духовные искания определены восстановленной иерархией мира: искомый адресат лирики – Бог. Адресат земной выступает в качестве проводника, резонатора смыслов и слов, обращенных к небесному; вехи восхождения из мира дольнего в горние сферы совпадают с вехами, узловыми точками развития любовной интриги. (…) Лапшина фиксирует здесь момент, точку, когда на подступах гибель всерьёз. Ощущение конечности мира заостряется всё сильнее, любовь уже не спасает. Человек остается один на один с разломом в собственной душе…»

Елена Погорелая
«Новый мир» (№ 11/2007)

«Поэзия Лапшиной, конкретная, плотная, реалистическая, соотносящаяся возможно с техникой Нонны Слепаковой или Кудимовой, отличается от них мощной энергией неманифистируемой веры. Христианская культура и традиция освещает слишком кон-9 кретный ландшафт ее поэзии согревающим светом переставляющего акценты чуда, в котором, на самом деле, оказывается плотность мира.

Писать на «христиансткую тему» занятие довольно-таки рискованное, потому что для него мало только веры и мастерства, нужна еще необычность взгляда, какое-то нарушение перспективы и спонтанность изложения. У Лапшиной эта спонтанность присутствует – в широком дыхании, в захваченности природой, в распеве. А что касается нарушения геометрии – вместо него заявлены сила, прямота и та самая чистота, которую в Китае еще называли «чэнь» – искренностью, наполняющей деревья, реки, горы, и, если повезет, самого поэта. Вне ее поэзия – духовная, а какая еще? – не совершается. Поэзия Лапшиной – совершается и в этом, и в чисто изобразительном смыслах. Она полна энергии и чувства дистанции, без которой сама энергия делается бесформенной.

Я рад был читать стихотворения и дышать их свежей и сильной атмосферой, на вкус – предгрозовой.»

Андрей Тавров
(2009)

«Через целую жизнь – отгордившись грехами отцов…»

Через целую жизнь – отгордившись грехами отцов
и наделав своих, – наконец принимаю сиротство.
Чёрно-белые карточки милых моих мертвецов
в неопрятном альбоме теряют портретное сходство.
Я вас помню не так… Я за вами иду по пятам.
Вы такие, как есть, – это мой коленкор изменился.
Призакроешь глаза – и как будто проснулся не там.
И как будто не жил, а кому-то навязчиво снился.
В подмосковье весна – захолустному снегу каюк,
мать-и-мачеха прёт, и на Пасху такая отрада!..
Улетевшие птицы, ну как там обещанный юг?
А у нас тут земля проседает, корёжа ограды.
За любой недогляд плотяное пуская на слом,
землеройствует жизнь… Но порою привидится снизу,
будто небо меня задевает своим подолом —
я тихонько лечу, ухватившись за синюю ризу.

«Поскрипи, поворочайся, ляг на живот…»

                             Поскрипи, поворочайся, ляг на живот.
                             Чуть сморило и вот:
                             чу! – мышиный обход,
                             комариное соло над ухом плывёт,
                             кто-то певчий из сада зовёт.
                             И скрипичным концертом тревожат сверчки.
                             Со смычками в ладу
                             покачнутся в саду
                             георгинов испанские воротнички
                             и стреляют люпинов стручки.
                             Отдохни от забот, позабудь урожай.
                             И на лунном полу —
                             полуночном балу —
                             стань на цыпочки, девочка, воображай —
                             закружи, завораживай – не возражай! —
                             продолжай, продолжай, продолжай…
1
{"b":"622829","o":1}