ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что еще? – Людвиг не торопился прикасаться к папке. Он вовсе не считал паранойю недостатком, а уж в свете новой информации – тем более.

– Задумайтесь Людвиг, кому было выгодно исчезновение драконов? Три столетия назад…

– Открыли Новый Свет, – кивнул Людвиг. – И бритты составили конкуренцию Испалису, создали там колонии, фактически подмяв под себя большую часть нашего континента. Затем с востока пришли франки. Была война, в которой Испалис и Бриттия потерпели поражение, – озвучил Людвиг краткое историческое резюме. – Об этом знают все.

– Испалис и Бриттия проиграли, потому что не смогли вовремя перекинуть войска из Нового Света. Как раз перед войной начали гибнуть драконы, вместе с ними – всадники. Некому стало открывать порталы, пришлось возобновлять медленное и опасное морское сообщение между континентами. Наши армии вернулись, когда франки закрепились на завоеванных почти без сопротивления территориях. – Диего печально вздохнул. – До сих пор моя страна страдает от последствий того поражения.

– Считаете, что след убийц моего дяди ведет в Брийо? – Людвиг сжал кулаки. Знал бы он об этом раньше, Темный Карлик ответил бы на его вопросы.

– Да. След ведет к франкам. Но Братство больше волнует не это. Активировались драконы. Впервые они появились над населенными землями незадолго до гибели вашей первой жены. Вскоре погибла и вторая герцогиня, как мы подозреваем, бриттская шпионка. А затем… то есть совсем недавно… – Диего глубоко вздохнул. – Я здесь, потому что у нашей Ясновидицы было видение. Лорен видела, как вашу третью жену уносит дракон. Красный. Фрау без чувств или мертва, ясновидица не смогла определить. Рядом еще три дракона. Горит Академия Наук. Она видела и вас, в крови, в отчаянии. И какого-то странного зверя рядом с вами. Лорен просила меня предупредить вас, Людвиг.

Дон Диего замолк, глядя на Людвига с сочувствием.

А Людвиг не мог думать ни о чем, кроме опасности для Рины. Проклятые драконы! Зачем им Рина? Да какая разница, зачем, главное – уберечь ее! И пусть убийцы, драконы и политики катятся к Барготу! Если для того, чтобы остановить все это безумие, понадобится еще одна Пустошь – будет им Пустошь! Да хоть на месте Брийо! А Барготом драные ящеры пусть убираются в свой мир, хватит…

– Людвиг, – тихо окликнул его дон Диего. – Все может оказаться совсем не так, как кажется. Прошу вас, не сыграйте на руку своим врагам.

– Вы правы, – Людвиг медленно выдохнул и разжал когти, насквозь пропоровшие дубовую столешницу. Пирамидка посреди стола дымилась, распространяя по ресторану неаппетитный запах горелой кости. Юный Винсент переводил полный ужаса взгляд с Людвига на дона Диего и обратно, явно не зная, бежать ему или надеяться на чудо. – Спокойствие, осторожность и логика. Я благодарен вам и за информацию, и за предупреждение. Могу я быть вам чем-то полезен?

– Несомненно, герр Людвиг. Братство надеется на ваше сотрудничество в расследовании. А пока, если не возражаете, я собираюсь показать Винсенту ваш прекрасный город.

Людвиг склонил голову, признавая за собой долг и обещая сотрудничество. Учитывая, что он сам кровно заинтересован в расследовании – он дешево отделался. Он бы, пожалуй, даже радовался, если бы не страх за Рину. Потерять ее? Чужестранку, ставшую ему ближе собственной родни, дороже… дороже… нет в его жизни ничего, что было бы ему дороже нее. И пусть это странно, глупо и смешно, но он любит свою жену, эту странную, противоречивую, упрямую, нежную и страстную женщину.

Он поднялся одновременно с Диего и Винсентом.

– Уверен, дону Винсенту понравится Виен.

– Я тоже уверен. Мы обедаем с графом Энн, требуется скоординировать наши действия в отношении Франкии, – Диего едва заметно сощурился, став похожим на хищную птицу на охоте, и Людвиг почти пожалел наследника Франской империи. Ему достанется страна на пороге гражданской войны и злые соседи, которых придется задабривать изрядными кусками территорий. – А после обеда мы собираемся посетить Виенскую оперу. Ваша супруга любит оперу?

– Думаю, да. Пока нам не довелось ее посетить.

– Берегите ее, – дон Диего неожиданно тепло улыбнулся. – Лорен сказал, что девушка, упавшая вам в руки, принесет вам счастье.

Глава 13, о драконах и чучелах

Виен, Астурия

Людвиг

После разговора с испалийскими гостями Людвиг гнал домой так, словно его преследовали сразу десять бешеных драконов. Герцогиня Ортис ничего не сказала о времени, к которому относится ее видение. Вдруг это – сегодня? Сейчас? Пока он вытанцовывает дипломатический балет, Рину…

Думать дальше он не желал. И так перед глазами слишком явственно стояла картина пикирующего красного дракона – и насмерть перепуганные глаза жены. Однажды он чуть не потерял ее, будь прокляты политические игрища Барготом любленных франков! Хватит. Больше он не намерен ею рисковать. Никогда.

Герцогиня Ортис права, упавшая ему в руки девушка принесла ему счастье. И он это счастье не упустит!

А о политике, убийствах, проклятиях и прочем он подумает потом. Когда убедится, что с Риной все в порядке, и убедит ее держаться как можно дальше от опасности.

– Где Рина? – спросил он Рихарда, едва заглушив мотор.

– В библиотеке, читает…

Не дослушав, Людвиг отодвинул дворецкого с дороги и понесся в библиотеку. Наверное, спешить уже было необязательно, но ему необходимо было ее увидеть. Сейчас же.

Она подняла голову от книги, улыбнулась…

– Рина! Ты дома! – начал он, не останавливаясь.

– Людвиг!.. – она заговорила одновременно с ним.

Так же одновременно они замолчали, словно боясь спугнуть… Людвиг не знал, что именно – может быть, такое непривычное и такое прекрасное ощущение дома. Тепла. Доверия. Нежности.

Только подойдя к жене вплотную – она поднялась навстречу, сияя доверием и радостью – Людвиг вспомнил, что даже не снял перчатки.

К Барготу перчатки! И этикет, и весь мир к Барготу! Она ждала его, она…

Она приникла к нему, умостившись в его объятиях, и потерлась щекой о его плечо. Так уютно, по-домашнему, что у Людвига из головы тут же вылетело все, что он хотел сказать. И мысль про перчатки тоже – он просто стянул их и бросил. Куда-то.

Ее нежное ушко, едва прикрытое шелковым завитком, было слишком близко, чтобы не поцеловать его. И она слишком прерывисто вздохнула, слишком быстро забилось ее сердце, чтобы он смог остановиться. Да и зачем? Не было на свете ничего важнее, чем целовать собственную жену. Медленно. Вдумчиво. Впитывая цветочный, с примесью шамьета и меда запах ее тела, нежность ее кожи, ее взволнованное дыхание, ее тихий шепот:

– Людвиг…

Мягкая, податливая, горячая, она желала его так же сильно, как он ее. Ее пальцы уже теребили пуговицы его сюртука, ее платье уже сползло с плеч, позволяя губам Людвига исследовать тонкие ключицы и терпко-влажную ложбинку между грудей. На миг он прервался, когда она сердито фыркнула, не справившись с его шейным платком, оторвался от нее – и на пол полетел сначала едва не придушивший его платок, следом сюртук и сорочка. Он раздевался, не отрывая взгляда от Рины. Мелькнула мысль о чешуе, он же возбужден до предела, значит, наверняка опять превращается Баргот знает во что – и тут же исчезла, смытая восторгом в ее глазах. Словно его метаморфозы ничего для нее не значили, словно он нравился ей любым, даже хитиновым чудовищем. А когда она изогнулась, что-то там сзади расстегнула и, лукаво улыбнувшись, стала выскальзывать из платья, Людвиг позабыл к Барготу последние сомнения, с рыком сдернул штаны – и поймал ее, приник к ее губам, стянул ненужное платье прочь и закинул ее ногу себе на бедро.

Она вскрикнула, вцепилась в его плечи, запрокинула голову…

И весь мир окончательно перестал существовать, оставив лишь ее, его прекрасную, нежную, страстную Рину.

А потом он обнаружил себя стоящим на коленях, в ней, все еще вздрагивающей от наслаждения. Ее ноги обнимали его бедра, пальцы путались в его волосах, нежную кожу покрывала испарина, а прямо перед его глазами на ее плече розовел след поцелуя.

73
{"b":"623886","o":1}