ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ваше дело, Берцель, не заговаривайтесь. И не забывайтесь. Дело ордена – наука, восстановление утерянной связи между людьми и драконами, а не политические игры. – Пока Курт говорил, притихший Фаби выпустил тоненькую струйку огня с дымом, и та, словно змея, поползла по полу к доктору Берцелю. Увлеченные перебранкой лидеров ученые, похоже, ничего не заметили. В отличие от доктора Курта: – Кстати, на вашем месте я бы отошел от дракона подальше и попросил ее светлость о содействии, пока вам не подпалили зад.

Огненная змейка прыгнула, халат Берцеля задымился, сам Берцель подскочил и схватился за пострадавшую часть тела. Часть господ ученых неприлично заржала, часть принялась бестолково носиться и ругаться между собой и на доктора Курта. И лишь тот самый юноша, что помогал Курту с перевязкой, выплеснул на Берцеля воды из кувшина.

– Курт, хватит! – дымящийся Берцель подскочил к профессору, схватил его за грудки и затряс. – Хватит профанации! Вы – дурак и тряпка, вы недостойны памяти великого Массена! Вы превратили орден в посмешище!..

– Не орден, а тебя, сын мой, – раздался старческий голос.

Берцель обернулся, Ринка вместе с ним: от дверей лаборатории к ним шел седой, но по-прежнему с военной выправкой мужчина в мундире королевского служащего. Чертами лица он был точной копией эсэсовца Берцеля. То есть скорее наоборот, сын был точной копией отца.

– Опять ты! – выплюнул Берцель-младший.

– Опять я, – согласился Берцель-старший. – Я просил тебя, Дитер, не трогать ребенка.

– Уйди, отец, сейчас не время!..

– Самое время, Дитер, – Берцель-старший хмуро кивнул Рине и Курту, скептически осмотрел притихшего дракона в клетке и покачал головой. – Простите, доктор Курт, мой сын не должен был…

– Хватит! – голос Берцеля-младшего сорвался, и сам он теперь больше напоминал обиженного мальчишку, чем арийскую бестию. – Не вмешивайся в мои дела! Я…

– Взрослый и сам решаешь?..

– Семейную сцену лучше наблюдать издали, – тихонько хмыкнул доктор Курт и потянул Ринку за руку; оба Берцеля, увлеченные проблемой отцов и детей, не обратили на них внимания. – Прости, я тоже не хотел вмешивать в наши дела твоего воспитанника. Тебя тоже, по крайней мере, не сегодня.

– Что у вас тут творится? – так же тихо спросила Рина, отступая под прикрытие какого-то незнакомого агрегата.

Она всерьез опасалась, что отец и сын от вербальных аргументов перейдут к потасовке, а так как оба – маги, задеть может всех, кто рядом.

– Попытка переворота. По мнению молодых и ранних я слишком стар, консервативен и слаб, чтобы возглавлять орден. И слишком мало внимания уделяю политическому влиянию и деньгам. Откуда взялся дракон, Рина? – сейчас, когда Курт прижимал ее к себе, пряча от разбушевавшихся Берцелей и начавших тявкать в поддержку лидера молодых ученых, он был до ужаса похож на Петечку. В лучшие его моменты. И не доверять ему было очень и очень сложно! Но нужно. Пока они с Фаби не разберутся в происходящем, никакой откровенности! Ни с кем!

– Вылупился, – буркнула Ринка, краем уха прислушиваясь к набирающему обороты скандалу.

– Ты мне не доверяешь, – снова усмехнулся Курт. – Это пройдет. У нас общая цель. И я не собираюсь обижать твоего дракона, в отличие от Берцеля.

– А мальчика?

– Как ты могла заметить, я даже не предложил тебе взять мальчика и пойти со мной, хотя именно это обещал Берцелю и его прихвостням. Увы, я недооценил всю серьезность ситуации в ордене, за что чуть не поплатился головой.

– Если ты думаешь, что я тебя пожалею, Петя… – Ринка осеклась, поняв, что попытка слушать сразу и Курта, и скандал сыграла с ней дурную шутку.

– Не надо меня жалеть. Лучше бери ключ и беги отсюда, пока не началась драка. – В ладонь Ринке вложили что-то твердое и покалывающее электричеством. – Быстро, Рина, дверь позади и слева.

– Но как же Фаби? Я не могу оставить его!

«Со мной все будет отлично, мама. Иди домой!»

Ринка вздрогнула.

«Ты подслушиваешь!»

«Разумеется. За этим я здесь. Иди, мама. А лучше идите оба, доктор Курт нужен нам живым».

– Вы общаетесь мысленно? Что он сказал? – в голосе Курта прорвался острый научный интерес.

– Что нам надо уходить обоим. Но…

– Идем. Они ничего не сделают с драконом, они не в курсе даже… – Курт потянул ее к двери, но из-за очередного агрегата, как черт из табакерки, выскочил еще один заговорщик и направил на них пистоль.

– Берцель, нас предали! – крикнул он, перекрывая скандал, и упал, хватаясь за горло и пуча глаза.

– Нет хуже дурака, чем идейный дурак, – буркнул Курт и оттолкнул Ринку. – Беги, я их отвлеку!

«Я тоже, мама! Я тоже их отвлеку!» – радостно завопил Фаби у нее в голове, и тут же лабораторию огласил душераздирающий драконий рев в сопровождении треска и грохота.

«Тонковата была клетка», – подумала Ринка, пробираясь между двумя искрящими машинами и стараясь не дышать густым дымом с запахом паленой изоляции.

– Берцель, я здесь! – послышался голос Курта, захлопали выстрелы, в ближайшем агрегате что-то взорвалось…

…и Ринка провалилась в темноту, едва успев почувствовать удар по голове…

Виен, Астурия, площадь перед Академией Наук

Людвиг

Людвиг машинально схватился за голову, ощущая боль Рины как свою, а вместе с болью – ее страх и недоверие. Огляделся, пытаясь понять, кто он и где находится, и наткнулся взглядом на бегущую к нему сестру.

– Анна? Какого?..

– Антуан! Антуан!.. – словно не видя Людвига, сестра бросилась к окровавленному де Флеру, которому Тори перевязывала плечо обрывком своего платья.

– Мир сошел с ума… Фаби, куда и зачем несут мою жену?

– В Долину Драконов, папа.

– Нам нужно с ними. Превращайся, малыш.

Через мгновение рядом с Людвигом снова был синий дракон. Он припал на передние лапы, подставил шею, и Людвиг привычно, словно всю жизнь летал на драконах, взобрался на него.

– Куда тебя опять несет, братец? – перекрикивая топот полицейских и панические вопли Анны, спросил де Флер.

– К драконам. Скажи Герману, что я взял отпуск!

– Подожди меня! – вскочила на ноги Тори. – Я с тобой!

– Ты?..

– Там Петер! Людвиг, пожалуйста! Я должна быть рядом с ним!

На мгновение замерев, Людвиг окинул взглядом сцену: де Флер уже обнимается с Анной, Тори решительно пробирается между обломков к дракону, и не менее решительно к ним бегут бойцы родной Оранжереи во главе с Германом…

– Залезай быстрее, – Людвиг протянул руку Тори, подхватил ее – и Фаби с радостным курлыканьем взмыл в небо, едва не задев Германа.

– Бастельеро, какого демона! – донеслось с земли. – Вернись немедленно, ты нужен здесь!

– Я тебя не слышу! – во всю глотку проорал Людвиг.

Дракон поддержал его радостным ревом и устремился вслед за едва четырьмя едва видимыми на горизонте крылатыми силуэтами

Глава 23, об узах и проклятиях

Рина

Первым, что она увидела, было голубое небо вверху. Вторым – то же самое небо, только со всех сторон. На миг показалось, что она падает, внутри все сжалось от инстинктивного страха, но тут до нее дошло, что под ней – что-то твердое и скрипучее.

Осторожно, чтобы не свалиться в облака, проплывающие внизу, Ринка пощупала это твердое пальцами и повернула голову. Слава богу, твердое оказалось сухой и скрипящей от старости древесиной, а между ней и облаками нашелся даже каменный барьер. Низкий, обломанный и ограждающий лишь часть башни, но все же, все же!

Еще осторожнее сев, Ринка обхватила себя за плечи – холодно! – и огляделась.

Судя по виду обломанной стены, это была очень старая и заброшенная сторожевая башня. Где-то на вершине горы. Как Ринка сюда попала, она не помнила от слова совсем. Может быть, доктор Курт сумел открыть портал и сбежать вместе с ней?

Ощупав голову – последним, что Ринка помнила, был удар по голове – она убедилась, что крови нет, только шишка. Болезненная, но не смертельная. Еще понять бы, где она? И есть ли кто-нибудь рядом?

107
{"b":"623886","o":1}