ЛитМир - Электронная Библиотека

Люк склонил голову, пролетая над развалинами, прикоснулся ко лбу, затем к груди и сжал обе ладони, соединяя пальцы. Он отдавал почтение предкам, погибшим когда-то давно.

Пусть прародители и совершили страшные ошибки, ввязавшись в чудовищную войну, чуть не сгубившую людской род, но они сумели все-таки дать жизнь своим потомкам. Потому достойны доброй памяти и почтения.

У самых склонов Первого кипел бой – грохот драконьих крыльев смешивался с дикими криками ополченцев и пронзительным воем непослушных ящеров, на которых те летали. Всадники держались довольно низко, и драконы издавали жуткий шум, чтобы все внимание сосредоточилось только на них.

Люк хлопнул Енси по шее и приказал:

– Высоко, очень высоко. Полет хищника, Енси. Сделаем их, приятель, как мы всегда делали. Вперед!

Мальчишки должны были взмыть вверх следом за ним. Люк оглянулся и успокоился только тогда, когда увидел, что отцовский Хмус послушно сложил крылья под правильным углом и взял нужное направление. Они летели чуть ниже Енси, и чем меньше и темнее становилась земля, тем дальше оказывался Хмус. Он поднимался, но медленно.

Достигнув небольших облаков и ощутив влагу на ладонях и ледяной ветер на щеках, Люк еще раз глянул вниз. Хмус потерялся за белыми облачными шапками. И откуда только взялось это облако, ведь совсем недавно небосвод был чистым?!

– Позови Хмуса, Енси! – приказал Люк.

Тонкий, протяжный звук разлетелся, вызывая еле уловимое напряжение в воздухе. В ответ – тишина.

Клятая металлическая скотина! Хмус и при отце позволял себе всякие вольности, а мальчишек временами вовсе не слушал. В том и вся проблема. Драконом может полностью обладать только тот, кто его вывел, вырастил и объездил. А Жак и Ник еще никого не объезжали. Просто так получилось, что отец погиб, и, чтобы не сдавать дракона старейшинам и не оставить семью без машины, Люк посадил в седло братьев. Гораздо раньше, чем следовало бы. Но он имел на это право, он остался главой семьи, и решения принимал теперь только он.

– Зови его! – велел Люк еще раз.

Енси позвал, сложил уши, оглянулся и выпустил вялую струю дыма. Скосил глаза вниз. Это значило, что чувствует призыв других драконов. Наступило время Люка, его очередь выполнять свою часть задания.

И Люк направил Енси вниз.

Он должен был появиться внезапно, так как пролетел над Городом слишком высоко для того, чтобы его заметили. И в этом был секрет успеха. На огромной скорости ворваться в самую середину Города и напасть. Енси всегда безошибочно находил теплицы. Как он это делал – оставалось загадкой. Но в этой части вылазки командовал Енси, а не Люк. А уж Хмус и подавно был опытным драконом, и для него найти теплицу и приземлиться у ее дверей – дымное дело. Все равно что пропустить дым через забор.

Вот из облаков вынырнули еле различимые сторожевые башни и плато, серыми коробками показались дома на стенах. Еще немного – и Люк разглядел дорожки и блестящие бока теплиц. Дракон снижался с ужасающей скоростью, воздух свистел, резал холодом, в ушах звенело, но кровь бурлила в жилах так, что согревала похлеще горячего костра.

Секунда, вторая, третья…

И в этот момент совсем близко пропела тяжелая стрела, выпущенная из длинноствольного орудия. Люк глянул вниз и увидел, что стреляют с небольшого возвышения рядом с крышей теплицы. Ждали? Были готовы?

Вот теперь следовало взять управление на себя. Времени в обрез, Городские заряжают свои пушки довольно быстро. Люк хлопнул Енси по правой стороне шеи, там, где чешуйки отсвечивали беловатым светом. Это значило – круг вправо.

– Быстро! Очень быстро! – крикнул Люк, нагибаясь к самой шее и стараясь укрыться за машиной.

Рывок – и Енси поменял направление. Движение кругом помешает стрелкам как следует прицелиться. Не хочется сжигать их прямо сейчас, Люк помнил наставление отца: как можно меньше жертв. «Береги себя и людей», – говорил всегда отец.

Совершая маневр, Енси не переставал снижаться, хотя делал теперь это не так быстро. Люк не собирался отступать. Он заберет свою добычу, чего бы это ни стоило.

Еще одна стрела пролетела где-то за хвостом Енси, и теперь Люк слышал, как клацают затворы пушки.

Он еще раз хлопнул по правой стороне драконьей шеи, свесился ниже, перегнулся на бок дракона, снял с пояса небольшой арбалет.

Пусть стрелы у него самые обычные, не программируемые, но свое дело они сделают.

Едва поравнялись со стреляющими, Люк спустил крючок.

Крика он не услышал – слишком громко свистел в ушах ветер. Но уже знал, что заряжавший свалился на землю. Теперь есть небольшой временной зазор – смерть соратника всегда выводит Городских из равновесия. Они путаются, а дракон снижается. Как только Енси окажется возле теплицы, можно будет никого не опасаться. Как правило, Городские улепетывают что есть духу.

Последний круг – выстрелов больше не было, – и земля приблизилась, зарябила рядами ровной каменной плитки. Теплица стала большим низким домом, кусты обрели форму и четкий цвет. Короткий грохот по камням – и Люк спрыгнул.

Так и есть – защитники разбежались. Тем лучше для них.

Люк ногой разбил стеклянную дверь и влетел внутрь, не обращая внимания на осыпающиеся осколки. Он отлично знал, что готовые семена снимают каждый месяц – так работают теплицы. Каждый месяц на определенных участках сеют новое, а с других убирают готовый урожай.

Люку нужны стручковые и зерновые. И он сразу нашел то, что надо. Один ящик, второй. Тут есть даже удобные тележки, на которые можно все поставить. Взявшись за изогнутую ручку тележки, Люк вдруг заметил спрятавшихся за ящиками детей. Две девочки, небольшие, чуть старше его братьев. Сжались в ужасе и не могут отвести взгляда от страшного Всадника, прилетевшего в Город на драконе. Люк изобразил подобие улыбки, хмыкнул и отвернулся. Эти девочки не опасны, они просто не успели убежать.

Погрузив пластиковые ящики на тележки, он двинулся к выходу. Дракон был неподвижен, лишь временами выпускал узкую струю пламени. Где-то вдалеке уже потрескивал огонь.

– Прекрати! – велел ему Люк.

Не стоит устраивать пожары там, где планируешь добывать еду и дальше. Напугали, и хватит. Теперь о страшном драконе тут будут рассказывать долгие Буймиши и проклинать Всадников.

А вот Всадники Городских вовсе не проклинают. Наоборот, даже благодарят за еду.

Закрепив последний ящик на широкой спине Енси, Люк ногой оттолкнул тележку, взлетел в седло и отдал приказ:

– В небо! Домой, Енси! Дело сделано!

Снова простор и облака, снова далекие крики внизу. Видимо, пытаются потушить тот пожар, что успел устроить им Енси.

И только когда крыши теплиц стали маленькими блестящими прямоугольниками, Люк вспомнил о братьях. Хмус так и не ответил на зов!

3

– Зови Хмуса, Енси!

Наклонился, хлопнул дракона по правой стороне шеи, заставляя сделать большой круг. Первый Город простерся внизу неровной глубокой чашей. Каменные дорожки разделяли его на квадраты, и по некоторым густо стелился дым от пожара, устроенного Енси. Тянуло горелыми листьями и какой-то горечью.

Енси вдруг поднял голову, дернул ушами и громко фыркнул. Люк понял, что он услышал голос Хмуса. Значит, тот где-то здесь, в Городе. Своевольничает, что ли?

И тут Люк заметил длинного, отливающего белыми и синими всполохами дракона. Огромная машина бесшумно пролетала около самого края высокого плато, чуть выше того места, где находился сам Люк. Хмус принес мальчишек к хранилищу энергетических камней.

Ну конечно! Отец всегда занимался именно этим – добывал камни, умеющие хранить энергию. Они тоже очень ценились в клане. Благодаря им можно было хоть иногда пользоваться светом и заставлять работать более мелкие машинки, что имелись у клана. Камни энергии служили обменными единицами и ценились очень и очень высоко.

Только вот Жак и Ник понятия не имели, где их можно украсть и как правильно это сделать!

11
{"b":"626706","o":1}