ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Мама, отойди от него!» – раздался панический вопль, мелькнуло что-то синее, одновременно раздался треск открываемого портала, в Ринку что-то врезалось, кто-то куда-то ее потянул… и она поняла, что падает, падает…

Она упала на что-то твердое, сверху ее придавило что-то тяжелое и горячее, послышались недовольные, даже испуганные голоса, кто-то зарычал, и она провалилась в спасительную темноту, едва успев подумать: кажется, я вляпалась!

Мы вляпались…

Глава 22, о тайном и явном

Виен, Астурия. Кабинет генерала Кроненштутц, графа Энн

Людвиг

Людвиг сидел в кресле любимого начальства, сложив гудящие ноги на стол и держа трубку фониля на отлете, и слушал вопли Черного Карлика.

Глава дружественной конторы изволил гневаться, собственное начальство изволило устраивать разнос оперативному отделу, а Людвиг… Людвиг впервые за сутки наконец-то присел отдохнуть. Он мужественно держал глаза открытыми, чтобы не уснуть прямо тут, а добраться домой, и ор Д`Амарьяка в этом несколько помогал.

– …ваши проблемы в белом гробу!.. – разорялся Карлик. – Ты, щенок!..

Вздохнув, Людвиг положил орущую трубку на стол и потянулся, разминая затекшие плечи. Он сделал все, что было нужно. Предотвратил, обезвредил, поднял вожака шайки несостоявшихся убийц, допросил. Устал, как последняя собака. И не его вина, что след опять привел к франкам. Так что сейчас Черный Карлик отвечал на вопрос, какого демона орден Лилии прозевал очередных заговорщиков под собственным носом? Нецензурно отвечал. Впрочем, кое-что интересное в его монологе все же попадалось.

К примеру, информация о покушении на молодого императора. Меньше недели, как его короновали, и уже пытались убить, и потому…

– …свои претензии в самую глубокую… – доносилось из трубки. – Нечего было махать у массенов под носом своими архивами! А твоя сестра!..

В целом Людвиг был согласен, что Анна – дура. Но что об архивах узнали от нее? Не смешно. К тому моменту, как Анна растрепала про архивы де Флеру, у виллы «Альбатрос» уже дежурило семь иностранных разведок в ожидании этим самых архивов. Так что зря это он.

О чем Людвиг и сказал Черному Карлику в самых изысканных выражениях.

– Оскорбил твою сестру?! Да ты!..

– И невесту де Флера. Но я вызываю вас на дуэль первым, кавалер Д`Амарьяк, – спокойно сказал Людвиг и снова отодвинул трубку, из которой понеслись еще более громкие вопли.

Правда, Людвиг не очень понял, как связано нежелание Черного Карлика драться с нападением драконов на загородную резиденцию франкского императора. Нехорошо с их стороны, конечно, сжечь дворец и вытащить на свет лабораторию…

– Какую еще лабораторию?

– Массенскую, какую еще! Каким местом ты слушаешь? Там…

Кроме лаборатории там обнаружилось убежище, экранированное от магии. Человек так на пятнадцать, и в нем провизии на месяц. А когда об этом узнал молодой император, свалил все на отца, но глаза-то бегали! И все это крайне подозрительно! И повышение бюджета ордену Лилии – тоже подозрительно! А подозревать собственного императора, это вообще…

– …государственная измена, мсье, – любезно подсказал Людвиг.

Черный Карлик на мгновение заткнулся, тяжело вздохнул, и уже нормальным тоном ответил:

– Именно. Так что разбирайтесь сами, задействуйте де Флера, а от меня отстаньте. Я, может, на пенсию выхожу и уезжаю в Нитц, печень лечить. Если отпустят. Кстати, скажи там де Флеру, пусть пока не появляется в Брийо. Даже на мои похороны пусть не появляется!

– А мне можно на ваши похороны, мсье?

– Тебе можно, – хмыкнул Черный Карлик. – После смерти с печенью проблем не будет, так что поднимешь – и я доведу до конца это проклятое дело! Ничего император не знает, как же… И никаких дуэлей, мне некогда.

Черный Карлик бросил трубку, Людвиг положил свою на аппарат и почти уже собрался писать Герману докладную записку и ехать домой, как начальство пожаловало в кабинет. Секунды две постояло на пороге, любуясь Людвигом в своем кресле, а потом как начало орать…

Людвиг аж зажмурился, пропуская мимо обвинения в разгильдяйстве, отсутствии субординации и почему-то недовольстве фрау Эмилии.

– Короче, я уехал домой, и если по твоей милости опять что-то случится…

Договорить Герман не успел, его прервал звонок фониля. Сразу двух фонилей, городского и внутреннего.

Людвиг поморщился и глянул на Германа: это тебе звонят, я тут ни при чем.

А Герман – на Людвига, мол, я уже уехал, я уже почти дома, сам отвечай.

Или сами замолчат?

Но фонили трезвонили и трезвонили, с каждым мгновением все более тревожно и душераздирающе. Проклятье!

– Слушаю! – Людвиг взял трубку внутреннего; городской замолчал.

– Герр Людвиг, – голос дворецкого был привычно бесстрастен. – Полчаса назад юный Бастельеро в истинном облике и ваша супруга упали в портал доктора Курта.

– Что за бред?! – Людвиг вскочил на ноги. – И какого демона ты не позвонил раньше?!

– Насколько я мог видеть, юный Бастельеро намеренно толкнул туда герцогиню. Прошу прощения, полчаса назад на мой звонок никто не ответил, как и на…

– Где Рина? – оборвал его Людвиг. В этот же момент затрезвонил фониль в его собственном кабинете, по соседству с генеральским.

– Не могу знать, герр Людвиг. На вилле и в окрестностях ее нет. Куда вел портал, я не смог определить.

– Проклятье!.. – Людвиг швырнул дымящуюся трубку на рычаг.

Герман, слушавший разговор с порога, хмуро покосился на соседний кабинет, где продолжал надрываться фониль.

– Рину похитили массены, – бросил Людвиг, отодвигая его с дороги: может быть, ему звонит Курт? За выкупом? Только бы за выкупом…

Фониль в его кабинете замолчал. Людвиг вздрогнул. И тут заорал городской на столе Германа.

– Что?.. – Людвиг сорвал трубку с рычагов, едва не оборвав шнур.

– … твою мать, Людвиг, сними же трубку! – раздался тихий и злой голос.

– Тори?

– Я из кабинета Курта. Здесь дракон! Живой маленький дракон! Он перекусал идиотов, похитивших твою жену! – затараторила мадемуазель. – Массены – прикрытие, это заговор против…

– Где Рина? – перебил ее Людвиг.

– Последний этаж, правая башня, лаборатория Курта. И послушай…

Но Людвиг уже швырнул трубку мимо фониля и рванул прочь, едва не сбив Германа с ног. Нужно спешить! Если они скрутят Фаби… Да и Рина живая им опасна! Проклятье!..

– Стой! Ты куда? Они потребуют архивы и будут торговаться! – Герман ухватил его за плечо. – Надо подождать!

– К демонам ждать! Они убьют Рину!..

– Людвиг, да стой же!.. – неслось ему вслед.

– Торгуйся сам! – крикнул Людвиг, распахивая дверь из приемной и сбивая с ног какого-то штатского. – Мюллер, мобиль, быстро!

Где-то за его спиной Герман о чем-то говорил по фонилю с Тори, что-то приказывал, топали бойцы, вспыхивали порталы…

Жестом выгоняя Мюллера с водительского места, Людвиг выругался: о портале он не подумал. И Баргот с ним! До Академии всего ничего!

От рванувшего с места мобиля шарахнулись все, начиная с верного адъютанта. Никогда раньше Людвиг так не гнал, и никогда раньше он не молился так искренне и горячо Единому, Барготу и неведомому Ктулху, которого не раз поминала Рина. Эй, вы, там! Сохраните ее! Как угодно! Любой ценой! Пусть то, что видела испалийская видящая, окажется правдой, и Рину не убьют массены! А драконов он опередит, предсказания – всего лишь предупреждение…

Людвиг ударил по клаксону, отгоняя со своего пути неповоротливые чужие экипажи. Башня Академии уже виднелась, уже совсем близко!..

Территория Академии уже была оцеплена полицией. Всех приезжающих и приходящих останавливали и сажали в крытые повозки, из корпусов выводили людей, запихивали в те же повозки и увозили. План «А»: хватай всех, потом разберемся. Перед влетающим на площадь мобилем Людвига полицейские разбежались, едва успев отдать честь.

На миг остановившись перед входом в Академию, Людвиг задрал голову. В небе кружило четыре дракона. Высоко. Слава Барготу, он успел!

104
{"b":"623886","o":1}