ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пролог. Назад дороги нет

Пепел поднимался с земли, устремляясь в небо, словно снег наоборот. Кровь лилась рекой.

По всей поляне бесполезными мешками с костями валялись трупы, а возле входа в гору продолжался бой.

Люди специально выманили нас из адских врат. Мы поняли это, когда к месту битвы стало прибывать Имперское подкрепление. На открытой местности, увлекшиеся сражением, мы оказались окружены. Зажаты в кольцо и отрезанные от ада. Люди знали, что демоны любят подраться, особенно когда мясо само идет в руки.

Меч латника врезался в наручи, а рука загудела, разгоняя волну боли. Я толкнула ногой напавшего, повалив на землю. Всадила меч в глотку, глядя, как булькает кровь, вытекая изо рта человека, как тускнеют глаза, на миг зажегшиеся огоньком похоти. Дурацкое суккубское прикрытие. Ненавижу.

Бой еще кипел. Демоны против людей. Нас всего пара отрядов, но и врагов становилось все меньше. К чему губить столько народу?

Я побежала в самую гущу битвы.

Тупые демоны. Им лишь бы покрасоваться. Размахивали лапами и мечами, целясь в латников, которые на это плевать хотели, пока рядом монахи, излечивающие их в один момент. Целителей надо убивать первыми! Люди даже внимания не обращали на повреждения.

Крепко сжимая в руке меч и пригнувшись, обошла тела. Голову покалывало от божественной силы, выпускаемой служителями церкви. Пелена слез застилала глаза. Я могла упасть в любой момент. Слишком много света, слишком много благодати.

Я думала, что человеческая часть меня продерется сквозь могущественное свечение. Их всего четверо, но так сильны. Благодать – божественный свет, окружавший людей, пагубный для демонов. Стоят в сторонке, ведь молитвы защищают их не меньше, чем доспехи воинов. Но всякую защиту можно пробить, если хорошенько постараться.

Ноги гудели, руки тряслись, но первый монах упал от удара по затылку. Дальше легче. Свет, застилавший глаза, словно долго смотришь на солнце, не донимал так сильно.

Вырубила целителей по одному. Их добьют, но это буду не я. Не люблю убивать слабых. Вот с любым воином один на один помахалась бы.

И тут я увидела ее. Она прижимала к груди медальон, отчаянно пытаясь молиться. Хрупкая молодая девушка с темными волосами. Невинный ягненок среди волков. А ведь на ее месте могла быть и я. Когда-то. Если бы не заключила сделку и не попала в ад.

Дармструг перерезал горло паладину и шагнул к ней. Целительница упала на землю, но смотрела прямо на него. Со страхом.

Я тут же подскочила и воткнула меч в землю возле ее ног.

– Нет. Ты ее не убьешь! – рявкнула я на него.

Его лицо скривилось, а рога заметно покраснели. Злился демон недоделанный. Хорошо хоть красные, а вот если становятся черно-красными, то лучше прятаться, и желательно где-нибудь в другом измерении.

– На девушек решила перейти? – спросил, покачав шипастой головой.

– В рабство продадим, – цыкнула на него. С демонами надо строго. Мне не хотелось, чтобы он убивал ее.

– Засунь свою жалость в зад, – он придвинулся ближе, нависая огромной горой. Трехметровая дылда. Ладно, огромная трехметровая дылда, которая, будь я человеком, скрутила бы меня в бараний рог. В боевой форме он выглядел изумительно: огромный с темной броней по всему телу, на голове рога, закручивающиеся назад. Черные глаза с красными всполохами, готовые испепелить любого. Еще у него были крылья, но выпускал он их лишь изредка.

– Разве что в твой, – игриво облизнула губы. Суккубы не имеют сильного влияния на остальных демонов, но поддразнить-то можно.

Он хмыкнул, но сдержался. Мы с ним как-то сдружились, хоть чистокровные не особо любили полукровок. Точнее – считали их низшим звеном, чья жизнь стоит чуть больше человеческой.

– Забирай человечишку, но, если что, потащишься с ней до рынка сама, – он вложил огромный двуручный меч в ножны. У меня нога меньше, чем это оружие, а моя зубочистка только пощекочет демона.

Бой затухал. Падальщики бежали за отступавшими и раненными, оставшиеся в живых демоны регенерировали, а я вытирала меч от кишок. Ничего необычного.

Целительница боялась, сидела, прижав колени к себе. В ней не было ни злобы, ни агрессии. Только страх. Видать первый бой. И проигрышный.

Я подошла ближе, а она затряслась. Бедная девочка, ее ожидает незавидная участь, но что поделаешь. Она пришла с людьми и такова расплата.

«А ведь на ее месте могла быть я», – промелькнуло в голове, но я отмахнулась от этой мысли. Моя человеческая жизнь в прошлом.

Дармструг дотронулся до предплечья, где на броне горела синим руна, призывающая миньонов. Они вернулись в его черные доспехи, двигаясь внутри переливающимися синими огоньками. Удобно так носить армию. Хоть они в бою только и могут, что отвлекать противника. Маленькие импы, похожие на голодающих гномов с голыми телами и синими огромными глазами. Живые импы обычно с красными.

– Убейте меня, – прошептала девушка. И закрыла глаза, прикрыв руками голову.

– С радостью, – зверски улыбнулся демон и шагнул к ней. Дразнится.

Вдали раздался шум. Дармструг остановился в каком-то шаге от девушки. С неба посыпались яркие вспышки. Одна, две, три.... Десять.

– Твою хвостатую! – крикнула я ему. – Боевые ангелы! Хватай девку и бежим к вратам.

Мы успеем. Должны успеть. Вот почему нас выманивали на открытую поляну. Этот отряд был всего лишь приманкой. Догадка, пришедшая так не вовремя, заставила похолодеть все внутри.

Краем глаза заметила, как Дармструг взвалил на плечо целительницу и ринулся за мной. Помощи ждать неоткуда. У демонского города Хелборна слабая защита.

Подкрепление! И прямо к адским вратам неслись паладины, добивая демонов, не успевших проскочить.

– Дарм, в лес! – я постаралась перекричать шум, резко свернув в чащу. Демон за мной, а через пару секунд в то место ударила молния. Мы бежали, еле уклоняясь от снарядов. Радует, что ангелы не прицеливались.

Очередной заряд приземлился в двух шагах, отбросив меня к дереву.

Дармструг проскользнул рядом. Девушка на его плечах вцепилась в него намертво, будто демон ее последняя надежда выжить.

– Они в воротах. Эвери, десять мудацких ангелов! Нам конец! – он кричал рядом так, будто надо сделать еще заметней наше местоположение. Врагам определенно очень трудно нас найти.

– Заткнись, придурок, – прошипела на него. – Где еще адские врата?

Чистокровные чуют врата и знают, где есть поблизости, но взглянув в эти красные глаза полные растерянности, я поняла – эти Врата были единственные на всю округу.

Мы нашли овраг и затаились. Совсем немного подождать и наступит ночь.

– Эвери, видишь пригорок, – демон указал когтистым пальцем на небольшую возвышенность. – Пролезь туда и глянь, что там.

А вот это страшно. Там же ангелы. Если от монашеской силы я чуть не отрубилась, то от ангельской у меня просто нет шансов.

Целительница задергалась в руках Дармструга, но тот зажал ей рот рукой. Когти исчезали с его пальцев, острые шипы на лице превращались в гладкую кожу. У него переход слишком долгий из демонской ипостаси в человеческую. Но он молодой демон, еще научится делать это моментально.

– Сиди тут, – сказала я ему, – и засунь ей в рот кляп.

Тот задумался, а затем просто стукнул ее по затылку.

– Она без сознания, – хмыкнул.

Ни манер, ни мозгов. Демон, что тут скажешь.

Я дотронулась до шрама на шее, и мои доспехи исчезли.

Хорошо быть демоном, вся экипировка вызывается, когда нужна.

Вылезла из укрытия и потихоньку, стараясь не шуметь, пошла к возвышению. С небольшого пригорка, укрытого кустами, увидела поле боя. Далеко видны лишь светлые точки, бродившие в темноте. Ангелы – а их действительно оказалось много – добивали оставшихся демонов. Врата мерцали черно-красным свечением. Чтобы вернуться в ад, нам надо как-то добраться до них.

Услышала едва заметный шорох, кто-то зажал мой рот крепкой мужской рукой. Я не шевелилась. Хватка ослабла.

1
{"b":"624349","o":1}