ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А пусть подойдет к делу серьезно! – Ринка стукнула пустым бокалом по столу и велела лакею наполнить его снова. – Дело мира… дело мира – серьезно! Серьезнее некуда!

– Выпьем за это! – согласилась Тори. – А вот я хотела у вас спросить! Вы это серьезно – лаборатория, оборудование?

– Серьезнее некуда! У Людвига – чешуя! – Ринка доверительно склонилась к новой подруге, едва не расплескав вино. – Фена… фима… фено-ме-нально, вот! Мой долг перед мировой наукой – исследовать, да! Вот доктор Курт сказал, что возьмет меня к себе в академию, чтобы исследовать фема… фе-но-мен.

– Сам доктор Курт? Вы знакомы?

– А то! Мой папа… короче, доктор подарил мне… не знаю, что, но очень полезное! Целых пять коробок, я еще не успела… а пойдем смотреть? Надо распа-ко-вать! Ценное лари… лабо-ра-тор-ное об… оборудование!

И они пошли. Распаковывать. Захватив с собой початую бутылку белого и обсуждая по дороге, какой доктор Курт душка и вообще самый завидный холостяк Астурии.

– Почему не король? Гельмут красивый! – Ринка от возмущения остановилась и уперла палец в грудь Тори. Для убедительности.

– Король?! Мне что, жить надоело?! По-ли-тика – дерьмо! – Тори для убедительности воздела бутылку, как статуя Свободы свой факел.

– Выпьем за это… то есть за… то есть против! Мы выпьем против политиков!

Тори согласилась. А потом пообещала Ринке непременно пойти с ней к доктору Курту для моральной поддержки. И вообще. А то что это он до сих пор не женат?!

– Женим! – согласилась Ринка. – А ты не боишься, он же – маг! Ты представь, настоящий маг! (4c4d)

– Не боюсь! Я… я стрелять умею, вот! – в доказательство Тори вытащила из-за подвязки маленький пистолет.

– Ваша светлость, прошу вас, не здесь! – откуда-то взялся Рихард и попытался закрыть собой чей-то портрет, в который целилась Тори.

– Вы – глупец, герр Рихард, – заявила Тори. – Разве вы не видите, пистоль на предохранителе. Надо сначала снять…

– Во дворе делать это намного удобнее, поверьте, мадемуазель. Там летает изумительная ворона!

– Ворона? Не люблю ворон, они каркают!

– Спорим, я попаду ей в глаз?

– Не попадешь…

Последним воспоминанием Ринки о чудесном вечере было обиженное карканье, спланировавшее прямо на нее воронье перо и сильные, но почему-то холодные руки Рихарда, несущие ее… куда-то несущие.

Глава 7, о неожиданностях приятных и не очень

Брийо, резиденция императора Франкии

Людвиг

Стабилизировать контур и окончательно перенастроить его на Черного Карлика удалось лишь перед самым рассветом. Людвиг никогда не думал, что умертвия могут быть настолько непослушными! А что тут творилось с магией и техникой!

И ладно, если бы он мог работать спокойно, но ведь приходилось то и дело отвлекаться – к их императорскому величеству то и дело рвались какие-то придворные, послы, газетчики и министры, и всем нужно было срочно убедиться, что император жив, здоров и снова правит твердой рукой! Они с Д`Амарьяком замучились, играя в проклятые политические игры, больше, чем если бы весь день кололи дрова.

– Надеюсь, он не сбежит откусывать головы придворным, едва я усну, – пробормотал Д`Амарьяк, настраивая портал к Людвигу домой. – Потому что если я не посплю, то пооткусываю всем головы сам.

– Несварение будет, – Людвиг душераздирающе зевнул. – Если что, звоните. Завтра!

– Если завтра этот дворец все еще будет стоять на своем месте, – буркнул карлик, делая очередной кривоватый пасс.

– Да ладно, не такой уж он и страшный.

Они с Д`Амарьяком, не сговариваясь, поглядели сначала на мирно спящего «императора», а затем на покореженную и погрызенную мебель, расплавившееся зеркало, разбитый паркет и троих связанных идиотов, складированных в углу. Кажется, один из них – какой-то там граф, а то и герцог, честно говоря, Людвиг сейчас забыл не только имена и лица соседских аристократов, но и себя бы в зеркале не узнал.

Плевать.

Д`Амарьяк передохнет, восстановит силы, сотрет всем троим память и вообще разберется. Сам. Без Людвига!

– Готово, – не то сказал, не то зевнул Черный Карлик. – Можете отправляться домой.

Людвиг почти шагнул в портал, когда до него дошло, что что-то тут не то. Запах, что ли, или звук. Откуда на вилле «Альбатрос» рокот волн?

– Вы уверены, что это – мой дом? – он замер в полушаге от портала.

– Разуме… Проклятье! Почему рядом с вами все ломается?! – Карлик, горестно сморщившись, одним движением уничтожил недоразумение. – Так, отойдите, что ли. Только не засыпайте, прошу вас! Ваши сны…

Людвиг пожал плечами: Карлик что, хочет его устыдить? Смешно. Хотя, конечно, когда Людвиг от усталости уснул прямо в кресле за императорским троном – спрятанный каким-то хитрым заклинанием невидимости – что-то в тронном зале началось не то. Какие-то статуи ожили, что ли. Или казначей начал каяться. В общем, страсти-мордасти.

Сугубо здешние мордасти! Людвиг тут совершенно ни при чем! Вот дома, когда он спит – никакие страхомордия из пола не лезут и ничьих туфель не съедают.

– Давайте уже скорее, что ли.

– Да уж никакого желания и дальше созерцать вашу герцогскую физиономию.

Они синхронно зевнули. Сил не было даже переругиваться, хотя последние несколько часов только это и помогало обоим держаться на ногах. Что Людвиг, что Д`Амарьяк узнали о себе много нового и интересного, правда, Людвиг все тут же забыл – в голове совершенно ничего не желало держаться.

– Проваливайте уже с глаз моих! – выдохнул, наконец, Д`Амарьяк и невежливо ткнул пальцем в портал. Кривоватый, да и демоны с ним. – Я проверил, ваша вилла.

– Точно?

– Точно! Хотите, вон того идиота запустите вперед, – карлик махнул рукой в сторону вращающих глазами и дергающихся то ли придворных, то ли послов. – Должна же быть польза от любопытного носа, который суется, куда не просили.

К концу реплики все три идиота замерли, зажмурились и, кажется, дышать перестали. И правильно. С Д`Амарьяком никогда не поймешь, шутит он или нет. Впрочем, его шутки были очень даже ничего. Почти как у Людвига – с выдумкой и смешные.

– Хочу, а то мало ли. – Людвиг, снова зевнув, подошел к сваленным в кучу идиотам, наугад схватил за ворот ближайшего и вздернул на ноги. – Этого?

Д`Амарьяк прищурился, оглядел идиота и кивнул:

– Забирайте. Можете чучело из него сделать. Журналистишка, тьфу!

– Ах, журналистишка, – Людвиг аж почти проснулся. – Статеечки, значит, пописывает?

Щуплый человечек в его руках внезапно ожил, замотал головой и что-то замычал, пытаясь вытолкнуть кляп изо рта. В его выпученных глазах читалось: нет, никаких статеечек, никогда! В монастырь уйду, герр некромант, только отпустите, Единым прошу!

– Пописывает, – злорадно кивнул карлик. – В светскую хронику и политические новости. Вам, случаем, зомби-дворник не нужен ни? Язык у этого, что помело.

– Может, и нужен, – Людвиг ласково улыбнулся человечку. – Помело – это хорошо, это правильно. Люблю чистоту.

Поняв, что мычание и дерганье не помогло, человечек сделал вид, что сомлел. Разумеется, Людвиг не поверил. Подтащил его к порталу и, поставив на ноги, скомандовал:

– Шагай. Туда и обратно, доложишь, что там. А не хочешь идти живым, пойдешь мертвым. Мертвые, знаешь ли, никогда не врут. Даже в газетах. Так что, идешь?

Человечек тут же пришел в себя и мелко закивал, кося глазами на кляп, мол, как же я доложу-то?

– Вернешься – выну, – так же ласково пообещал Людвиг и толкнул его в портал.

Что-то затрещало, задымилось…

Людвиг с Д`Амарьяком переглянулись с одинаковым научным интересом.

– Похоже, не срабо… – начал карлик, но тут снова затрещало, задымилось, и из портала вывалился журналист, которого держала за воротник знакомая бледная рука. – Сработало.

– Он вам нужен, герр Людвиг? – проскрипел Рихард, наполовину выглядывая из портала.

Человечек отчаянно замотал головой и попытался вырваться. Рихард презрительно дернул бровью и выпустил его ворот: человечек, упав на пол, тут же пополз прочь, извиваясь и поскуливая.

54
{"b":"623886","o":1}