ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И почему же?

– А потому что ты останешься со мной, и мы будем заниматься.

– Ох, да это же приказ моего папочки. Но я же просила тебе передать ему – пошли вы в задницу. Желательно в самую дерьмовую, – фыркает она.

– Ладно, пусть так. Твоё право, только вот я на досуге тоже изучил кое-что, и там сказано, что главой сестринства не может быть та, что находится на испытательном сроке. Мало того, она превратится в рабыню всех, кого когда-то унижала. Думаю, это повеселит меня, – бросаю ей те же слова, что сказаны мне ранее.

Улыбка пропадает с её лица, и она быстро подходит ко мне.

– Ты угрожаешь мне? – Шипит Мира.

– Нет, что ты, принцесса, я лишь напоминаю тебе, насколько ты зависима от моего хорошего настроения. Счастлив я, а ты продолжаешь всех водить за нос. А если ты пропускаешь занятия, не желаешь подправить оценки и вытащить себя из говна, то мне разрешено делать всё, что я захочу. И первое – ты падёшь на дно. Второе – я подолью масла в огонь и расскажу им об отсутствии трастового фонда. А далее всё пойдёт, как по накатанной. Ты лишишься всего, к чему шла по трупам и сломанным судьбам. На это уйдёт лишь минута. Так что выбирай: или ты занимаешься и ходишь на пары, или ты становишься той, над кем будут издеваться, – я наслаждаюсь эффектом, который произвожу на неё. Она даже немного бледнеет, её лицо искажается гримасой бессильной ярости. Ещё чуть-чуть, и она меня ударит.

Ну, давай подари мне шанс оттаскать тебя за волосы и совершить нечто непоправимое. Чёрт, дай мне возможность наказать тебя с особой жестокостью и ненавистью, которую я к тебе питаю, принцесса. Не тяни, иначе я взорвусь.

Вздёргивает подбородок, понимая, что нет у неё больше выбора. Никакого.

– И оставь в покое Флор. Она слишком хороша, чтобы потерять ту изюминку, которой ты лишена, – добиваю. Мира делает шаг назад и замахивается, но я ловлю её руку в воздухе и улыбаюсь.

Цокая, качаю головой.

– Ты поняла меня? Я тоже могу ударить тебя и, поверь, тебе это не понравится. Так что, ты принимаешь мои условия? – Интересуюсь я.

– Нет. Никогда. Если на занятия я согласна, то на другое нет. У тебя был только один туз, и ты выбрал то, что тебя волнует больше. Обучение здесь. А эту суку оставь тому, кому она теперь принадлежит, – цедит Мира, дёргая рукой.

– И кому же она принадлежит?

– Угадай, – едко бросает она.

– За что? Просто объясни мне, почему необходимо изводить их? Почему не прекратить это всё, ведь у тебя есть власть? Почему надо быть такой дрянью? – Спрашиваю, оглядывая её с ног до кончиков идеальных волос.

– Потому что я рождена такой. Не нравится, выход знаешь где. Я согласна слушать тебя и терпеть твою вонь во время занятий, но на другое ты не претендуй, мон шер, это может быть смертельно. А вот когда я узнаю, кто ты такой на самом деле, Рафаэль Лоф, то наше мнимое перемирие завершится. Я найду дорогих тебе людей, и даже мой папочка не поможет тебе.

Сука. На её стороне огромные деньги и связи, на моей только Эрнест. И то я не уверен, будет ли он до конца вести дело или же устанет и отдаст ей на растерзание мою семью.

– Значит, у тебя есть слабые стороны, да, мон шер? – Словно догадываясь о моих мыслях, Мира подходит ко мне и смеётся.

– Не зови меня так, – сквозь зубы цежу я.

– Мон шер, тебя это заводит? М-м-м, буду знать. Как хорошо, что мы всё решили, но, увы, времени для тебя больше нет. Меня ожидает мой парень на вечеринке, – её наигранная весёлость как плевок в лицо, пережитый мной сегодня. Но он намного отвратительнее, чем от этого ублюдка.

– Стоять, – резко разрываю воздух своим голосом, и даже она замирает.

– Ты уже нашла для меня время, а твой дружок подождёт, отсосёшь ему завтра, – добавляю я.

– Какая вульгарщина, мон шер. Помой язык с мылом, можно было и не грубить, – отчитывая, поворачивается ко мне.

– Без тебя знаю, как мне разговаривать с сукой вроде тебя. Живо за мной, – направляюсь к её спальне и открываю дверь, ожидая, когда Мира войдёт.

Она надевает на лицо скучающее выражение и проходит мимо меня, включая в спальне свет. Хлопаю дверью и указываю рукой на письменный стол и ноутбук.

– Открывай его, и начнём. От тебя меня тошнит, – говорю я. И девушка без вопросов, опускается в кожаное кресло и включает ноутбук. Замечаю, что пароль у неё шесть единиц. Ну как можно быть такой тупой?

– Заходи на сайт университета. Первый курс. Начнём с высшей математики, в которой ты абсолютная дебилка.

– Ещё одно оскорбление, мон шер, проведёшь ночь на унитазе головой вниз. Не ручаюсь, что ты выживешь, – спокойно отвечает Мира.

Как же меня бесит это «мон шер». Она ещё и «р» говорит слишком порочно. Такой гортанный звук, свойственный шлюхам в борделе, ладно, дорогим шлюхам.

Вздыхая, подхожу к ней и встаю за спиной. Наклоняюсь к ноутбуку, вспоминая тот план, который я подготовил для неё, распаковываю файл с первыми примитивными заданиями и отхожу.

– Будем проходить по три лекции за вечер. Сегодня математика, завтра бизнес-планирование и так каждый день по предмету, который ты пропустила, – начинаю я, Мира поворачивается в кресле и устало смотрит на меня.

Глава 8

Рафаэль

Лучше пережить ещё миллион насмешек, чем объяснять что-то безмозглой идиотке. Пока я говорю, она даже не двигается, да и слова мои скачут, не имея шанса нормально складываться в формулировки. Не умею я учить других, кто-то может, а я нет. Меня это раздражает, как и капкан, в котором я оказался. Поэтому даже движения мои дёрганые, ноги затекают оттого, что я стою над ней. А эта сука зевает, изучая свой маникюр. Она явно витает в облаках, и внутри меня всё горит от желания наорать.

– Приступаем к практике. Реши, для начала, первое уравнение, а иначе я повешусь на хрен из-за тебя, – бубню, пальцем указывая в ноутбук.

– Поняла? – Бросаю на Миру взгляд.

– Нет.

– Твои проблемы. Решай, мы не разойдёмся, пока ты не решишь, – зевая, только хочу сесть на кровать, как девушка издаёт возмущённое фырканье.

– Не смей вонять на моей постели. Неси себе стул, – требует она.

Да к чёрту. Ругаться с ней сейчас, после часового объяснения трёх тем – слишком. Для меня слишком.

Выхожу из её спальни и везу свой стул к ней. Захлопываю за собой дверь и падаю, прикрывая глаза.

– Где ты была? – Неожиданно даже для самого себя, спрашиваю её.

– Теперь я должна докладывать тебе обо всех своих передвижениях? – Недовольно отвечает она, играя пальцами с ручкой.

Наблюдаю за тем, как она издевается надо мной, даже не прилагая усилий. Улыбается чему-то, когда ручка падает на лист бумаги с уравнением, и снова перекатывает её между пальцами. Чувствую, ночевать я буду здесь, если Мира продолжит в этом же духе.

– Мне просто интересно, я искал тебя. Твой отец звонил мне и спросил, какого чёрта тебя не было на занятиях, – после долго молчания говорю я.

– Мог бы написать мне, жаль, пропустила, как ты носился по местности, точно абориген, ищущий себе пропитание, – язвительно поддевает меня.

– Разве бабуины писать умеют? Неужели, ты выделила меня из других, дрянь? – Так же отвечаю я.

– Мои выдрессированные бабуины не только писать умеют, но и прекрасно орудуют кулаками, – предупреждение. Плевать.

– Ты там долго ещё? Я спать хочу.

– Долго. Я понятия не имею, что это за закорючки. Сам выпросил это развлечение. Невесело, да? – Мира поворачивается ко мне, отчего я приподнимаю брови.

– Давай, обратно.

– У меня глаза болят, а вот сейчас ещё хуже, на тебя же смотрю. Скажи, как можно быть таким вонючим? – Кривится Мира, удобнее устраиваясь в кресле.

– Как можно быть такой сукой? – Парирую я.

– Легко. Каждая женщина сука, дай ей пространство разгуляться, и она с удовольствием покажет то, из чего состоит. Многие это скрывают, а потом мужчины ноют, что оказались в лапах безумицы, – пожимает она плечами.

22
{"b":"624200","o":1}