ЛитМир - Электронная Библиотека

Проделав все процедуры, я снова сидела напротив врача.

— Чтобы быть точно уверенными, возьмем кровь на гормон беременности — ХГЧ и обычный клинический анализ, если вы говорите, что кружится голова, это может означать, что у вас анемия, вызванная нехваткой железа.

— А это опасно?

— Если вовремя лечить, то нет. Не волнуйтесь. О, простите, я не спросила, а беременность сохранять будем? Просто срок уже большой, обычно аборты делают до восьми недель.

Я, не задумываясь, ответила.

— Конечно, сохранять.

— Отлично, молодец! Тогда я сейчас все рекомендации напишу, а ты сходи пока кровь сдай.

Мне показалось, что у меня выкачали целый галлон крови. Когда я вернулась в кабинет, мне отдали целую стопку указаний: как себя вести, что есть, пить и еще много всего.

— Альбина, думаю, узи назначим через две недели, а завтра часов в 10 зайди, за результатами крови. Можно без очереди, просто скажи, что к медсестре. Так еще записаться к ортопеду, ну или сходи к своему врачу, что он посоветует, на последних месяцах нагрузка на ногу будет большая, но надеюсь, все будет в порядке.

— Спасибо. До свидания.

Я вышла, словно, пребывая во сне, казалось, это происходило не со мной. До сих пор не верилось, что я стану мамой.

Дома я легла на кровать, изучая литературу о беременности.

Я посмотрела на фотографию Руслана.

— Рус, как мне сказать об этом родителям? Я даже не представляю.

Конечно, брат не ответил мне. Я продолжила читать, пока не вспомнила, что у меня завтра в двенадцать часов экзамен. Быстро спрятав все лишние бумажки, я достала учебники. Конечно, я не могла сосредоточиться.

Глава 26

Утром в десять я стояла у кабинета врача.

— Здравствуйте, я за результатами.

— Альбина, верно? — спросила врач.

— Да.

— Ну что в принципе все хорошо. ХГЧ показал — беременность девять недель. А вот клиника говорит, что есть небольшая анемия. Сейчас выпишу железосодержащие таблетки, а так все тоже самое. Жду с узи.

Я вышла, опять ничего не понимая. Во мне уже девять недель живет малыш. А я даже не знала об этом. В универ я ехала с улыбкой на устах. Мои мысли были заняты не предстоящим экзаменом, а тем, что мне нужно снять дреды, бросить курить. Хотя я итак уже не курю, как сделала тест. Блин, как бы мне не было обидно, мне нужно было сказать Максиму о беременности.

Погода была хоть и морозная, но белый снег поднимал и без того хорошее настроение. Как будто сама природа радовалась за меня и моего малыша.

Подруг я встретила на подходе к универу.

— Привет! Ты чего такая счастливая? — спросила Лина.

— Блин, почему в каждую нашу встречу, вы спрашиваете у меня, что со мной не так? У меня все отлично. Настроение хорошее, чувствую себя тоже хорошо.

— Аль, мы просто беспокоимся за тебя, — ответила Рина. — Мы прекрасно видим, как ты переживаешь из-за Макса.

— Ринка, у меня все хорошо, честно! Не нужно беспокоиться, — я улыбнулась им, обнимая. — Вы мои самые лучшие подруги.

Мы, смеясь, зашли в кабинет. Девчонки листали конспекты, повторяя материал. Я же просто смотрела в тетрадь, думая о том, чтобы позвонить Максиму. Что я ему скажу? Как вообще ему сказать о малыше? А самое главное, что он ответит?

— Жукова Альбина. Жу-кова, — позвал меня преподаватель, я подняла голову. — Конспект с собой?

— Да.

— Неси сюда, — я пожала плечами и отнесла тетрадку. Женщина пролистала ее. — Ставлю автомат, и можешь быть свободна. Согласна?

— Конечно, — улыбнулась я. Видимо сегодня просто мой день.

Я вернулась за сумкой, пожелала девчонкам удачи и вышла из кабинета. Если сегодня мне фортуна улыбается, решила не затягивать звонок Максиму.

Я набрала его номер, немного волнуясь. А в ответ мне холодный голос оператора, сказал, что абонент находится вне зоны действия сети. Это немного испортило мне настроение, но не уменьшило желания объясниться с парнем. Недолго думая, я отправилась к нему домой. Каково же было мое изумление, когда дверь мне открыла незнакомая женщина.

— Здравствуйте, простите, пожалуйста, а Максим дома?

Она удивленно на меня посмотрела.

— Максим? Вы, наверно, имеете в виду парня в инвалидном кресле?

— Да… — нерешительно ответила я.

— Так они съехали, месяца два назад. Так что теперь мы тут живем.

Пол ушел у меня из-под ног. Сквозь шум в ушах, я слышала, как женщина спрашивает, все ли со мной в порядке.

— Да, простите.

Нетвердой походкой я пошла к лифту. Боже! Какая же я глупая. Он уехал и даже не сказал об этом. Хотя о чем я вообще говорю. Зачем ему было мне рассказывать? Кто я для него? Так просто глупая девка, которая согласилась на секс с ним.

Все мечты разбились вдребезги, я по-наивности думала что, когда он узнает о ребенке, все наладится. Я прикрыла глаза, поглаживая еще незаметный живот.

— Ничего, малыш, мы сами справимся. Обойдемся без него. Нам ничего не надо от твоего папы. Я буду тебя безумно любить, я тебя уже люблю.

Осталось как-то сказать родителям обо всем.

Глава 27

Сессия была удачно закрыта, но в последний день, я узнала, что такое токсикоз.

Уже с утра я чувствовала себя не очень хорошо, меня подташнивало, но ни яблоки, ни конфетки не помогали. Завтрак остался в ванне. Блин, если это только первый день, то, что же ожидает меня в дальнейшем? Как женщины выдерживают.

Пока я прошлась по улице, тошнота утихла, но стоило войти в кабинет, противный комок поднялся к горлу. Молодая преподавательница сильно передушилась. И аромат ее приторно-сладких духов, казалось, занял все уголочки помещения. Я сидела то краснея, то бледнея, борясь с дурнотой. Я дышала ртом, это немного помогло.

— Аль, тебе плохо? — шепотом спросила Лина.

— Блин, она передушилась, — закрывая нос ладонью, пробормотала я.

— Да, это точно. Хочешь водички?

— Да, давай, а то я сейчас подохну, — девушка передала мне воду, которую я моментально выпила.

— Альбина, Василина, что за разговоры? Готовы отвечать?

— Да, — ответила я, хотя и не была готова. Но больше эту пытку я не вытерплю.

Я села напротив нее, там запах был еще хуже. Стараясь не дышать вообще или вдыхать ртом, я кое как рассказала билет.

— Альбина, я не понимаю, вы же так хорошо отвечали на лекциях, что случилось? Конечно, вы кое-что рассказали, но этого мало для пятерки, может, еще что-то вспомните.

— Простите, Елена Михайловна, мне просто нехорошо. У меня аллергия началась.

Ей я точно не собиралась говорить, что у меня токсикоз. Мне просто необходимо было вырваться отсюда.

— Ладно, ставлю четыре, устраивает?

— Более чем. Спасибо, — я быстро выхватила зачетку и пулей понеслась в туалет, благо он находился рядом.

Я умылась холодной водой, но в носу еще стоял стойкий запах духов. Постояв еще минут десять, поплелась к выходу, может холодный воздух поможет мне.

На улице мне стало действительно легче. Я уперлась руками в колени, глубоко вдыхая прохладный воздух.

— Аль, тебе плохо? — Женя появился, словно из неоткуда, и аккуратно поддержал меня.

— Да, блин, у преподши, такие духи вонючие были, что я чуть не сдохла там.

— Пойдем в кафе, посидишь немного, хоть воды выпьешь.

— Не, спасибо, я домой хочу.

— Я отвезу тебя. И не надо отказываться, я без намеков, просто по дружбе.

Я слабо улыбнулась парню. У меня не было сил, чтобы ехать на метро.

Забравшись на заднее сидение, откинула голову назад.

— Окно приоткрыть? — спросил Женя, занимая водительское место.

— Да, чуть-чуть, — свежий воздух хлынул в салон, минут через пять я окончательно пришла в себя.

Женя высадил меня у дома, проводив до квартиры. Попрощавшись он ушел, а я завалилась спать, сил у меня просто не было.

С каждым днем мне становилось все хуже. Любой запах мог вызвать тошноту. Врач, осмотрев меня, поздравила с токсикозом первого триместра, прописав, принимать, в крайнем случае, таблетки от тошноты.

21
{"b":"626693","o":1}