ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А что, герцог Бастельеро в самом деле проклят? – перевела она тему.

«Чем-то еще, кроме проклятия Великого Чешуйчатого Психа», – не добавила она, хоть и хотелось.

– Ага! – радостно закивала Магда. – Вот вам круг, весь род проклят!

Они как раз вышли на уютную, словно вылизанную улочку, заканчивающуюся парком. Здесь дома были проще – узкие, в два-три этажа, стоящие впритык друг к другу. Разномастные балкончики, лепнина, колонны, эркеры и замысловатые окошки украшали фасады, делая улочку похожей на театральные декорации. На зеленые задние дворики можно было попасть через редкие подворотни.

– Здесь франки живут, и лавки ихние туточки. Вона там продают штучки для умных, – рыжая ткнула пальцем в витрину под зелено-полосатой маркизой. – А насчет мужа вашего, так люди много говорят. Что правда, что нет, поди пойми, – Магду просто распирало сплетнями, но она пыталась выглядеть серьезной и взрослой. – Говорят, что он превращается в зверя страшенного, а еще он может проклясть одним взглядом, и порчу наслать одним словом. А убивает он каждый десять дней одну девственницу, чтоб пить ее кровь, без крови он никак не может жить.

– То есть дворецкий довольствуется служанками, а герцогу девственниц подавай? – Ринка едва сдерживала смех. Ага! Да в городе столько целомудренных девиц не сыщешь, сколько Людвигу надо на завтрак. И как же ей повезло, что она не девственница и не служанка! Можно не опасаться «вомперов».

– А еще он до девиц охоч. И не скрывается даже, ходит полюбовницу проведывать… Ой! – Магда с ужасом посмотрела на Ринку. И вдруг бухнулась перед ней на колени. – Простите! Простите дуру языкатую! Вранье это все! Вот Единым клянусь, вранье! Хотите землю съем? Я не верю, и вы не верьте!

– Встань! – со смехом произнесла Ринка. – Я не сержусь и не расстраиваюсь.

Да пусть он хоть полгорода перетягает в постель, лишь бы к ней не приставал! Надо ей это чудо чешуйчатое!

Глава 12. Об альвах, спирте и француженке

Виен, Астурия. Франкский квартал

Рина

Магазин оказался чудом из чудес. Словно прямиком со страниц романа в духе стимпанка. Одна вывеска – еж, обнимающий синюю колбу и с синими же искрами по колючкам – чего стоил! А слоган? «Здесь вы познаете чувство ежа».

О да. Ринка его познала полной мерой. Особенно когда к ней подошел изумительно красивый зеленоглазый мужчина с белыми, собранными в хвост волосами, заостренными ушами в разномастных сережках и с золотым, явно волшебным моноклем.

– Диэтилентриамин, эксвайр, к вашим услугам, фрау, – представился он берущим за душу низким, шелковым голосом.

Ринка отреагировала неадекватно: чуть не заржала. Он бы еще Этанолом представился! А что, простенько и со вкусом!

– Очень приятно, фрау Бастельеро, – улыбнулась ему Ринка и чуть было не добавила: «А это Магда», – но вовремя осеклась. Вряд ли здесь принято представлять камеристок.

– О, какая честь! – просиял альв, и Ринка засмотрелась на его улыбку. Вот честное слово, он бы порвал Голливуд! – Заказ вашего супруга почти готов, но некоторые ингредиенты все еще выдерживаются… о, простите. Вам вряд ли что-то скажет…

– Ваше имя? – хмыкнула Ринка. Чертов красавчик оказался типичным шовинистическим засранцем из тех, которые считают женский мозг сродни куриному. – Отчего же. Бис-два-аминоэтил-амин, иминодиэтиламин из группы этиламинов. Имеет все химические свойства аминов, содержащих первичные и вторичные аминогруппы…

Прекрасные зеленые глаза альва сначала округлились, потом стали несколько больше первоначального размера, а затем…

– Прошу прощения, госпожа! – он глубоко поклонился, прижав руку к сердцу. – Я принял вас за…

– Не стоит продолжать, – отмахнулась Ринка. Ей внезапно стало страшно: куда еще она влипла по собственной дурости? Вот же язык без костей! – Давайте вернемся к цели моего визита, герр Диэтилентриамин.

– Разумеется, госпожа! Почту за честь услужить вам. Вас интересует новое оборудование?

Ринка кивнула.

– Мне требуется самый новейший микроскоп. Для начала. Надеюсь, хотя бы двухсоткратное увеличение у вас есть?

В зеленых глазах альва мелькнуло восхищение.

– Разумеется, госпожа. Прошу вас… – он указал на неприметную дверцу в глубине помещения. – Нет смысла выставлять столь дорогие инструменты на всеобщее обозрение, – альв кинул холодный взгляд на Магду. – Ваша… э… слуга может пока остаться здесь и полюбоваться на… э… антикварные модели.

Из торгового зала «для настоящих ученых» Ринка вышла немножко обалделая, очень довольная и с изрядно похудевшим кошельком. Конечно, альв принял ее невесть за кого, и какие будут последствия, один Ктулху знает. Но оборудование у него оказалось на высоте! Не электронные микроскопы, конечно же, но оптика – настоящее чудо для текущего века. Что заставило Ринку всерьез задуматься о разнице в технологиях и не только… Но эту загадку она решила отложить на потом. Их и так скопилось слишком много. А пока она начнет с изучения собственного супруга.

Магда, кстати, провела прекрасные четверть часа за разглядыванием «диковин», которые оказались самой что ни на есть бутафорией. Примерно как «научные» приборы в торговых павильонах ВВЦ. Правда, она разглядела и кое-что еще, и от этого «кое-чего» краснела, бледнела, прятала глаза и кусала губы.

– Не мнись, выкладывай, – вздохнула Ринка, едва они вышли за порог лавки.

Магда отчаянно замотала головой:

– Да ничего, мадам! Я ничегошеньки не видела!

– Не умеешь врать, не берись. Ну?

– Так это… ну… – Магда побагровела, как свекла. – Он тут… они тут…

– Кто он, Ганс твой, что ли?

– Не! Не мой он, и вообще… не он, вот. Ой, мадам, а давайте я коробку понесу, она ж тяжелая! У вас ручки нежные, куда ж вам коробку-то…

– Не увиливай. Что ты видела такого, о чем не хочешь мне рассказать?

– А может не надо? Ничего…

– Магда!

– Я это… его светлость, на мобиле… вот прям туточки, и за угол…

Ринка готова была рычать и кусаться, но понимала – бесполезно. Потому она погладила Магду по голове, вручила ей коробку с микроскопом стоимостью с Бруклинский мост и очень мягко спросила:

– Что его светлость?

– Поехали их светлость. Тут, за углом. К этой… – Магда глубоко вздохнула, зажмурилась и выдала: – К полюбовнице.

Сердце оборвалось, в животе похолодело, и Ринка порадовалась, что отдала коробку Магде. Вот странно, да? Он же ей, по сути, никто. Сутки знакомы. Любить и быть верным он не обещал, да она и не ждала. И вообще, что за герцог без любовницы? Даже как-то несерьезно. Но почему-то вот такая реакция. Атипичная. Как пневмония, мать ее Ктулху.

Ей бы радоваться – после любовницы герцог к ней, законной супруге, приставать будет меньше. А она…

Домой надо, вот. Микроскоп отнести.

– Идем, – велела она Магде и, печатая шаг, направилась в строго противоположную дому сторону. Туда, за угол.

– Она там живет? Ты знаешь?

– Ага, – расстроенно кивнула Магда. – Марица про нее рассказывала. Франка она, такая… ну… вся такая из себя… Да вы не обращайте внимания, мадам. У всех полюбовницы, мужчины, они ж такие… Вы ж к ней не пойдете, правда?

– Не пойду. Еще не хватало содержанку его светлости за волосы таскать. Я ж не торговка на базаре…

– А герцогиня! – закивала Магда. – Вы ее…

– Мы на нее посмотрим, и все, – строго сказала Ринка. – Никаких скандалов!

– Ага, никаких!

– Так какой дом, говоришь… – начала Ринка, и тут же замолчала.

Дом был белым, аккуратным и каким-то карамельным, что ли. Перед подъездом стоял Людвиг и разговаривал с усачом в ливрее. А мобиль Людвиг оставил чуть раньше, за два дома до нужного, потому что там два дворника в длинных фартуках и картузах переставили кадки со стрижеными деревьями прямо на проезжую часть, видимо, на зиму их убирали. Или… неважно, короче.

Сейчас Ринке ничего было неважно, кроме как удержаться и не запустить в чертова супруга тяжеленным микроскопом. Или хотя бы ридикюлем, в котором оставалась почти половина выданных ей денег.

32
{"b":"623886","o":1}