ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Они такие большие?..

– Размах крыльев среднего дракона пятнадцать метров, длина от носа до кончика хвоста – около пяти. Старые драконы с гор Дай-Табута намного больше.

– А драконы разговаривают?

– Не так, как мы. Чтобы понимать драконов, нужен особый дар. Или же дара не нужно, а они просто не желают общаться. Я не раз находил драконов в своих экспедициях на Дай-Табут и Крышу Мира, но ни разу драконы не ответили. Они непредсказуемы. Со смертью последних драконьих всадников все контакты прекратились.

Ринке тут же вспомнились «Всадники Перна», где люди летали на драконах, жили вместе с драконами… этакая сказочно-фантастическая биоцивилизация. Интересно, здешние драконы похожи на тех? Может быть, здешние драконы тоже генетически выведены из каких-нибудь ящериц давно исчезнувшей цивилизацией? Ох, как это все интересно!

– А почему последних? Что с ними случилось? Этому учились, или это врожденный дар?..

Доктор поднял открытые ладони и улыбнулся:

– Не все так сразу. Я бы с удовольствием ответил на все твои вопросы, но достоверных данных не сохранилось. Или вообще не было. Если верить историческим хроникам, случилась эпидемия. Меньше чем за год погибли все, обладающие даром говорить с драконами. И часть драконов тоже.

– Те, что были связаны со всадниками?

– Да. Некоторых драконов находили вместе со всадниками. Никаких видимых причин смерти. Никакого магического воздействия. Само собой, в то время невозможно было провести нужных исследований, может быть, если бы у нас было современное оборудование, все это удалось бы остановить. Есть версия, что драконов и всадников погубили шаманы Нового Света. Драконы были единственным способом добраться до другого континента быстро, порталы через океан не срабатывают, нужны промежуточные точки в другом мире…

Полтора часа беседы с доктором Куртом пронеслись, как десять минут. Рассказывать Петер умел, недаром читал лекции в академии. Ринка же была благодарным слушателем – драконы манили ее еще с детства. А тут о них рассказывал человек, который видел живого дракона! Её так и подмывало рассказать доктору о своей находке, но она понимала, что делать этого ни в коем разе нельзя. Поэтому аккуратно перевела тему на оборудование для лаборатории. И тут же получила приглашение посетить Академию:

– Ты можешь продолжить образование у нас. Конечно, студенты-женщины все еще редки, но ты могла бы стать настоящим ученым! Открыть путь другим женщинам с пытливым умом. Я никогда не разделял патриархальных предрассудков насчет женского предназначения, и считаю, интеллект вовсе не зависит от пола. Между прочим, последние исследования детей в возрасте до пяти лет однозначно это подтверждают!

Ринку снова одолела ностальгия. Доктор Курт и в этом оказался похож на Петю. Да, он частенько воспитывал Ринку, но не потому что считал дурочкой – а наоборот. Он хотел, чтобы она использовала мозг на полную катушку, училась, развивалась, а не пряталась за широкой мужской спиной. И сейчас Ринка вдруг поняла, что он был прав. Два года после некрасивой истории с Владом она пряталась – и от мира, и от самой себя. Плыла по течению. Позволяла собой помыкать. И совершенно не пыталась сама управлять своей жизнью.

Что-то изменилось, когда она попала в Астурию.

Что-то в ней самой.

Она словно проснулась от спячки! И наконец-то ей было снова интересно жить! У нее была цель, простая, банальная цель – выжить и вернуться домой.

– А знаете, доктор Курт, мне все больше нравится Астурия. И я с удовольствием посещу Академию!

И, чем черт не шутит, помогу вам в ваших исследованиях. Может быть я и профан в пространственной магии, но у меня совершенно другой взгляд на явление. Как говорил папа, иногда детский лепет наталкивает настоящего ученого на большое открытие, и все потому, что ребенок не знает слова «невозможно».

Нет такого слова.

После того, как Ринка попала из Москвы в Виен и нашла говорящее драконье яйцо, ее словарь обеднел на два слова: невозможно и никогда.

Возможно все! И она обязательно вернется домой!

– Рина, – серьезно сказал на прощание доктор Курт. – Если тебе будет нужна помощь, ты всегда сможете ее найти в моем доме. Обращайся в любое время дня или ночи.

– Благодарю вас, доктор Курт, – искренне сказала она. – Я непременно воспользуюсь вашим щедрым предложением.

– Я буду рад. И надеюсь, мы скоро увидимся?

– О да. Я думаю, очень скоро!

Глядя из окна гостиной на отъезжающий мобиль доктора Курта, Ринка машинально гладила стекло и размышляла: все же кто тот анонимус, что написал ей в день прибытия? До беседы с доктором Ринка допускала мысль, что это был он. Но сейчас… вряд ли доктор Курт настолько хороший актер! Он ни разу не дал Ринке понять, что знает – кто она и откуда, и его сожаление о невозможности открыть портал в другой мир было искренним, Ринка задним местом чуяла такие вещи. Да и зачем ему сложная интрига, если она и так готова с ним сотрудничать?

О, великий Ктулху, и почему все так сложно?!

Глава 6, о своем, о девичьем

Виен, Астурия. Вилла «Альбатрос»

Рина

– Мадам, вы же будете обедать? – Магда сунулась в лабораторию, где Ринка сидела с яйцом в руках. – Фрау Шлиммахер приготовила фрикассе из кролика, так пахнет!

– Буду, – вздохнула Ринка.

Разговора с нерожденным дракончиком не получалось. Ринка понимала только самые простые эмоции: удовольствие, доверие, тепло. На вопрос о родителях дракончик выдал поток недоумения и чего-то сложного, из чего вычленила лишь одно: надо подождать, все хорошо. Не волнуйся, все хорошо!

Она рассмеялась от абсурда ситуации: потерянное драконье яйцо ее успокаивает. С ума сойти!

– Оно такое красивое, – Магда приблизилась и потянулась к яйцу. – Можно мне еще его потрогать?

Яйцо довольно заурчало, мол, можно, главное – восхищайтесь!

– Можно, – Ринка отдала его Магде.

– Ой, спасибо, мадам! – рыжая восторженно обняла яйцо и прижалась к нему щекой. – Как думаете, мадам, это девочка или мальчик? А какого цвета? Говорят, драконы бывают красивые, как радуга! Вот бы…

Представив радужного дракона, Ринка тихонько рассмеялась. Он будет просто изумительно сочетаться с суровым некромантом! Она так увлеклась чудесной картиной некроманта с дракончиком и бутылочкой молока, что не сразу расслышала, что там говорит Магда…

– …ужасно много!

– Чего много? – переспросила Ринка.

– Так карточек, мадам. Разве у вас в Руссии не так? Благородные господа наносят визиты и оставляют карточки, чтобы как будто в гостях побывали. Со всеми же поговорить не успеешь, а надо, чтобы карточек было много-много!

– Так они же, наверное, к его светлости приезжали, а не ко мне, – пожала плечами Ринка. Она слышала о визитках, и даже примерно представляла, как и зачем их оставляют, но только примерно. И совершенно не понимала, что дальше с ними делать.

– Нет, герр Рихард сказал, все – для вас. Да вы сами посмотрите!

Наверное, с полдюжины, утешила себя Ринка. Магда – дитя восторженное, наверняка «ужасно много» у нее не такое и ужасное.

Надежда не оправдалась. Поднос с визитками, преподнесенный Рихардом по дороге из лаборатории в будуар, был полон. Действительно, ужасно. Кто все эти люди и что им нужно? Наверняка – ничего хорошего.

И вообще, супруг не велел ей принимать гостей, а выходить самой и вовсе запретил. Весьма кстати!

– В камин их, – велела Ринка, даже не прикоснувшись к верхней. Вдруг там сибирская язва или хуже того, проклятие?

– И от мадемуазель Бальез тоже? – флегматично поинтересовался Рихард. – Она в гостиной, просит вас о встрече.

– А это кто такая? – Ринка попыталась вспомнить, где слышала это имя, но ничего так и не припомнила.

– Бывшая содержанка герра Людвига, – ответил дворецкий со своей обычной невозмутимостью.

– Она выжила?

К собственному удивлению, Ринка почувствовала облегчение, даже радость. Содержанка или нет, но расплачиваться смертью за естественное желание иметь богатого любовника – это слишком. К тому же, она храбро пыталась спасти и Людвига, и саму Ринку, стреляла по убийцам, когда могла бы просто спрятаться в доме. Хорошо, что она не погибла!

51
{"b":"623886","o":1}