ЛитМир - Электронная Библиотека

«Лучше бы я не бросался в лес за этим пацаном! Попытка проявить доброту свела меня в могилу!» – подумал я с укором.

– Ты всегда бросаешься спасать напуганных маленьких мальчиков? – сказал Женя, будто уловив ход моих мыслей. – Знаешь, а ведь дети – отличная приманка. Взрослые прекрасно на нее ведутся, и особенно женщины. Мне никогда не было так легко охотиться! Магия иллюзии – хорошая вещь. Жалко, что ты умрешь, так ей и не научившись.

Женя рассмеялся. Смех у него был безумный, как у психопата. Женя был будто питон, схвативший жертву, и медленно стискивающий ее в жерновах мощных, смертоносных мышц.

Жертва еще пищит, жертва еще шевелится, но рано или поздно ее кости растрескаются, она умрет. Питон не торопится, питон растягивает удовольствие, наслаждаясь предсмертными муками добычи. Лишь природа с ее циничным, лишенным жалости характером, способна обнажить истинные лица людей, и показать, кто из них силен, а кто жалок и слаб.

– Полиция Адмиралтейского района, – вяло ответил дежурный суровым голосом. – Я вас слушаю.

– Помогите! – прошептал я.

Я был напуган, не успел сразу сформулировать нужную мысль, и выдал то, что пришло в голову.

– Что случилось? Где находитесь? – в динамике прошуршала бумага.

– Меня сожрать хотят! – пояснил я. – Сожрать! Я в бункере в лесу! Лес находится в Дубочках!

– Лес в Дубочках не маленький, – ответил дежурный. – С какой улицы вошли? Отк…

Короткие гудки. Я ушел слишком глубоко в бункер, даже новейшие вышки, покрывающие леса и горы, не могли пронести сигнал сквозь толщу земли. Я с трудом не выругался, зашагал по коридору в поисках сигнала, и телефон вдруг: пи-пи-пи! На дисплее вспыхнула красная батарея с восклицательным знаком. Экран потух.

Замечательно!

Я сжал телефон, края больно впились в ладонь, захотелось громко закричать матом. Говорил же себе – заряди телефон на всякий случай. Но нет – надо было: «До офиса приеду, заряжу. Я же генеральный директор, кто же мне предъявит за то, что у меня телефон выключен?» Вот до чего меня повышенное самомнение довело.

К счастью, у меня в кармане завалялся небольшой брелок в виде дельфина, прикрепленный к ключам от «Рэнж Ровера». Я нажал дельфину на плавник, дельфин засиял синим светом. Пусть светил не так ярко, как фонарь, но меня устраивал и такой уровень освещения.

В очередной раз заблудился, вроде оторвавшись от Жени (шепот стих), но почувствовался острый трупный запах. Из-за замкнутости и плохой вентиляции помещения запах копился тут долгое время, став очень сильным. Меня едва не вырвало, но я проглотил рвотный ком.

В коридоре я набрел на два трупа, попавших в синий свет дельфина, от чего они выглядели еще более жутко. Одна полураздетая женщина, а на ней сверху мужчина со спущенными штанами, у которого из живота торчал нож. Кожа их уже обвисла на костях, через дыры в телах виднелось коричневое прогнившее мясо, в котором копошились черви. В этот раз я не выдержал, и блеванул, глаза заслезились от приступа рвоты.

Когда я пришел в себя, то разглядел у мужчины на майке Бразильский флаг – видимо, его портфель валялся в коридоре. Турист.

Корень я выкинул. Морщась от отвращения, вытянул нож из живота Бразильца, затем обнаружил, что в кармане девушки выпирал телефон. Его тоже достал – мощный телефон с толстым непробиваемым корпусом. Преисполнившись надежды, я нажал на кнопку, и экран вспыхнул.

Мне сейчас было не до этических соображений. В карманах, кроме батончика «Сникерс», ничего не было, так что для выживания все средства хороши, даже мародерство.

Заряда оставался ровно один процент. У меня даже представления не было, как надолго его хватит, потому времени терять не стал. Сигнал хоть и слабенький, но был. Заряженный волной энтузиазма, я снова позвонил полицию в режиме экстренного вызова, снова услышал голос диспетчера, став шепотом обрисовывать обстановку: «Нашел два трупа в бункере, вот-вот умру, спасите-помогите».

Звонок неожиданно прервался. Экран без предупреждений стух – вызов вытянул из аккумулятора последние крупицы заряда, я остался без связи.

Ругнувшись отборным матом, я швырнул телефон и он с грохотом закувыркался. В груди защемило от раздражения, я испуганно задрожал.

Вот же идиот! Импульсивный идиот!

– Вот ты где! – услышал я отдаленный крик Жени.

Какой же я дурак.

Я поместил нож за пояс, коснувшись бедра холодной сталью, а затем рванул по коридору без оглядки. Накатила слабость, я сбавил ход и едва ковылял внезапно обмякшими ногами, прислонился к стене, удерживая равновесие. Возникло чувство тошноты и головокружения. Перед глазами задвоился, мир потерял четкие очертания, но затем картинка стабилизировалась.

Взглянул на рассеченный бок – плохо дело. На рубашке было кровавое пятно приличных размеров, горячая речка крови по ноге стекала на пол, пропитав носки, за мной тянулись следы из кровавых ступней и капель.

Черт!

Я немного постоял, надеясь прийти в себя, но лучше не стало. Подгоняемый страхом, я вяло направился дальше, немощно опираясь на стены, чтобы не свалиться. Сердце медленно сбавляло ритм, давление становилось все слабее, Земля будто стремилась вырваться из-под ног.

– Хороший мой, – протянул Женя. – Ты где?

Совсем близко. Очень близко раздался его голос.

Новая порция адреналина взбодрила, давление повысилось, я заковылял быстрее. В помещении с толстой железной дверью, конечно же, закрытой (я попытался провернуть обруч замка, но он не поддался), бежать было некуда. Сеть смертоносных коридоров сходилась именно здесь, я заторопился к выходу, но дорогу перегородил Женя, черным облаком прошедший сквозь стену. Я удивился так, что глаза вылезли из орбит. Он именно прошел сквозь стену, совершенно непонятным образом. Я раньше думал, что такое возможно только во сне. Я рванул в противоположную сторону, но Женя скользящим движением в один миг встал у меня на пути, слегка толкнул меня, и этого хватило, чтобы я резко рухнул на задницу, ударившись копчиком.

– Волшебная грань, – ухмыльнулся Женя. – Даже частичное присутствие на ней делает тебя призраком, способным ходить сквозь стены. Так что у тебя не было шансов с самого начала. Твоей кровью, к тому же, несет за километр, так еще и носками наследил! Не умеешь ты прятаться, дорогой друг.

– Н-не трогай меня! – крикнул я, запнувшись. – Иди прочь!

– Не нужно было быть идиотом, Володя, – ухмыльнулся Женя. – Это последствия твоего поступка, и ты за все заплатишь. И за доброту свою, и за камень, которым меня огрел, – недобро произнес он, облизнувшись.

Сердце екнуло, застучав так, что едва не выламывало ребра. Дыхание перехватило, у меня кожа побледнела от ужаса, я захотел притвориться мертвым или провалиться сквозь землю. Впрочем, скоро притворяться будет не нужно – я умру и так. Я вскочил, попытавшись убежать в коридоры, но глотку жестко сдавило воротником, Женя схватил меня за шиворот и рванул на себя. Я рухнул на лопатки, в глазах вспыхнуло, в ушах зазвенело. Пока я пытался прийти в себя, прыткий Женя уже сорвал с меня штаны и возбужденно расстегнул ширинку, от чего стало еще страшнее. Быть убитым, быть униженным таким ужасным образом и в таком отвратительном месте.

– Я теперь такое с тобой сделаю, – Женя вцепился в меня хищным взглядом.

Я стиснул рукоятку ножа ладонью, дрожащими зрачками глядя на Женю, у меня затряслись руки. Драться – одно дело. С драками в юности у меня проблем не было, но ударить живое существо ножом, нанести кому-то вред…. Даже тому, кто пытается тебя изнасиловать и убить – оказалось непросто. Сначала я не мог пошевелиться, но когда Женя вынул член, то выбора просто не оставалось.

Либо ты, либо тебя.

Преодолевая моральный барьер и телесную дрожь, я с криком пырнул женю в живот, сталь с легкостью прошла через кожу. Женя взвыл от боли, окаймление раны пузырилось и чернело, испускало пар от неведомого жара, будто клинок был раскален.

– Паскуда! – в ярости крикнул Женя, ударил меня коленом в голову, перед глазам вспыхнуо. – Тварь! Откуда у тебя это?!

2
{"b":"626511","o":1}