ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока все собирались и прихорашивались, Баронесса ещё немножко позагорала. Наконец решила: хватит. И через приоткрытую форточку вернулась на кухню.

– Что это? – встретила её Хвостуля, указав на лысую кошку кончиком хвоста.

– Это очки… – ответила Баронесса, элегантным жестом снимая очки с носа.

Её мгновенно окружили взволнованные кошечки-георгинки.

– Что с тобой, Баронесса?

– А что такое?

– Ты сгорела!

36 и 6 котов-детективов - i_014.jpg

– Ты красная!

– Ты перегазо… перезаго-рала!

Баронесса вытянула вперед лапку, потом другую. Оглянулась на третью, четвёртую… И бегом к зеркалу. Оттуда на неё смотрела сморщенная красная мордочка с оттопыренными багровыми ушами. Вокруг глаз остались бледно-розовые следы от очков – два островка несгоревшего тельца. А всё остальное, вся кожа, незащищённая, нежная и безволосая – от кончиков ушей до кончика хвоста, – приобрела свекольный оттенок. Баронессу бросило в жар.

– Спасите, – пробормотала она. – Печёт…

Хвостуля уже бежала к ней с пакетом холодной сметаны:

– Где больше всего болит? Покажи.

– Спину печёт. И особенно уши. И ещё живот, а больше всего лапки и затылок. Щёки и подбородок огнём горят! И лоб. Всюду печёт. Горю, девочки!

Хорошо иметь настоящих друзей. Миг – и Баронесса уже лежала на бумажном пакете из гриль-бара. Прямо на надписи: «Самая вкусная курочка гриль в городе». А подружки-георгинки под руководством энергичной Хвостули обмазывали её сметаной из холодильника.

Тем временем Комментатор-Чёрный кот не прекращал свой репортаж:

– У меня за спиной вы наблюдаете активное передвижение котов в прихожей! Продолжается подготовка к важному событию! Что? Какой огурец?

Про огурец его спросила Хвостуля:

– Комментатор, что это у тебя в лапах? Огурец?

– Какой огурец? Это микрофон, – Комментатору не понравилось, что его прерывают.

– Дай-ка сюда, будь добр. Огурцы – лучшее средство от ожогов. Видишь что с Баронессой творится? Или тебе жалко?

Нет, Комментатору было не жалко. Он знал, где в кухне корзина с овощами. Словно фокусник, он выхватил ещё один огурец, в то время как Жанетта с Жоржеттой уже нарезали тоненькие зелёные ломтики для пострадавшей от солнца. Свежий запах наполнил всю кухню.

– Лысые коты боятся огурцов, – предупредила Лизетта.

– Глупости! – одёрнула её Мариэтта. – Слышишь, Баронесса, что про лысых болтают?

– О-о-о, – простонала Баронесса, – я тоже это слышала. Сплетни, предрассудки и клевета! Сметаной, огурцами – чем угодно – спасайте меня, девочки!

36 и 6 котов-детективов - i_015.jpg

Комментатор-Чёрный кот сочувственно скользнул взглядом по Баронессе в сметане, заботливо обложенной ломтиками огурца. Покачал головой, обронил:

– Без комментариев… Сами всё видите. – И двинулся в прихожую, выкрикивая в зелёный микрофон – Итак! Ещё немного – и мы отправимся в кафе, где сегодня… внимание! Открывается выставка кошачьей цараписи! Повторяю: цараписи! Вы увидите, на что способны кошачьи лапы и кошачья фантазия. С вами буду я, Комментатор-Чёрный кот, и вся наша творческая группа – все тридцать шесть и шесть котов! При поддержке Стаса и госпожи Креповой!

– Эй, осторожно!

– Хватит трепаться!

– Давай подвинься!

Невозможно работать! Всегда найдётся кто-нибудь, кто будет мешать.

Пришлось Комментатору спрятать микрофон и заняться другим делом – помогать Оборвышу с Кутузовым: они тащили самую большую доску, упакованную в защитную плёнку. Возле дверей уже ждали две картины меньшего размера. И Бубушка, который задумчиво чесал карандашом за ухом.

– Бу-бу-бу-бу-бу… – Бубушка поставил галочку в блокноте. – Третья. Сколько там ещё? Эй, малышня, сколько картин в комнате осталось? А?

Даже блокнот приставил к уху, чтобы лучше слышать:

– Сколько картин осталось, спрашиваю?

Из дверей высунулась мордочка Лопоуха.

– Ну, это… – сказал он растерянно, – на каждого по картине, кроме меня и Якова.

Остальные малыши тоже застыли на пороге.

– Не понял, – повёл усами Кутузов.

36 и 6 котов-детективов - i_016.jpg

Малыши переглянулись и принялись объяснять:

– Если бы мы встали напротив картин…

– …оставшихся в комнате

–…то каждому малышу

– …досталось бы по одной

–…кроме Лопоуха

– …и Якова.

– Ну и сколько их там? – улыбнулся Бубушка.

– И плавда, клуто было бы знать, – ответил Круть.

– Угу, – встряхнул ушами Лопоух.

Остальная малышня молча поглядывала на взрослых котов.

– Вы что, не умеете считать? – догадался наконец Бубушка.

– А как мы могли научиться? Когда? – отозвался Яков.

– Клуто было бы научиться, – поддакнул Круть. – Хоть сейчас.

Бубушка почесался карандашом, переспросил:

– Сейчас?..

– Не теляя влемени, – подтвердил Круть.

Карандаш Бубушки указал на поцарапанные доски в коридоре:

– Смотрите, малыши, здесь три картины, так? Это же просто. А в комнате, значит, четыре. Так?

Малыши молчали. Глаза Крутя – жёлтый и голубой – сошлись на переносице, словно он пытался увидеть подсказку на кончике носа. Бубушка обвёл взглядом взрослых котов:

– Безобразие, братья! Самые младшие в нашем коллективе не умеют считать. Поэтому перерыв! Оборвыш, быстренько научи детей считать. Раз-два!

– Покорнейше прошу, – сразу откликнулся Оборвыш. – Раз, два, три, четыре, пять, вышел Яков погулять!

– Нет, я тут, – фыркнул Яков. – Никуда я не выходил. Пока что.

– Кто так учит, Оборвыш? – Бубушка оглянулся в поисках лучшей кандидатуры – Может, ты, Кутузов?

– А чё я? Я сьоня не в форме. Да и вообще… Я не учитель математики, если чё.

– Бу-бу-бу-бу-бу… Так кто возьмётся?

Некому было. Обжоры и цветные выносили картины из комнаты в прихожую, паковали, все были заняты. Один только Шпондермен без дела.

– Хорошо, – согласился он. – Попробую. Учить детей надо легко и ненавязчиво. Главное – терпение. Это основная черта настоящего учителя. Смотрите, дети, – приступил он к обучению. – Ты будешь раз. Ты – два. Ты – три. Стань сюда, малыш, – четыре. Ты – пять, стой здесь. Ты – шесть. Итак! На первый – шестой рассчитайсь!

36 и 6 котов-детективов - i_017.jpg

Малыши путались, однако терпеливый Шпондермен подчёркнуто спокойным голосом поправлял их. Демонстрировал педагогический талант, которого до сих пор никто в нём не замечал.

– Итак, вас шестеро. У нас есть шесть картин. Плюс одна общая – будет семь. Понятно? Всё очень просто. Так сколько у нас всего картин? Сколько? Кто знает правильный ответ?

– Семь плюс одна, – ответил Лопоух. Шпондермен покачал головой: а вот, мол, и нет – и ласково посмотрел на Крутя:

– А ты что скажешь?

– Семь. И ещё одна, – ответил тот.

– Так, – сказал Шпондермен. – Так-так. Какие ещё варианты? Жабка-Шалопайка?

– Семь.

– Молодец!

– Плюс одна.

– Нет, – в голосе Шпондермена завибрировали раздраженные нотки, однако он вовремя спохватился и повторил уже спокойно: – Нет, дорогие ребятишки. Неверно. Вот сейчас нам Беспечальный кот Гарольд Первый даст правильный ответ! Сколько, Беспечальный кот наш Гарольд Первый… сколько у нас всего картин?

– Семь плюс одна, – ответил котёнок.

– Беспечальный кот Гарольд Второй! – рявкнул Шпондермен.

– Я! Семь плюс одна, Шпондермен!

– Так… Спокойно… – Шпондермен потрогал свои рекордсменские усы, накрутил их на лапы – Спокойно… Ф-фу… Я спокоен… Где Яков? Яков, я знаю, ты смышлёный кот! Подумай и ответь. Не торопись.

– А сколько будет семь плюс одна? – спросил Яков.

3
{"b":"625270","o":1}