ЛитМир - Электронная Библиотека

Марина Зуева

Рожденная быть ведьмой

© Зуева М.В., текст, 2018

© Забелин И.Е., фото, 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

Вступление

Я – ведьма. Природная ведьма. И я давно приняла себя такой. Кто-то называет себя «родовой ведьмой в нескольких поколениях». А я – рожденная. В роду у меня ведьм не было, насколько я помню сама и знаю от бабушки. Даже родственников, которые какие-то серьезные болезни лечили, не было.

Я просто родилась особенной. Раньше о таких, как мы, говорили – больные. Но это не так. Просто мы другие. Я вижу духов, ощущаю энергетику, я слышу, я чувствую, я знаю. С детства.

А помню я себя с двух-трех лет. И мне уже тогда говорили, что я другая: «Ты наша и в то же время какая-то иная…» Возле меня всегда стояли невидимые другим «люди», даже не люди, а образы. Духи, как я поняла уже позже. Иногда я с ними играла, иногда они мне помогали в чем-то. Это все родилось вместе со мной, ведь я – рожденная ведьма. Я слышу голос земли, слышу голоса деревьев, их энергетическую вибрацию. Они жалуются, что им плохо, радуются, когда им хорошо…

Сейчас уже понимаю, что я друид. Но когда-то я этого слова не знала, просто ходила в лес как на работу, училась всему у природы. Честно скажу, что я не традиционный травник, так как не знаю даже названий многих растений, я нахожу их по исходящей от них энергии. Мои знания находятся внутри меня.

Нас, экстрасенсов, часто спрашивают о том, как мы стали «видеть», ждут необычных, жутких историй. Я вынуждена разочаровать: я не тонула, меня не било молнией. Я «видела» нечто всегда, «оно» всегда приходило ко мне и… уходило. Но был момент в моей жизни, который решил мою судьбу, когда я поняла, что это уже навсегда – «они» не уйдут. Я уехала в Португалию к родственникам мужа и, совершенно не зная португальского, поневоле стала глухой и немой. Для любого человека это было бы потрясением, и я тоже поначалу испытала шок. Не могу даже описать, что произошло потом. Просто «Ту-дум!» Гром и молния в голове. И я поняла, что мои духи будут постоянно говорить со мной и я должна научиться жить с этим.

И вот уже двадцать пять лет я занимаюсь магией профессионально. Магия многогранна, она не знает границ и охватывает все сферы жизни. Но когда занимаешься этим не ради любопытства, когда магия становится профессией, ты понимаешь, что освоить все невозможно, должна быть специализация. Как у врачей: к стоматологам, например, приходят лечить больные зубы. Ко мне приходят те, кого мучают «сущности». Я избавляю от сущностей, я – чистильщик. Я убираю негативную программу.

За двадцать пять лет ежедневной работы я многому научилась, но и сегодня продолжаю учиться, преодолеваю ступень за ступенью в познании магии. В мире магии у каждого свой путь, универсального нет. В этой книге я хочу рассказать о своем. Я попытаюсь ответить на вопросы, которые мне чаще всего задают, дать советы и даже поделиться некоторыми правилами «гигиены магической жизни», если можно так сказать. Ведь сглаза и порчи, например, можно избежать, и это проще, чем потом избавляться от них.

И еще мне хочется рассказать о женской магии, искусством которой должна владеть каждая женщина. Основы этой магии заложены в нас самой природой, нужно только помочь им развиться. Следуя своей интуиции, женщина порой сама не замечает, что, по сути, выполняет древнейший магический ритуал, например приворот на любовь.

Мне нравится быть ведьмой. После многих лет сомнений и колебаний я поверила, что это мое призвание, теперь я им горжусь. Сегодня это занятие считается почетным, есть много специальных курсов в интернете, например. Но так было не всегда. В детстве я панически боялась ведьм. В школьные годы моя мама запрещала мне под страхом смерти рассказывать кому бы то ни было, что у меня есть особые способности. Несмотря на годы успешной практической работы, мне до сих пор трудно объяснить, как я это делаю. Поэтому я иногда прошу людей по окончании нашей работы рассказать о своих ощущениях. Человек всегда ощущает мою работу, но у каждого это происходит по-своему. А вот объяснить, как «это» получается у меня, я не могу до сих пор. Если обычный человек не видит того, что я «вижу» с детства, то как же я смогу это объяснить? Можно долго рассказывать слепому, что такое небо. Он будет пытаться это представить, но он его не увидит и не сможет пощупать. Я «вижу» и «слышу» мир по вибрации, идущей от подушечек пальцев, ладоней, по вибрации в области солнечного сплетения.

Это что-то такое очевидное, но невероятное!

У меня нет «корочки» о высшем магическом образовании, я не знаю академических терминов, поэтому начну свой рассказ о магии издалека. Со своего детства.

Глава 1

Детство

Как коты дышат?

Родилась я в городе-герое Волгограде. В детстве я такое творила, что мама родная! Мне все было интересно, я все должна была попробовать в этой жизни. Несмотря на то, что такой подход часто приводил к болезненным для меня результатам, я никогда не жаловалась. Мама утверждала, что у нас было трудное детство. Да я и сегодня то и дело слышу: «У меня (или у какого-то другого человека) было трудное детство!» Я думаю по-другому. Нет, мое детство трудным не было. Голодной я никогда себя не чувствовала. Тарелка супа у меня всегда была, а суп я любила. Что отец нас бросил? Так меня это не огорчало, ушел так ушел. Я никогда не чувствовала себя загнанной в угол, никогда не унывала. Мне даже говорили: мол, с тобой что-то не так, ты слишком спокойно смотришь на любые ситуации. Но я всегда жила так, как жила.

Мы жили в пригороде, почти в деревне. Я бегала везде, играла, где хотела. Я была очень шебутная. Когда я была маленькая, меня соседи встречали словами: «О!

Васька вышла! Сейчас начнется!» Пока соседи готовились, все коты разбегались. А Васькой меня называли потому, что я Марина Васильевна, ну и за характер мой. И как только я за калитку выходила, начинался ураган. Меня интересовало все, даже как коты дышат. Я хватала их за хвост и держала, чтобы они не убегали от меня, пока я их изучаю.

Чего я только не делала! Как-то залезла на строительный кран. У нас на гипсовом заводе – мы его Бейкой называли – был кран. Вот я на него и забралась. Мама в шоке была. Вызывали спасателей, чтобы меня снять. Залезть-то я залезла, а спуститься не смогла, побоялась, уж слишком было высоко.

Как-то я решила узнать побольше про город, в котором жила. А наш Волгоград – длинный город, вытянутый вдоль Волги. Я села на один трамвай, потом пересела на другой… А я маленькая, мне пять лет. Потом, когда накаталась, подошла к милиционеру и говорю: «Дяденька, я потерялась, я домой хочу!» Он спрашивает: «А ты где живешь?» Я отвечаю: «На Бейке». А он: «А где эта Бейка?» Я отвечаю: «На Купоросном!» В том мире, из которого я попала в большой город, это были вполне конкретные понятия, точно привязанные к своему месту. Но к понятному взрослым почтовому адресу они не имели отношения. Поэтому милиционер стал меня переспрашивать: «А где этот Купоросный?» А я: «Около Волги!» Искали долго, привезли меня домой уже ночью. Бедная моя мама! Мне-то ничего, а вот мама и правда бедной была. Каждый раз вздыхала: «Что же еще ты в этой жизни натворишь?»

Это происшествие, как и многие другие, меня не остановило. Мне по-прежнему все было интересно, особенно что люди говорят. Я любила сидеть около бабушек-соседок, когда они в карты или лото играли на улице. Я смотрела на них, слушала их простую речь, разговоры. А они столько разных историй рассказывали. И мне было так интересно! Они удивлялись: «Ты что там притаилась, малая? Почему затихла, Васька?» А мне хотелось понять, как это люди вырастают, что они думали в детстве и почему, когда вырастают, начинают мыслить по-другому. Почему мысли растут вместе с нами?

1
{"b":"623921","o":1}