ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Это очень большой секрет. В этом мире его никто не знает».

– То, что драконы – оборотни, никто не знает?

«Только до первой тысячи лет, потом теряют эту способность. Но обычно к тому времени дракон уже понимает, в каком теле желает прожить остальную жизнь».

– И что они чаще всего выбирают?

«А ты как думаешь? Променять небеса бесконечного множества миров на вечное ползанье по земле? Фу, это же глупо! Хотя извращенцы встречаются и среди драконов».

– И?..

«Среди драконов тоже есть всякие… нет, не преступники, но… любители обойти закон. Понимаешь, Рина, – кошка улеглась на бок и нервно задергала кончиком хвоста. – Драконы честолюбивы, наглы, умны и очень сексуальны… до тысячи лет. Молодежи бывает скучно, и тогда они уходят в мир людей. Чтобы немного развеяться или чему-нибудь научиться. Это официальная версия».

– А неофициальная?

«Золото. Камни. Произведения искусства. Драконы как сороки, они веками собирают свой клад. Традиция, однако. Они помнят о каждой монетке: откуда она, где нашлась, как досталась. О каждом артефакте или амулете. Они чувствуют свои сокровища и найдут их в любом мире, если родится безумец, укравший из сокровищницы дракона хоть медяк».

– Так сказки не врут! – Ринка слушала внимательно. Вот сейчас она узнает…

«При этом они все остаются подданными своего клана и подчиняются Совету Мудрых, ну и они должны платить налоги. Драконы очень высокоразвитая раса. Но некоторые молодые и наглые забывают об этом. Чтобы следить за такими дерзкими, нужен свой эээ… дракон среди людей. Так сказать, под прикрытием дипломатической драконьей миссии».

– Полиция для драконов?

«Можно и так сказать»

– И папа-дракон выбрал на эту роль Фаберже? – догадалась Рина. – И то, что он подружился с Отто, тоже запланировано?

«Алый это предвидел. Здесь давно не рождались сильные слышащие и сильные всадники, но когда появился всадник, драконы стали искать для него слышащую. Но слышащую искали не только драконы, но и массены. Потому что их глава сказал: найдем слышащую, найдем всадника и на него поймаем дракона. Хороший план, между прочим. И массены нашли тебя первыми, следили за тобой в твоем мире. Они надеялись притянуть тебя в лабораторию во Франкии, но я, – гордо потянулась кошка, – и твое подсознание привели тебя в Виен. Мы думаем, потому что ты знала язык и здесь живет Курт. Петер Курт, который умеет во сне входить в чужой разум иных мирах и который контролировал твоего Петеньку, не давая тебе возможность сбежать, пока не подвернется случай пихнуть тебя в случайный портал».

– То есть анонимку написал доктор Курт?! Зачем?! Он же меня перепугал…

И настроил против Людвига. А заодно сам показался на фоне неизвестного злодея милым и безопасным. Манипулятор хренов!!!

Ринка покраснела, подумав, что если доктор Курт был Петечкой – значит, они в каком-то смысле бывшие любовники… ох, черт. И самое неприятное, что если бы она встретила сначала доктора Курта, а не Людвига – он бы получил ее с потрохами. Потому что… потому что Петер Курт – чрезвычайно привлекательный мужчина, и у них очень много общего, и вообще… Как хорошо, что этого всего не знает Людвиг! И лучше, чтобы не узнал. Потому что сейчас она ни за что не променяет Людвига на сотню докторов Куртов. На тысячу докторов Куртов вместе с тысячей Академий магических наук!

Кошка беззвучно засмеялась.

«Дальше все просто. Слышащая позвала всадника. Остальное было вашим личным выбором, хотя на самом деле выбора и не было».

– В смысле, не было? Людвиг в самом деле всадник? Но почему он об этом не знает?..

«Слишком много вопросов. У тебя есть мозги и лаборатория».

Потянувшись, кошка презрительно фыркнула и ушла, задрав хвост. А Ринка осталась размышлять над горой информации.

Главное, не забывать, что все это – магия, детка. Или все же наука и технологии? В этом безумии сам Ктулху щупальца сломает!

Глава 18, о чешуйчатых симпатяшках

Виен, Астурия. Вилла «Альбатрос»

Рина

Ринка последовала совету Собаки и отправилась в лабораторию. Мальчишек там не оказалось – они, если верить Рихарду, играли в карты на чердаке. И Ринка подозревала, что лексикон обоих существенно пополнится.

Она же занялась давно откладываемым исследованием. Не зря ж она хранила чешуйку, упавшую с Людвига! Самое время проверить… или доказать…

Часа два провозившись с исследованием двух чешуек, красной и черной, по отдельности, Ринка заполнила с десяток страниц – в основном вопросами. Свойства чешуи, честно говоря, вгоняли в ступор. Особенно способность красной сохранять стабильную температуру в девяносто пять градусов по Цельсию. Никаких источников энергии! Никаких химических реакций или излучения, которое можно зафиксировать здешним отвратительно устаревшим оборудованием. Тем не менее – красная чешуйка исправно нагревала воду в кувшине до тех самых девяносто пяти градусов за три с половиной минуты. Чуть помедленнее, чем хороший электрочайник.

Как?!

Наука в лице Ринки отчаялась найти ответ. Впрочем, она наверняка скоро придумает еще десяток-другой опытов, а пока – надо все же их не просто сравнить, а совместить. У доктора Курта написано, что всадники каким-то образом охлаждают драконов. Имеет ли их чешуя отношение к данному феномену?

Опыт показал, что очень даже имеет. Стоило дать чешуйкам соприкоснуться, как красная начала охлаждаться. Причем – не нагревая при этом черную! Как эндотермическая реакция, только без какой-либо видимой реакции.

Ринке остро захотелось разбить к чертям собачьим микроскоп. Толку от него, когда все, что она наблюдает – это магия, детка?!

Попортить ценное оборудование ей помешал Рихард. Явился в лабораторию и доложил, что пора провожать принца Отто, а заодно объяснить Фаберже, что такое этикет. С облегчением положив чешуйки обратно в пробирки, Рина отправилась исполнять материнский долг, и едва не столкнулась с обоими мальчишками, бегущими вниз по лестнице. При этом глаза дракончика сверкали так хитро, что Ринка заподозрила неладное. А когда услышала о том, что мальчишки намерены во что бы то ни стало добыть пиратское сокровище, для чего им нужен Рихард с топором и пара-тройка некромантских гримуаров, потому что на сокровище наложены какие-то очень, просто очень интересные проклятия, она чуть не наорала на обормотов. Удержал ее опять же Рихард:

– Не беспокойтесь, ваша светлость, пока юные господа не трогают то, что охраняет пират, они в полной безопасности.

– Вот и не трогайте ничего без Людвига. Вы меня хорошо поняли, юноши?

– Хорошо, мама, – кивнул Фаби с таким честным видом, что Ринка чуть за голову не схватилась.

Вот как так получилось, что она внезапно оказалась мамой девятилетнего шалопая?!

Однако, после того как проводили Отто, шалопай на удивление успокоился. Он даже с интересом выслушал лекцию на тему этикета и заявил, что это тоже очень увлекательная игра, и он обязательно научится в нее играть. А еще ему надо срочно научиться читать, потому что Отто умеет, а он – нет, непорядок! Отто ему столько интересного рассказал! И вообще, они будут дружить, потому что Отто – отличный парень! И это же здорово, что они двоюродные братья!

– Конечно, будете дружить. Отто очень нужен настоящий друг.

«Которому плевать, наследник он или нет», – добавила она про себя. Может быть, тогда у Отто появится шанс вырасти меньшей сволочью, чем Гельмут.

– А теперь давай учиться читать! – потребовал Фаби и оглядел библиотеку с неподдельным интересом естествопытателя.

Рине ничего не оставалось, как только согласиться. Но она плохо представляла себе, с чего начать. Вряд ли в библиотеке есть детская азбука или хотя бы простенькие книжки с картинками. Пока она думала, шалопай обежал всю библиотеку и вернулся к ней с тонкой папочкой в руках.

– Вот, я хочу сначала прочитать это!

Пожав плечами, Рина опять согласилась. Какая разница, на самом-то деле? Тем более папка выглядела новой, а значит, вероятность напороться на какой-нибудь древний диалект была куда меньше.

88
{"b":"623886","o":1}