ЛитМир - Электронная Библиотека

В оформлении обложки использована фотография автора conrado «Sexy brunette» с https://www.shutterstock.com

Глава 1

Алиса медленно провела деревянной щеткой по темным волосам. В красиво обрамленном зеркале белоснежного цвета отражалась уставшая и грустная девушка. Сейчас, когда на ней больше не было дизайнерского платья и макияжа от самого дорого визажиста столицы, она выглядела совсем не так, как еще пару часов тому назад: радостной, веселой, успешной. Сейчас Алиса была одинокой, несчастной и изнеможённой. Сломленной. И зеркало отчетливо это показывало, словно не собиралось жалеть свою хозяйку.

Мир Алисы вывернули наизнанку без спросу. Резко. Слишком быстро. Она едва смогла устоять на ногах. Никогда Маркова не думала, что все обернется так, как обернулось, никогда она не видела свою жизнь такой, как сейчас. Она была безвольной заложницей игр отца и мужа. Она стала игрушкой. Разменной монетой. Никем.

Алиса прикрыла глаза и тяжело выдохнула, отложила резную расческу в сторону, разгладила несуществующие складки на дорогой шелковой пижаме. Вскоре позади послышался звук открывающейся и закрывающейся двери. Это ее супруг вышел из ванной и теперь, предположительно, готовился ко сну.

– Папа, не надо, умоляю тебя!

– Замолчи! Я не желаю слушать твою истерику! Битый час уже ревешь, возьми себя в руки, в конце концов! Не повеситься тебе предлагаю!

– Что ты такое говоришь?! – Алиса плакала, рыдала взахлеб, сидя в кабинете отца. Всеволод Марков родным отцом ей никогда не приходился, она всегда знала об этом, но именно он вырастил ее, именно его Алиса считала своим настоящим родителем. Он женился на ее матери, когда девочке было семь лет и с тех пор они были одной семьей. По крайней мере, Алиса так думала до сегодняшнего дня.

– Ты сделаешь то, что я тебе сказал, ясно?! – Всеволод ударил рукой по столу и бросил на падчерицу тяжелый взгляд. – Я содержу тебя вот уже тринадцать лет! Ты хоть представляешь, сколько это денег? Ты понимаешь, сколько я вгрохал в тебя? Сколько мне стоили твои заграничные поездки, твои кружки, которые ты меняла каждый месяц?! Твои репетиторы, твой журфак, в конце концов? Это миллионы, Алиса! Понимаешь?! Миллионы! – растягивая гласные, грубо прорычал Марков.

– Но папа… – Алиса вытерла слезы руками, не обращая внимания на потекшую тушь.

– Да какой я тебе папа?! – Всеволод поморщился, поднялся со своего места, прошел к мини бару, установленному в глубине помещения, плеснул себе дорогого виски в стакан.

Конечно, Алиса не была совсем уж наивной. Она начала замечать, что отчим больше любит ее младшего брата Максима, и что ему уделяет внимания намного больше, чем ей, но всегда старалась не придавать этому большого значения. Своего родного отца она никогда не знала, тот бросил ее и ее маму, поэтому на фоне родителя-беглеца, Всеволод все равно смотрелся неплохо. Алиса относилась к нему с уважением и всегда старалась радовать хорошими оценками. Никогда она не могла подумать, что отчим до такой степени ее недолюбливает.

– Что все это значит? – дрожащим голосом протянула Алиса.

– Это значит, что дела идут плохо, – Марков залпом опрокинул в себя виски и вернулся на место. Алиса всхлипнула и бросила на мужчину испуганный взгляд. – И не просто плохо, Алисонька, а так чудовищно, что вот-вот, и мы останемся ни с чем! Вы-то с матушкой привыкли сидеть у меня на шее, свесив ноги, деньги зарабатываю я, но стоило мне только заикнуться о том, что тебе тоже нужно привносить свою долю в общее дело, как ты закатила мне истерику! – мужчина сжал и без того тонкие губы. – Тебе уже двадцать, черт возьми! Через полгода будет двадцать один, взрослая девка, как-никак! От тебя требуется всего-ничего, выскочить за того, на кого я указываю!

– Но папа… я встречаюсь с Кириллом… мы вместе почти полтора года, я люблю его! Я не смогу выйти замуж за другого, я не смогу так жить! – вскричала Алиса, снова начиная захлёбываться в слезах. Она не представляла себе, как сможет быть с другим мужчиной, как сможет делить постель с чужаком, когда ее сердце всецело принадлежало другому! Кирилл был ее жизнью, она не чаяла в нем души, впрочем, как и Кирилл в ней. Они собирались пожениться сразу после окончания ВУЗа, через два года, но теперь…

– Этот твой сопляк? Что ж, Алиса, дело твое. Оставайся со своим Кириллом, а мы с твоей мамой и братом отправимся жить на улицу, потому что даже этот дом, – мужчина зло махнул рукой куда-то в сторону, – уйдет с молотка, если я не выправлю наши дела! Причем срочно!

– Но ведь можно как-то по-другому, можно ведь…

– Что? Что можно, Алиса?! – начиная терять остатки терпения, спросил Всеволод.

– У тебя ведь много влиятельных друзей, у тебя много связей, можно ведь занять у кого-нибудь…

– Как ты хорошо рассуждаешь! – буквально выплюнул Всеволод. – А чем потом отдавать? Сколько долгов еще брать? Мы в них и так плаваем!

– Почему же ты столько времени молчал?! – Алиса снова вытерла слезы с лица. На этот раз, пачкая дорогой кашемировый свитер, который, как оказывалось, был ей не по карману.

– Не хотел волновать твою маму. Нужно было? Думаешь, это хорошая идея – рассказать Тарье обо всем? И пускай она волнуется, бессильная что-либо изменить? – Алиса встряхнула головой, отрицательно ею покачав.

– Конечно, нет! – Маркова не чаяла в семье души и не представляла, как ей выбирать между ними и Кириллом.

– Тогда будь умницей, – строго процедил Всеволод, – делай, что я говорю.

– Но…

– И никаких «но»!

– Ты собираешься ложиться спать? – грубый мужской голос вывел Алису из себя. Она открыла глаза и вздрогнула. В считанных миллиметрах от нее стоял Святослав. Он смотрел на нее через зеркало, но казалось, что его черные глаза сканируют Алису, распознают каждую ее эмоцию, читают каждую ее мысль.

– Д-да… – она кивнула, не отводя взгляда от мужа.

Алиса ни раз слышала, как женщины перешёптывались об Астахове. Многие искренне считали его привлекательным, несмотря на пару шрамов, украшавших строгое лицо с острыми чертами. Он был относительно молод, но значительно старше ее. Святославу было тридцать три, и он успел повидать в жизни значительно больше свой юной супруге, которой сегодня исполнился всего лишь двадцать один год. Астахов был хорошо сложен, годы в армии закалили его, и он мог похвастаться хорошо развитой мускулатурой, но Алиса видела совсем другого человека. Стоило ей впервые увидеть своего, тогда еще будущего супруга, как она поняла, что перед ней самый злой человек, которого она когда-либо встречала в своей жизни. В черных глазах Святослава она так и не смогла рассмотреть радужек.

«Демон», – так она думала о своем муже и была недалека от правды. Кто знал, сколько крови было на руках этого человека? Уж кто-кто, а Алиса за полгода жизни с ним успела понять, что Астахов был тем еще психопатом и все его миссии, то в Афганистан, то в Сирию, то еще куда, не остались без следа. Алиса была уверена, что ее супруг был убийцей. Она была уверена, что он убивал, и делал это не раз. Она бы даже не удивилась, если бы это доставляло ему удовольствие. Не чурался же он поднимать руку на нее саму? И понятное дело, что это было для видимости, и полной силы Астахов не прикладывал, но синяка после таких демонстративно-показательных действий, она на своем теле замазывала неделями.

Алиса так и не поняла, зачем ему было жениться именно на ней и почему из всех претенденток, желавших выйти замуж за владельца самого крупного военного подрядчика страны, он выбрал ее. А Святослав не спешил с объяснениями.

– Я сейчас… – прошептала Алиса, стараясь, чтобы ее голос не дрожал, но Астахов все заметил. Усмехнулся как-то зло, кивнул и отошел прочь.

Нужно было набраться смелости. Нужно было набраться терпения и лечь в одну с ним постель. Выбросить из головы образ любимого и добродушного Кирилла с россыпью забавных веснушек на все лицо. Забыть. Взять себя в руки и лечь в красивую и большую постель. Лечь и надеяться, что сегодня супруг близости не захочет.

1
{"b":"624798","o":1}