ЛитМир - Электронная Библиотека

Я сидела на полу в ванной, опустив лицо на бортик, наслаждаясь его прохладой, когда мама постучала в дверь.

— Аля, что происходит? Тебе плохо? — взволнованно спросила она.

Больше не было смысла что-то скрывать, она итак догадается, у нее все- таки двое детей. Хорошо, что в универе каникулы и ехать никуда не нужно.

Я еще раз умыла лицо и открыла дверь взволнованной маме.

— Аля?

— Нальешь чаю? — я прошла на кухню и села на свое место.

— Аля, ну не пугай меня, что с тобой происходит? Я же не слепая.

— Мам, я беременна, — тихо ответила я.

— Что? — мама села на стул, ошарашенно смотря на меня.

— Я беременна, — уже громче повторила я.

По маминым щекам потекли слезы.

— Ты уверенна? К врачу ходила?

— Да, десять недель.

— Фух, ну, слава Богу, а то я думала, что ты так худеешь или еще какая-то гадость.

— Мам, ты больше ничего не скажешь? — я была удивлена, что она так отреагировала. А где крики, скандал, о том какая у нее непутевая дочь?

— Ты хочешь этого ребенка? — я согласна покачала головой. — Самое главное, чтобы ты была счастлива. А все остальное не важно.

Мама подошла ко мне и обняла, а я расплакалась.

— А отец знает? — спросила она.

— Мам, папе я сама скажу.

— Нет, я про отца малыша?

— Нет. — покачала я головой, заливаясь слезами.

— Ох, моя малышка, — мама укачивала меня, как ребенка, пока я выплескивала все напряжение, скопившееся во мне. От этих теплых объятий мне становилось спокойно, и я знала, что мама меня поддержит и, если понадобится, обязательно, поможет.

— Мам, я люблю тебя.

— Я тоже. Я тоже.

— Что за сырость разводите? — спросил папа, заходя на кухню. Он потирал заросшую щеку, наливая себе кофе. — Чего молчите?

Я замерла, оглядываясь на маму, она согласно качнула головой.

— Пап, я должна сказать… — я замолчала, не зная как продолжить. Маме было легче открыться, чем папе. Он все-таки мужчина. — Пап, я беременна.

Папа сел на стул, смотря на меня в упор серьезным взглядом.

— Кто отец?

— Его нет. И не будет, — твердо ответила я, не смотря на то, что по щекам катились слезы.

— Понятно, — пробормотал отец. — Значит так, прекрати реветь — это вредно. Что мы сами не справимся что ли? Да, мать? — папа посмотрел на свою жену.

— Конечно, Аля, не волнуйся. Мы тебе всегда поможем, и учебу закончим и малыша вырастим.

Мама еще раз меня обняла.

— Иди, умойся и приходи. Теперь нужно питаться правильно.

Глава 28

Как же я благодарна своим родителям за поддержку. Они ни разу не попрекнули меня, а, наоборот, старались помочь мне. Я сходила к врачу, он успокоил, что с ногой все в порядке, но нужно будет носить эластичный бинт, чтобы не нагружать.

Сегодня Лина с Димой прилетали с каникул на море, так что я собиралась рассказать подруге все. Сегодня же было назначено узи. Я немного нервничала, ведь я первый раз увижу моего малыша, который плавает внутри. Я прочитала, казалось, все, что могла найти о беременности. Как развивается ребенок. Что можно и что нельзя беременным. Зарегистрировалась на форуме. Я уже знала, что если будет мальчик назову его в честь брата — Русланом, а если девочка, то Русланой. Мне казалось, что это прекрасные имена. В общем, просвещалась, как могла. Единственное, о чем старалась не думать совсем, так это о Максе. Слишком тяжело было.

Я рассматривала в зеркале свой уже округлившийся животик, нежно проводя по нему. Мне казалось, что он немного больше, чем на фотках у девушек с форума, или мне просто так казалось.

Мама постучала в дверь.

— Аль, с тобой сходить?

— Да, это было бы здорово, — мы улыбнулись друг другу. Все-таки я нервничала, а мамина поддержка была лучшим успокоительным.

Мы сидели в очереди, когда мне пришло сообщение, что девчонки собираются встретиться у Лины и ждут меня там.

Наконец, меня вызвали, и мама сжала мне руку.

— Не волнуйся, все будет хорошо! — прошептала она. Я с сильно бьющимся сердцем вошла в кабинет.

Врач опять задавала кучу вопросов, записывая их в карту.

— Ложитесь на кушетку. Кофточку поднять, а штаты приспустить немного.

Я сделала, как она сказала и вздрогнула, когда холодный гель попал на живот.

Женщина водила камерой, щелкая аппаратом.

— Беременность первая?

— Да.

Она стала внимательно всматриваться в монитор, я испугалась, что с моим малышом что-то не так.

— Все в порядке?

— Да, не волнуйтесь. Я поздравляю у вас двойня.

— Что? — я была в шоке. О, Боже, их двое, во мне живет два малыша.

— Вот смотрите, — она развернула ко мне монитор. — Видите, это голова, тельце, ручки и ножки одного, а вот второй. Плоды развиваются нормально. Все в пределах нормы. Срок двенадцать недель.

Я смотрела и не могла поверить. Они были такими крошечными, но уже сформировавшимися человечками.

Ошарашенная я вышла к маме.

— Ну, что? — мама вскочила с кресла.

— У меня двойня, — я расплакалась от счастья.

Мама обняла меня, тоже смеясь сквозь слезы. Люди смотрели на нас с интересом, но нам было все равно. После узи я зашла к своему врачу, она надавала еще кучу рекомендаций, и я счастливая уехала к подругам.

Глава 29

С легким волнением я нажала на звонок хорошо знакомой квартиры. Была уверенна, что подруги меня поддержат и не осудят, но все равно было немного страшно открывать свой секрет.

— Ох, ты чего так поздно? — девчонки выскочили в коридор, обнимая меня. — Мы уже без тебя праздновать начали.

— А есть что праздновать? — удивилась я.

— А мы с Мишкой, наконец-то, заявление подали, — скромно призналась Рина.

— А-А-А!!! — я вопила как полоумная, обнимая подругу. — Поздравляю!!! — была безумно счастлива за ребят, они действительно, как никто другой достойны семейного счастья.

Под белы рученьки меня доставили на кухню, где уже стояли бокалы с шампанским.

— Садись, сейчас нальем, — Лина хотела напить в мой фужер, но я накрыла его ладонью.

— А мне нельзя, — лукаво улыбнулась я, девушки непонимающе уставились на меня.

— Ты что беременна? — тихо спросила Рина.

— Да. — улыбнулась я.

— А-А-А-А!!! — теперь уже кричали девчонки, обнимая меня. Первая пришла в себя Рина. Она всегда была прагматичной, чем романтичная Василина. Девушка отстранилась, закрывая ладонью рот, с сочувствием смотря на меня.

— Максим.

Мне не нужно было ничего скрывать или лукавить, они итак все поняли.

— Да.

Теперь уже Лина поняла всю сложность ситуации.

— Аль, а он знает?

— Нет, и не узнает никогда! Обещайте мне, пожалуйста. Он ничего не должен знать.

Рина снова усадила меня и взяла за руку.

— Аль, но он имеет право знать, что у него будет ребенок.

Я серьезно посмотрела на нее.

— Рин, у меня тоже гордость есть, и после того, как он меня практически вышвырнул, ему я ничего говорить не собираюсь и вы тоже. Все. О нем больше не будем говорить. Расскажи лучше, как вы все-таки до ЗАГСа дошли.

— А ты стрелки не переводи, — пожурила меня Лина. — Мы еще с тобой не разобрались. У тебя какой срок?

— Три месяца. И кстати, у меня двойня.

— О, Боже, — опешили девушки. — Как ты себя чувствуешь? Как нога? А кто — мальчики или девочки.

— Так успокойтесь. Все хорошо. Пока не знаю, еще рано.

— Может, ты покушать хочешь? А тебе не холодно? — Лина сразу окружила меня заботой.

— Лин, хватит, притормози. Я все такая же. Мне ничего не нужно.

— Но вас уже трое, и ты должна хорошо кушать.

Меня умилила такая чрезмерная забота, но она была мне не нужна.

— Солнышко, я же сильная девочка, и все могу сама. Так что прекрати быть курицей наседкой, — я обняла обиженно пыхтевшую подругу. — Ну, прости, но, правда, все хорошо.

— Ладно, но ты обещай, что если что-то понадобится, все равно что, хоть ананасы с селедкой, ты сразу скажешь нам.

22
{"b":"626693","o":1}