ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Все, что пожелаешь, моя радость, – осторожно коснувшись ее губ, он прошелся пальцами по застежке своей рубашки.

Снять ее он не успел – Ринке хотелось самой. Огладить его плечи, бугрящиеся мускулами, стянуть с них тонкий батист, провести ладонью по впадинке позвоночника, почувствовать его дрожь, услышать его стон. И ответить на поцелуй, жаркий и жадный, и больше не думать ни о чем, только чувствовать – его дыхание, его движение, касание его обнаженной кожи, его жажду и бережные ласки его губ.

Кажется, от ее платья и от его одежды остались какие-то лохмотья. Где-то на полу. Наверное.

Кажется, она кричала, когда Людвиг вошел в нее, и кусала его за плечо, и звала по имени, извивалась и прижималась к нему.

Кажется, весь дом их слышал, даже портреты.

А дальше… а дальше она уснула, так ничего и не рассказав. И ей снилось, что Людвиг нежно целует ее в искусанные губы и шепчет: я люблю тебя, моя маленькая непоседа.

Ведь этого не могло быть на самом деле, не так ли?

Глава 12, о дружбе народов и любви к опере

Виен, Астурия. Вилла «Альбатрос»

Людвиг

Людвига разбудил едва слышный шепот Рихарда:

– Герр Людвиг, вас к фонилю.

Людвиг осторожно снял с плеча голову супруги, с трудом удержался, чтобы не поцеловать ее спящую, ибо не был уверен, что сможет тогда покинуть кровать, и тихонько выбрался из-под одеяла. Дворецкий подал ему халат и с поклоном отворил дверь.

На пороге Людвиг оглянулся: Рина так и не проснулась.

– Полковник Бастельеро? – раздался с трубке приятный мужской голос с легким южным акцентом. – Я привез вам привет от дона Марка.

Людвиг криво усмехнулся. Что понадобилось испалийской инквизиции от скромного некроманта?

– Надеюсь, его величество Ортего в добром здравии? – на всякий случай уточнил он, надеясь, что Испалису не потребовалось в срочном порядке еще одно коронованное умертвие.

– О, его величество прекрасно себя чувствует и на днях посетил виноградники Сальрассы. Изумительное вино, я привез вам несколько бутылок. Где мы можем встретиться?

– В ресторане «У Сальери», близ Виенской оперы, там утром никого не бывает. Через, – Людвиг глянул на хронометр. – Тридцать две минуты.

Уходить не хотелось, ночью – от воспоминаний о ней сладко заныло в груди – Рина что-то пыталась рассказать между поцелуями, но они решили перенести разговор на утро. Ничего, поговорят за обедом. Теперь уже им ничего не помешает вести длинные беседы, обсуждать планы… Интересно, она любит оперу? Помнится, при их первой встрече ее голос звучал идеально чисто! А может быть стоит устроить ей небольшой сюрприз и организовать музыкальное сопровождение к обеду. Допустим, зигайнский дуэт, который Людвиг недавно слышал в одном из кабаре…

Все двадцать пять минут дороги до оперы он мечтательно улыбался, а припарковав мобиль у ресторана, даже принялся машинально насвистывать арию, что-то романское на тему «Поднимем, опустим и снова поднимем».

Ровно через полминуты рядом с мобилем Людвига припарковался еще один, такой же черный, тоже сделанный по спецзаказу «Драккар», но закрытый и с непрозрачными стеклами. С водительского места вышел юноша типичной испалийской наружности: смуглый брюнет с резкими чертами и осанкой коронованной особы, но при этом одетый с неброской элегантностью. Но не осанка или черты заинтересовали Людвига, а дар. Аура юноши имела слишком характерные цвета: демонолог и некромант, причем редкой силы. Конечно же, не как Людвиг, но на порядок мощнее всех некромантов, когда-либо им виденных.

Юноша (из семьи Ортис, как несложно было определить) обошел мобиль и открыл дверь второму испалийцу. Его Людвиг узнал с первого взгляда, даром что в отличие от юного Ортиса он не светил аурой на всю Виен, а скромно ее прятал.

Высокий, смуглый, темно-русый – что редкость для юга. Внимательные ярко-голубые глаза, которым хочется доверить все свои тайны. Модный белый костюм от Саша, булавка и запонки с черными бриллиантами, несколько колец – выглядело все крайне элегантно и безумно дорого. Но самым дорогим в наряде гостя был отсутствующий перстень, светлый след от которого остался на безымянном пальце: знак отличия высшего иерарха Ордена. Досье на гранд-графа Диего Вальверди Агуэрро лежало в картотеке Германа в разделе «Зеро», содержащем всего два десятка папок с делами самых опасных и таинственных людей континента. Людвиг чуть не наизусть помнил его содержание. Если вкратце, то: маг-менталист, кардинал Ордена, глава госбезопасности дружественного Испалиса, член триумвирата Братства Ворона, лучший друг испалийского короля. И как вишенка на торте, двоюродный правнук того самого немертвого главнокомандующего, что молитвами первого из Бастельеро до сих пор посещает заседания королевского совета.

Интересно, что ему понадобилось от Людвига? До сих пор они не встречались лично, дон Диего вообще довольно редко покидал Испалис. По крайней мере так, чтобы об этом становилось известно астурийской разведке.

– Доброе утро, дон Диего, – Людвиг поклонился первым, несмотря на свой герцогский титул. Не время сейчас задирать нос перед возможным союзником. – Большая честь встретиться с вами.

– Доброе утро, герр Людвиг, – с улыбкой поклонился Диего. Улыбка его была открытой и располагающей, но это еще ни о чем не говорило. С такой же милой улыбкой он мог запросто вскипятить собеседнику мозг. – Я не один, не возражаете?

– Разумеется, нет, – так же открыто улыбнулся Людвиг. Конечно, вскипятить чей-то мозг он бы не смог, но у праха мозга и не бывает.

– Дон Винсент Ортис, – представил его дон Диего.

– Рад встрече, – кивнул ему Людвиг.

Он не ошибся, это был один из сыновей Марка Ортис. С ним, главой Ордена, Людвиг встречался пару раз по долгу дипломатии и службы, но дружеских отношений между ними не завязалось. Слишком короткими и официальными были те встречи, но их вполне хватило, чтоб оценить друг друга и признать равными – и отказаться от соперничества, тем более что пока им, хвала Барготу, делить было нечего.

А вот с доном Диего… кто знает, кто знает. Что ж, если придется, остается лишь надеяться, что Виенская опера не пострадает.

– Прошу вас, благородные доны, – Людвиг кивнул на витрину ресторана. – Я взял на себя смелость заказать для вас шамьет с кардамоном и ванилью.

Благородный дон мимолетно улыбнулся, отдавая дань осведомленности дружественной конторы о его вкусах.

Их провели за столик, единственный накрытый во всем ресторане: остальные были пусты. И за их спинами швейцар повесил табличку «Закрыто». На сей раз мимолетно улыбнулся Людвиг – предусмотрительности Рихарда, ведь столик заказывал он.

Стоило им усесться за стол, принесли кофе для Людвига и дона Диего, а юного Винсента вежливо спросили о пожеланиях.

– То же самое, – кивнул тот, с настороженным любопытством поглядывая на Людвига.

Едва официант отошел, как к Людвигу потянулись жгуты силы. Само собой, Людвиг не разъезжал по Виен во всем сиянии некромантской магии, а привычно сворачивал и прятал ее под скромной маской. Не столько в целях конспирации, сколько ради меньшего ущерба для техники и психики случайно встреченных магов. Самоуверенный мальчишка решил его прощупать. Таким же нагленышем был и сам Людвиг лет десять назад, когда только приноровился к доставшейся ему силе и понятия не имел о ее границах. Впрочем, он и сейчас подозревал, что лучше этих границ не искать – Баргот знает, что найдешь.

Он раскрылся лишь на мгновение, но мальчишке хватило, чтобы побледнеть и с тихим вздохом откинуться на спинку стула.

– Ничего себе сила, – восторженно прошептал он. – Впечатляет.

Судя по испарине на лбу парня, сила его не только впечатлила, но и хорошенько щелкнула по носу. В отличие от мальчишки, дон Диего даже бровью не повел, хотя Людвиг был более чем уверен: увидел он гораздо больше, и был впечатлен не меньше.

– Вин, – холодно сказал дон Диего, – неприлично лезть в ауру некроманта грязными щупальцами.

71
{"b":"623886","o":1}