ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Глава 1. ==========

Вся школа была в шоке после того, что произошло вчера ночью. Абсолютно все обсуждали эту новость. Не было ни одной души, кого бы это не коснулось. Я сама об этом узнала лишь утром, когда папа включил телевизор во время завтрака.

Пятеро ребят с нашей школы вчера попали в передрягу в клубе, где четверо из них были теперь мертвы, и лишь один остался жив, но при этом он тоже был ранен. Псих, который стрелял в посетителей, убежал и он остался на свободе, что пугало наш город. Мама даже не хотела меня в школу пускать сегодня, но папа все же образумил ее, при этом засунув мне в сумку перцовый баллончик.

В числе погибших были не только четверо ребят из нашей школы, но и еще трое других людей, которые были из других школ или университетов. Тот парень, что убил семерых, начал стрелять совсем по неизвестным причинам. Все думают, что он просто какой-то ненормальный социопат и я была согласна с ними.

Из нашей школы погибли Джереми Картер, который являлся самым популярным парнем. Он был квотербеком нашей футбольной команды и, определенно, красавчиком, на которого все девчонки западали. Но у него была девушка – Тина Хезевей, которая была той еще сукой, но все же все ее любили, потому что для школы она сделала достаточно. Она состояла в школьном совете и решала все проблемы, стараясь помочь. И Тина погибла в ту ночь, потому что была рядом со своим парнем. Кроме них там были еще друзья Джереми – Эдвард Филиган и Уолли Страйк.

Бибер, тот, который был ранен и выжил, был не с ними. Он туда пришел со своим кузеном, который приехал на выходные со своей семьей и чудом остался жив. Тайлера показывали по новостям, он говорил обо всем, что случилось и о том, как его кузен прикрыл его, потому что пуля, вообще-то, предназначалась ему.

Раньше, я не особо-то слышала о Джастине в школе, потому что, в основном, он ходил один. Типичный ботан-одиночка. О нем все слышали, когда вручали всякие награды за успехи в учебе, но в основном Бибер не привлекал внимания. Я замечала его. Замечала, когда он один кидал баскетбольный мяч в кольцо на своем заднем дворе, потому что жила почти напротив его дома. Мы никогда не общались особо, хотя живем на одной улице уже около десяти лет. Дальше простого приветствия мы не заходили. И то, в последние два года мы даже не здоровались. Но я замечала Джастина и то, как он иногда смотрел на Тину Хезевей, в которую, скорее всего, был влюблен, но я не уверена точно.

Даже сегодня, имя Бибера звучало мимолетом, потому что, в основном, все говорили о четверке мертвецов. Популярных мертвецов. Некоторые девчонки даже плакали. Я понимала, когда плакали подруги Тины или их общие с Джереми друзья, но когда плакали обычные девочки, которых Картер даже не знал, заставляло меня морщиться от отвращения.

Учителя объявили в школе несколько дней траура.

Пока мои подруги говорили о смерти Тины и Джереми, обсуждая, кто же следующим будет королевой и королем, что на самом деле было аморальным. И Кейт, что молчала, видимо, была солидарна со мной. Я складывала учебники в шкафчике, продолжая слушать болтовню Энни и Кэролайн. В голове был образ Джастина, к которому никто не придет в больницу, чтобы навестить, потому что у него не было друзей.

–Лея, – слышится где-то отдаленно, пока я нахожусь в своих мыслях.

–Бейл! – знакомая фамилия.

Ах, да, это же моя фамилия.

–Дженна, – Кейт кладет руку мне на локоть и я, моргая, прихожу в себя и смотрю на своих подруг.

–Скайуокер, хватит витать в облаках, – смеется Кэролайн, обнажая свои отбеленные зубы.

Я раздраженно фыркнула, начиная беситься из-за того, как девочки меня звали.

–Как думаешь, кто станет следующей Тиной Хезевей? – облокотившись об шкафчик Финна, что был со мной в одном классе по испанскому.

Я прищурилась, смотря на нее, а потом снова начала складывать учебники. Ее, правда, волнует в такой ситуации лишь это? Как же это омерзительно.

–Не думаю, что это уместно, – Кейт сказала, что я думала.

–Не уместно говорить плохо о покойных, а обсуждать их замену – очень даже уместно, – говорит Энни, складывая руки на груди.

Мы с Кейт мимолетно переглядываемся, понимая друг друга сейчас как никогда. Я закрываю свой шкафчик и смотрю на своих подруг, совсем не понимая двоих из трех. Уверена, они бы хотели стать следующими Тинами, потому что Энни Фрай и Кэролайн Уайт слишком хотели всю эту дешевую школьную популярность, от которой после не остается и следа.

–А ты, принцесса Лея, как считаешь? – усмехнувшись, спрашивает Фрай.

–Может, хватит?! – уже не выдержала я, отчего девочки удивленно на меня взглянули. – Шутка сказанная дважды граничит с тупостью, а вы все повторяете это уже в миллионный раз.

–Успокойся, Скайуокер, – засмеялась Кэролайн. – Помни, гнев и ненависть порождает темную силу.

Вместе с ней засмеялась и Энни, лишь Кейт опустила голову, продолжая молчать.

–Смейтесь еще громче, когда у нас в школе идет траур по четырем выпускникам школы, что не доучились всего месяц. На их месте мог оказаться любой другой, а вы лишь думаете о том, чтобы стать такими же популярными как Тина. Мелко даже для вас.

Развернувшись, я ушла от подруг, которые нереально взбесили меня сегодня.

Почему я одна думала о том, что какой-то псих расстрелял обычных подростков в клубе. Зачем он туда пришел? Зачем вообще начал стрелять? Может, там был кто-то единственный, кого он хотел убить? Может смерть этих семерых это не просто так? Есть ли там какая-то связь?

Ох, моя голова готова взорваться от мыслей.

Когда уроки закончились, я вернулась домой и просидела до вечера за компьютером, ища различную информацию о прошлой ночи. Все, что мне удалось узнать про преступника, так это то, что он коротко–стриженный брюнет среднего роста. На лице его были темные очки и бандана, которая закрывала лицо, так что никто не видел даже очертания его лица.

Это так злило меня, и я даже не знаю почему.

Я продолжала смотреть репортажи с прошлой ночи, когда мама постучала в дверной проем, потому что сама дверь была открыта, при этом напугав меня. Я даже немного подскочила, а сердце начало колотиться очень быстро, словно я пробежала только что десять километров.

–Дженна, ты ужинать собираешься? – спрашивает мама.

–Не хочу, если честно, – пожимаю я плечами и снова возвращаю свой взгляд к экрану компьютера.

–Повезло же Джастину. Он в рубашке родился, – говорит мама, отчего я снова отвлекаюсь на нее. – Пуля лишь немного задела его.

–Откуда знаешь?

–Разговаривала с Пэтти. Она заберет Джастина уже через пару дней домой. С ним все хорошо.

В моей голове снова возник образ того, как Бибер лежит в пустой палате, а к нему, кроме родственников, никто не приходит. На автомате, все еще думая об этом, я встала с компьютерного кресла, хватая толстовку, что висела на спинке. Мама недоуменно на меня взглянула.

–Скоро буду дома, – я выключаю компьютер, прихватываю рюкзак и прохожу мимо ничего не понимающей матери.

–Ты куда? – слышится от мамы, а я уже выбегаю из дома и сажусь в машину.

Еду в больницу, где госпитализирован Бибер, надеясь на правильную информацию, которой я владела на этот счет.

Пока ехала, думала о своем срыве на подруг, которые меня очень взбесили, кроме Кейт разумеется. У нас с ней часто совпадали взгляды в жизни, но Роудс была больше подругой Энни, с которой они выросли вместе. Я много раз замечала, как Кейт и Кэролайн чувствовали друг с другом неловко. Потому что, Кейт видела, что Фрай намного веселее с Уайт. Они были очень похожи. Наверное, поэтому они сдружились в классе седьмом. Роудс лишь пришлось принять то, что теперь их трое. Потом в начале девятого класса и я сдружилась с ними, даже не знаю почему. Это произошло как-то само собой. Просто девчонки разболтались и все.

На самом деле, я часто ссорилась с Энни и Кэролайн, потому что они больше всегда думали лишь о себе. У нас с ними были разные понятия жизни и ее принятия. И я вообще не понимаю, почему мы до сих пор дружим. Почему, в конечном итоге, мы снова сидим все за одним столом и болтаем как ни в чем не бывало?

1
{"b":"623401","o":1}