ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Так точно, герр полковник! – тем временем отрапортовал Мюллер.

– Докладывайте.

– Ситуация под контролем, герр полковник. Паника ликвидирована, слуги на своих местах и приступили к исполнению обязанностей, – и покосился на Магду, подсовывающую Ринке домашние туфли.

Надо же, а она и не заметила, что все это время бегала босиком.

– Вот и хорошо. Свободен!

Мюллер отдал честь и, развернувшись на пятках, покинул чердак. Вместе с ним исчезла и Магда, послушная Ринкиному тихому «брысь». А Ринка шагнула к Людвигу.

– Все же объясни мне, что тут произошло?

– Мы отобрали у призрака пирата сокровище! – опять встрял непоседливый мальчишка.

– Архив семьи Бастельеро с информацией о всадниках и драконах, – пояснил Людвиг. – Охрану ставил, похоже, последний всадник.

– Это мы с Отто нашли Моргана! Мы молодцы!

Ринка кивнула Фаби, мол, несомненно – вы молодцы. И положила руку на стопку тетрадей, которую держал Людвиг.

– Почитаем их вместе? – И, дождавшись его кивка, добавила: – Пожалуйста, покажи мне трансформацию. Видишь, это же не опасно!

– Совершенно безопасный эксперимент удался! – радостно завопил Фаби, снова прыгая вокруг родителей. – Папа – ого-го! Йа-ху-у!

Людвиг страдальчески нахмурился.

– Рина, не надо. Я не уверен, что смогу это контролировать.

– Но у тебя же получилось! Только что! Нам же надо понять, что такое всадник. Как ты сможешь охлаждать дракона. Может быть, ты будешь превращаться не в это страшное, а… ну… надо посмотреть, вот!

Людвиг почти уже сдался, Ринка видела – еще чуть, и будет новый эксперимент. Но тут в дверях показался Рихард.

– Ваша светлость, к вам гости.

– Не гости, а сестра. Оставь нас, – миниатюрная блондинка решительно отодвинула Рихарда и ступила на чердак с видом американского авианосца, идущего на таран маяка. Ее презрительный взгляд скользнул по Ринке, по пыльным тетрадям, остановился на Фаби… в глазах мефрау Бастельеро-Хаас сначала мелькнуло подозрение, потом – узнавание. – Людвиг, кто это?!

– Фаби, позволь тебе представить мою сестру Анну. Видишь, как она себя ведет? Вот так – не надо, – тоном занудного профессора сказал Людвиг, отпуская стопку тетрадей в свободный полет к роялю и делая шаг навстречу сестре.

– Людвиг! – голос Анны почти поднялся до ультразвука. – Как ты смеешь!

– Дорогая Анна, – вмешалась Ринка, – не кричите так. Балка над вами и так качается, кажется, призрак ее все же повредил.

Мефрау Бастельеро-Хаас отшатнулась обратно к дверям, глянула на балку, потом на Ринку, и только приготовилась сказать какую-то гадость, как раздался совершенно спокойный голос Людвига:

– Давно ты носишь ребенка, Анна? И от кого?

Глава 19, о делах семейных

Виен, Астурия. Вилла «Альбатрос»

Людвиг

К собственному удивлению, Людвиг не разозлился на сестру. Эта мелкая паразитка выпила из него столько крови, домогаясь брака с Гельмутом или хотя бы франкским наследником, что у Людвига давно уже при виде нее начинал дергаться глаз, но сегодня ему было все равно. Ну, Анна. Ну, беременна. Ну, опозорилась. Ерунда какая! А спросил Людвиг больше из научного любопытства: кто решился переспать со змеей? И кого змея сочла достойным себя, великолепной и непревзойденной? Впрочем, это интересовало его не настолько сильно, чтобы напрягаться и внимательно рассматривать ее ауру. Все же он не целитель, чтобы вот так, на раз-два, определять сроки и отцовство.

Анна же на его вопрос побледнела, открыла и закрыла рот, и злобно уставилась на Рину.

– Не при ней же!

Людвиг только головой покачал. Как дочь кронпринцессы, воплощенного лоска и аристократизма, умудрилась вырасти настолько невоспитанной? И как она с такими манерами рассчитывала стать королевой? Загадка природы!

– Рина, любовь моя, извини Анну, она явно не в себе и плохо понимает, с кем разговаривает, – Людвиг повернулся к жене, намеренно игнорируя грубиянку, и подмигнул Фаби: тот наблюдал сцену с видом истинного ученого. – Идем, я составлю тебе компанию за завтраком. Фаби…

– Людвиг! – идеальные брови Анны изогнулись домиком, глаза расширились от обиды и возмущения, а от бешеного визга ее остановило лишь то, что она точно знала: Людвиг запросто выгонит ее из своего дома и оставит разбираться с проблемой самостоятельно.

– Мы тебя слушаем, Анна, – обняв жену за плечи, Людвиг обернулся к сестре и скептически поднял бровь.

– Ты должен мне помочь!

– Не думаю, что я тебе что-то должен. Если хочешь о чем-то попросить, я тебя приму. В кабинете, через полчаса. Рихард, проводи мефрау Бастельеро-Хаас.

Несколько мгновений Анна разгневанно хватала ртом воздух, а Людвиг ждал: завизжит или нет? Сколько он помнил обожаемую сестренку, она всегда добивалась желаемого с помощью визга, топота ножками и капризно надутых губок, и никак не хотела понимать: всем, кроме маменьки и папеньки плевать на ее капризы, и даже брат позволяет собой манипулировать не ей, а исключительно маменьке.

Кажется, до нее все же дошло, что визгом делу не поможешь, и она, гордо топоча каблуками, ушла.

– Она в самом деле твоя сестра, пап? А почему вы совсем не похожи? – Фаби на всякий случай прижался к нему и к Рине. – Она моя тетушка, да? Она мне не нравится.

– Не все сразу, малыш, – Рина потрепала мальчишку по голове и улыбнулась Людвигу. – А ты не слишком резок с сестрой?

– В самый раз, – хмыкнул Людвиг. – Ей полезно подождать и успокоиться, заодно поумерить спесь. Вот кстати, Фаби может проявить гостеприимство и ее развлечь. Заодно и познакомиться поближе с родней.

– Можно мне ее немножко поизучать? – оживился малыш.

– Можно, только чтобы это был совершенно безопасный эксперимент, – подмигнул ему Людвиг. – И веди себя как истинный аристократ!

– Я не уроню честь семьи, – с комической серьезностью ответил Фаби и, издав еще один боевой клич племени мумба-юмба, умчался вслед за Рихардом.

– Какие у вас с сестрой высокие отношения, – прокомментировала Рина, прижимаясь к Людвигу.

– К Барготу пигалицу, – он обнял жену и наконец-то, впервые за все утро, ее поцеловал. – Лучше я скажу тебе о своей любви…

– Прямо здесь, на рояле? – невинно похлопала ресницами раскрасневшаяся от поцелуя Рина, так же невинно погладила Людвига по бедру и запустила пальцы ему под рубашку.

– Я уверен, рояль не будет против, – шепнул Людвиг в розовое ушко и легонько его прикусил, одновременно увлекая жену к роялю и набрасывая на дверь запирающее заклинание.

Через двадцать пять минут Людвиг, на ходу поправляя манжеты, спустился в кабинет. Принимать ванну и переодеваться он счел излишним, ограничившись освежающим заклинанием. Тем более он не собирался делать вид, что озабочен проблемами сестры. Нет. Он был совершенно счастлив и готов поделиться своим счастьем со всем миром. Даже с мелкой глупой пигалицей.

В кабинете его ожидала изумительная сцена, хоть сейчас в водевиль. Фаби, застегнутый на все пуговицы и ужасно серьезный, рассуждал о пользе для государства широкой сети кондитерских магазинов и вреде для растущего организма чересчур большого количества овощей. При этом он так походил на Гельмута, ведущего совещание в кабинете министров, что Людвиг едва не рассмеялся. Фаби явно наслаждался представлением, а вот бедняжке Анне, расположившейся в гостевом кресле, было не до смеха. Ее лицо выражало безмерное страдание, несмотря на вежливую улыбку.

– Весьма интересная теория, Фаби, – послушав полминуты, прервал разглагольствования юного дракона Людвиг. – Думаю, мы с тобой проведем серию экспериментов для ее более детального изучения.

– В кондитерской, – исполненным королевского достоинства тоном объявил Фаби, закладывая руку за отворот жилета, в точности как на портретах первого франкского императора.

– Как будет угодно вашему всемогуществу, – поклонился ему Людвиг.

– Надеюсь, мы с вами подружимся, дорогая тетушка, – милостиво кивнул тетушке Фаби. – Папа, – кивнув и Людвигу тоже, Фаби удалился, держа спину идеально прямой, а на голове словно неся корону.

92
{"b":"623886","o":1}