ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ольга Олие

Блондинки тоже не промах

Глава 1

Утром я проснулась в странном настроении. Я не могла понять, что за тяжесть в груди. Причем особой тревоги не ощущала. Будто со мной должно было произойти нечто невероятное. Это как предчувствие, но совершенно неясного характера. Я даже определить не могла, хорошее оно или неприятное. Как ни пыталась отмахнуться и не думать, но каждый раз застывала статуей, прислушиваясь к себе, может, хоть какая подсказка мелькнет. Ничего не происходило, и я начала раздражаться.

– Лиза, ты чего застряла? Нам пора! – На пороге возник Тайрах с Хатратом на плече.

Я досадливо фыркнула. Вот как раз сейчас пыталась поймать за хвост не то видение, не то осознание того, что должно произойти, но вошедший братец сбил всю затею.

– Не уверена, что и сейчас мы сможем попасть в Ашаратию. В прошлом году нас туда не впустили, – скривилась, припомнив, как разгневаны были драконы на границе, когда мы явились без предварительной договоренности.

Я грешным делом решила, что нас сожгут раньше времени, не став разбираться. Тайраха они не узнали, что немудрено, им от силы было лет двести – двести двадцать. Откуда они могли знать бывшего повелителя? К тому же после своего воскрешения он изменился, в нем вряд ли кто-нибудь сейчас мог бы узнать того, кем он был раньше. Исчезло надменное и ледяное выражение лица, появился смысл жизни, более того, он стал словно подросток, впервые почувствовавший свободу. Иногда я вообще думала, что ему передалась часть моей сущности. Может, поэтому он такой шебутной и подвижный?

В тот момент Тайраху пришлось взять себя в руки, нацепить на лицо маску ледяного дракона, но, кажется, не сработало. Братик тогда требовал вызвать ассиэна Лигантуша, но на нас посмотрели как на врагов народа и настоятельно порекомендовали убраться подальше. Что мы и сделали с огромной неохотой. По пути Тай сильно возмущался:

– Нет, ты только подумай, они не пустили меня домой. Меня! Того, кто возводил это королевство!

– Не кипятись, это были молодые стражи, лично с тобой не знакомые. Ты, наоборот, радоваться должен, – они хорошо охраняют границы, мышь не пролетит, – задумавшись и немного опечаленная неудачей, выдала я.

– Э? Лиза? – на меня недоуменно посмотрели.

– Что? Тебе не понравилось, что граница хорошо охраняется? – не доходило до меня.

Тай хмыкнул:

– Ты вообще поняла, что недавно сказала? Откуда летающие мыши? – Мыши? Летающие? Нахмурившись, попыталась вспомнить, о чем я ему говорила, и тут же расхохоталась. И правда, вместо «проскользнет», сказала «пролетит». – Зато забавно получилось, и ты уже не так злишься, – похлопала дракона по плечу.

– Ты права, злость прошла, – улыбнулись мне. – Тогда едем исследовать мир. – Но домой я все равно попаду, даже если мне придется показать всем настоящую сущность, – напоследок поведал брат.

Я повела плечами, даже не желая представлять, что он имел в виду.

Возражать, как и отвечать, не стала, потому что в тот момент мне все было интересно посмотреть и изучить. Ведь дальше академии я практически и не ходила, если не считать вылазок в город за покупками. Но это же не то, хотелось более содержательной экскурсии.

Да, месяц мы провели в разъездах, посмотрели Тарнавь, побывали в Лийтаже, я познакомилась с ведьмами, сделала для себя неутешительные выводы: они не умеют дружить, не умеют быть благодарными; а еще уяснила: их нельзя злить и отказывать в чем бы то ни было. Чревато. Тайрах только успевал снимать с себя их проклятия. Я же веселилась, прекрасно зная, что он сам виноват, нечего было соблазнять сразу нескольких, да еще и практически одновременно. Они об этом узнали, сговорились и попытались отомстить. Они же не догадывались, что ему уже ничто не грозит. Зато я только и успевала записывать, так как они использовали множество неизвестных проклятий. Несколько ведьм попытались и на мне отыграться, но тут уже Тай споро выставил вокруг меня щиты. Да и не волновалась я особо. Зато такой опыт – новые виды проклятий – здорово помог на втором курсе.

Закрытую библиотеку я продолжала посещать, много и плодотворно училась, препиралась с друзьями. Гиэр немного остепенился, перестал менять девиц как перчатки. Он вообще старался больше времени уделять учебе. Что этому поспособствовало, я не знаю, но определенно кто-то ему в этом помог. Наверняка дома что-то произошло. Он даже в наших шалостях и пьянках редко участвовал. От всех моих попыток вывести его на откровенный разговор Гиэр неизменно отмахивался:

– Что тебя удивляет? Я, может, решил с тебя пример брать и тоже много учиться, чтобы стать таким же умным, как ты.

– Да ладно? Вроде ты всегда был умным, что сейчас сподобило тебя сомневаться в этом? – удивилась, недоуменно поглядывая на друга.

– Сам себя сподобил, – спокойно отозвался Гиэр.

И почему я ему не поверила? Но детальнее расспросить не получалось, потому что стоило заговорить на эту тему – он слишком быстро сбегал.

С Итиаром мы словно застыли на одной стадии: еще не влюбленные, но уже не друзья. И опять-таки дальше поцелуев дело не заходило. Часто я замечала пристальный, горящий взгляд парня, устремленный на меня. В такие моменты жар разливался по телу, сдерживаться становилось все труднее, но и первый шаг делать самой не хотелось, вдруг он меня не так поймет. Я видела, Итиар чего-то ждет, понять бы еще, чего именно.

После второго курса нам назначили практику недалеко от академии. Она прошла спокойно. Пару раз довелось упокоить нежить, поднятую незадачливым некромантом, в котором только-только пробудился дар, и он уже посчитал себя всемогущим, решив создать свою маленькую армию. Зачем она ему, он и сам толком не понимал, просто чтобы было. Такая формулировка нас всех вогнала в ступор. Только и оставалось качать головой, глядя на недоучку. Наглядный пример показал, насколько он ошибался. Мы предложили юному дарованию попробовать поступить в академию, родители одаренного с нами согласились.

После практики, как и в том году, Гиэр и Итиар отбыли к себе. О своих планах повторно попытаться посетить Ашаратию я не сказала. Да и о прошлой им неизвестно. Я не стала сообщать о том, что нас не впустили к чешуйчатым. Вот если сейчас все пройдет гладко, тогда расскажу.

В этом году Тайрах заранее озаботился приглашением владыки драконов. Впрочем, когда правитель узнал о воскрешении Тая, то и сам был весьма рад, что его желают почтить присутствием. После практики мы на пару дней явились в академию, чтобы передохнуть. И меня снова замучили сомнения. Да, вроде и приглашение у нас есть, и о Тайрахе в Лийтаже уже знают, но мне пока не верилось, что обойдется без происшествий. Снова ввязываться в споры не хотелось, так же как и видеть разочарование на лице братика.

Пока я размышляла, сам предмет моих мыслей стоял над душой и поторапливал, убеждая в том, что эти сомнения беспочвенны, на этот раз все пройдет просто идеально.

– Лиза, идем уже, не будем заставлять драконов ждать. Если честно, мне не терпится увидеть, как преобразилась Ашаратия. Ведь именно с нее начиналось мое правление, – мечтательно произнес братик.

– Идем. – Я поднялась, подхватила сумку и вышла вслед за ним.

Одухотворенное и предвкушающее выражение лица брата и мне немного подняло настроение, заряжая позитивом, но мандраж мешал до конца поверить в успех нашего путешествия. Наблюдая за питомцем, уютно устроившимся на его плече, горько вздохнула. Ему-то никто не отказывал в посещении, но, вернувшись, он ничего не рассказал. И весь учебный год пропадал рядом с Тайрахом.

Ректор уговорил-таки братика начать преподавать. И он согласился. Как нам поведали, с этого года вводилась новая специализация: совмещенная магия стихий и тьмы. Мы недоуменно переглядывались, когда нам об этом объявили, и пытались осознать, в чем отличие от магии стихий, которая у нас была.

Шервэ объяснил, что разница довольно существенная. В новом варианте нас будут учить взаимодействовать с темной силой и стихиями. До этого мы их ни разу не совмещали, даже не предполагали, что такое возможно. Ведь тьма своеобразна, она не терпит соперничества, не любит взаимодействия, именно поэтому стоило быть осторожными, вплетая стихии в темные заклятия: порой эффект за их счет заметно возрастал. Но опасность в том, что, если переборщить с вливанием силы стихии, результаты могли стать фатальными.

1
{"b":"623006","o":1}