ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 34

Первое, что я сделала придя в себя, обхватила свой огромный живот, даже не открывая глаз. Пытаясь понять, что с моими малышами, но они моментально успокоили меня, ответив толчками на мое прикосновение.

— Господи, как же я за вас испугалась, — прошептала я.

— Аля? — хриплый голос заставил меня распахнуть глаза. Стоило мне их открыть, как я увидела, что рядом со мной, облокотившись на кровать сидит Максим, и выглядит он не лучшим образом. Он стал совершенно не похож на того парня, которого я увидела на крыльце универа. Волосы в разные стороны, заросший подбородок и красные воспаленные глаза. Он казалось постарел лет на пять. — Как ты себя чувствуешь?

Я непонимающе смотрела на него.

— Хорошо, — не соврала, и вправду, чувствовала себя отлично.

— Подожди, я врача позову, — он нажал на кнопку, не прекращая на меня смотреть. Я молчала, не могла поверить, что это он, здесь, рядом со мной.

Практически моментально палата наполнилась врачами и медсестрами и Макса отстранили от меня, а я все так же продолжала смотреть в его глаза.

Мне потребовалось усилие, чтобы перенести внимание на врача — женщину средних лет, которая проводила обследование.

— Что произошло? — спросила я у нее.

— Вы упали в обморок. Это от жары. Волноваться нет причины. Беременность без осложнений. Небольшой отдых и вы восстановитесь, но придется полежать немного у нас. Поколем витамины и отпустим домой. Муж может остаться с вами. Это платная палата, поэтому вас никто не потревожит.

Я перевела взгляд на Макса. Он стоял в углу с потерянным видом и кусал свой кулак. Неужели ему так не приятно, что его сейчас назвали моим мужем? Я смахнула набежавшие слезы.

— Да, я все поняла. У меня нет мужа.

Женщина неуверенно посмотрела на парня.

— Но он сказал, что ваш муж. В общем, не важно. Он может остаться. Всего доброго. Вечером я еще загляну к вам. А, да. Ходить тоже можно, но немного, нужно силы восстанавливать.

Они вышли, и мы снова остались одни.

Я села на кровати, а Макс нерешительно подошел ко мне и опустился на колени рядом со мной.

— Алечка, родная, прости меня, — Прошептал парень и на глазах его появились слезы. — Прости, если сможешь, я самый настоящий дурак! Нет, хуже. Я ненавижу себя за то, через что тебе пришлось пройти. Но я умоляю, если сможешь прости меня.

Слезы покатились из моих глаз. В этот момент я забыла всю боль и обиду, которые были. Я никогда не преставала его любить и ждать. Мое сердце дрогнуло.

— Максим, встань, не надо, — я потянула его за руку, и он нехотя поднялся. Меня интересовал только один вопрос.

— Почему?

— Аль, я — придурок, дебил, я испугался. Что мог тебе дать калека? Зачем я был нужен тебе такой?

— Я любила тебя, и мне было все равно.

— Я не мог поверить в это, поэтому повел себя как трус. Но я клянусь всем, что у меня есть, что никогда, слышишь, никогда не оставлю вас. — он нежно прикоснулся к моему животу. — Я люблю тебя. Всегда любил. И наших малышей уже безумно люблю. Только прошу, не оставляй меня, пожалуйста. Я сделаю все, чтобы вы были счастливы.

Я расплакалась сильнее. Как долго я ждала этих слов. И я верила в его искренность. Можно назвать меня дурой и усомниться в моей адекватности, но я прекрасно понимала все его мотивы. Почему он поступил именно так, а не иначе.

— Не плачь, родная! — он стал осыпать меня поцелуями, высушивая мои слезы. — Прошу, поверь мне — ты для меня все! Веришь?

— Верю! — сквозь слезы рассмеялась я.

Боже, это самый счастливый день. Полгода мучений и неизвестности затмили всего пятнадцать минут разговора.

Максим не отходил от меня ни на шаг, и даже когда пришли родители, он стойко выдержал их недоверчивые взгляды, пообещав, что сделает их дочь и внуков самыми счастливыми. Они так же, как и я, поверили в это. Но больше всего Максу досталось от Лины. Она дико ругалась на своего мужа и на него за их безалаберность и тупость. Девушка так разошлась, что ее даже пригрозили выгнать из больницы, если она не успокоится.

— Смотри у меня, голубоглазый, еще раз какой-нибудь фентель выкинешь, останешься без глаз, — рычала подруга, указывая на Макса пальцем. — А с тобой мы дома поговорим, мой милый супруг.

Димка только обреченно покачал головой.

— Лин, обещаю, что все будет хорошо, — проговорил Максим, целуя меня в макушку.

Девушка немного успокоилась, но все равно продолжала стрелять взглядами в парней.

Когда мы снова остались одни, я не могла оторваться от Макса. Мне так не хватало его рук, запаха и просто присутствия.

Мы проговорили практически всю ночь, хотя парень уговаривал меня отдохнуть, но я просто не могла. Мне хотелось быть с ним, ощущать его руку в своей.

— Макс, а почему ты в первый раз, когда мы познакомились, принял меня в штыки?

— Не в первый раз, — я удивленно на него посмотрела. Нет, Я бы точно его запомнила, если бы видела. — Я наблюдал за тобой в универе, когда ты только перевелась. Признаться, я очень хотел с тобой познакомиться, но не успел. — Он грустно улыбнулся, и я поняла, что он вспомнил об аварии. — А когда увидел тебя у Димона, понял, что такая красавица просто не может обратить внимание на калеку.

— Не говори так! — я погладила его по щеке, а он поцеловал мою ладонь.

— Но это правда, что я мог тебе дать? Ничего.

— Ты не прав. Любовь — это все, что мне от тебя было нужно, да и сейчас тоже.

— Тогда этого было мало. Но сейчас я отдам тебе все, что у меня есть. Всего себя и даже больше. — Макс нежно поцеловал меня. — Я люблю тебя.

— Где ты был в это время?

— В Германии. Я попросил Диму, чтобы об этом никто не знал, я проходил лечение. И как видишь удачно. На самом деле все было легче, чем могло показаться.

— Только не говори мне, что это было от чувства вины.

— Не буду.

— Что? Правда что ли?

— Да, я много разговаривал с психологом, и мы пришли к тому, что вина, которую я испытывал за гибель той девушки, не давала мне нормально жить, но ты, — он снова поцеловал меня, — вернула мне меня.

Максим обнял меня, и мы так и уснули в объятьях друг друга.

Меня оставили в больнице еще на три дня, за эти дни ко мне пришли все наши друзья.

Раздался стук в дверь и в палату нерешительно вошли родители Максима и Машка.

— Алечка, — голос сорвался и мама Макса расплакалась. — Прости нас, если бы мы знали, я никогда бы не позволила ему уехать. Я подошла к ней и тепло обняла женщину.

— Лариса, не нужно. Все в прошлом, — Она стиснула меня сильнее, но тут же спохватилась. — Ох, прости, как мои внучки.

— Мам, а с чего ты взяла, что там девочки? — обнимая меня спросила Маша.

— Мне так кажется, — вытираясь платочком, ответила она.

— А нам кажется, что это мальчики, — обнимая маму и меня, сказал Макс.

— А мне все равно, — проговорил его отец, обнимая жену и дочь. — Главное, чтобы были здоровенькими. Мы стояли таким кругом. И я чувствовала, что наша семья будет большой и дружной.

Эпилог

Мы расписались через пять дней после выписки из больницы. Никаких шикарных торжеств и платьев. Мне этого было не нужно. Главное, чтобы любимый человек был со мной. Родные и близкие были рядом. А что еще нужно самой счастливой женщине на свете.

Уже законными супругами мы отпраздновали свадьбу Рины и Миши. Это был незабываемый день. Ребята светились от счастья. Они долго шли к нему, и как никто другой заслужили его.

Максим все таки защитил диплом и даже уже успел найти престижную работу, а мне сессию закрыли автоматом.

— Макс! Макс! — я потихоньку расталкивала спящего мужа.

— УМ-м-м?!

— Макс, у меня схватки начались, — стоило мне сказать эту фразу, как Максим подорвался с кровати.

— Как? Надо скорую. Блин. Аль, ты как себя чувствуешь?

— Нормально. Скорую уже вызвала.

Макс волновался больше, чем я. За эти два месяца у меня сложилось впечатление, что беременный он, а не я. Муж окружал меня заботой и любовью, но его чрезмерное волнение за нас мне уже порядком надоело.

27
{"b":"626693","o":1}