ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не успели мальчишки уйти, – снова заговорил отец, – пришлось им спасаться на дереве. А мы знаешь что сделаем? Прогоним стадо. Это просто. Ну-ка, поищи-ка парочку больших крепких палок. И я такие же найду.

– Как можно прогнать такое больше стадо? Они затопчут нас вмиг.

– Вот увидишь: мы с ними справимся. Номусы глупы и пугливы. Побегут сейчас так, что только хвостами будут стегать по деревьям. Там, внизу, судя по всему, река, они двигались к ней на водопой, да застряли на поляне. Глупые, я же говорю. Только ступай очень тихо, совсем тихо. Нам надо будет прогнать их так, чтобы они побежали от нас, в противоположную сторону. Понимаешь, Мэши?

Мэши рассеянно кивнула, оглянулась. Ей стало неуютно и даже страшно. А вдруг побегут на нее и отца? Они даже на дерево залезть не успеют, и от номусов не будет спасения.

– Стучи вот по этим деревьям, – продолжал как ни в чем не бывало отец, – они полые внутри. Дождевые деревья собирают влагу в сезон дождей, а после расходуют ее. Сейчас они наполовину пустые, потому звучать будут хорошо, гулко. И кричи изо всех сил. По моей команде. Готова?

Мэши не была готова, но что делать? Она кивнула, подняла палку, поморщилась и плечом откинула назад растрепанные кудри.

И отец, стукнув по дереву, закричал:

– Ио-ио гоп-гоп! Ио-ио гоп-гоп!

Это была старая речевка, которую учит малышня в младших классах. И Мэши ее учила когда-то тоже. В отцовском исполнении она звучала браво и бодро. Мэши подхватила во все горло и принялась колотить по дереву:

– Ио-ио гоп-гоп! Наси-наши гоп-гоп!

Зеленошкурый маленький детеныш ящера, жующий ветки неподалеку, поднял голову и вытаращился на звук. Нелепо мигнул маленькими глазками. Тревожно замычала за его спиной самка. Медленно повернулся еще один ящер. Отец и Мэши продолжали шуметь, потихоньку приближаясь к стаду.

– Ио-ио гоп-гоп! Наси-наши гоп-гоп! – неслось между стволами.

Первым не выдержал детеныш. Коротко мукнув, он поднял хвост и спрятался за спину самки. Неповоротливая самка переступила, мотнула головой и бросилась прочь. И тут земля дрогнула от множества ног. Стадо номусов понеслось вниз, к редкому леску на противоположной стороне поляны.

На миг топот заглушил и стуки палок по дереву, и детскую речевку.

А когда все стихло, отец весело улыбнулся и сказал:

– Мы их прогнали, Мэши! Мы молодцы!

Он торопливо перепрыгнул через поваленный сухой ствол, раздвинул руками низкие ветки памельника и вышел на поляну. Длинно свистнул, поднял голову и произнес:

– Доброго вам дня, молодые люди!

2

Ответа не последовало.

Мэши приблизилась, задрала голову и улыбнулась. Коротко сказала:

– Попались.

– Сама попалась! – крикнул один из мальчишек и плюнул вниз.

– А ну, слезайте давайте! – велел им отец, слегка стукнув рукой по стволу дерева.

– Вали отсюда, мужаче, а не то заряжу тебе реп промеж гляделок, вот тогда те небо и схлопнется. Червь-зимонаак паршивый! – раздалось сверху звонко и четко.

Мэши не поняла и половину этой речи, потому сморщилась и протянула:

– Чего? Что он сказал?

– Ругается, паршивец. Только репа у вас нет, парни. Видал я по дороге сюда пустой колчан, закинутый в кусты. Кто из вас, обормотов, выкинул колчан? Младший или старший? Что же вы за вояки, если наследили так, что любой дурень вас найти может?

– В колчане жук-икень сидел, – оправдывающим тоном протянул тот самый, что обещал зарядить реп между гляделок. Он посмотрел на своего товарища, получил легкий удар по макушке, повернулся и крикнул: – Ну и шо, шо нет репа? А мы все равно не слезем. Валите отсюда, пока не прилетел наш брат на драконе. А не то живо сгорите, как те ваши только что на Первом. То-то знатное получится жареное мяско.

– Гадьт! – яростно прошептала Мэши. – Они нападали на наши Города!

– Кидай яйцо дракона, и мы уйдем. Понял, малец? – Голос отца стал резким и твердым. Шутки закончились, поняла Мэши.

– Ха, чего захотел! – заговорил потерявший свой колчан для репов, видимо, помладше. – Вошей для твоей матери, понял? Нет у нас яйца, понял?

– Дядька, у нас нет яйца, – более спокойно произнес его старший брат. – Оно сгорело с драконом. Если поднимешься наверх, пройдешь через лес на четверть запада, то сам увидишь останки дракона. И яйцо сгорело. Мне жаль, дядька.

Отец ухмыльнулся, стукнул еще раз по дереву и снисходительно, с нотками насмешки в голосе сказал:

– Малец, ты отменный наездник, но глуп, как яйцо путока. Я нашел тебя потому, что нашел твоего дракона. Ваши следы не увидит только слепой. И если кто еще заприметил вашу машину, то наверняка пойдет по вашим следам. Всем охота раздобыть драконье яйцо.

– Только его нет, – буркнул младший. – Потому вали, мужаче, и не пяль на нас свои гляделки.

– Братец твой невежливый, как я погляжу, – сказал отец, – только байки ваши будете рассказывать своим башмакам. Яйцо у вас. Никогда не поверю, что дракон умрет, не выдав плату. Это заложено в программе, это завершающий этап цикла. Даже если машина запущена на самоуничтожение. Яйцо у вас, и вы его где-то спрятали. А ну-ка давайте сюда, мальчики.

Отец вдруг ударил в дерево плечом. Толчок получился довольно резкий, младший не удержался и заскользил вниз, цепляясь за ветви и яростно ругаясь словами, которых Мэши слышать не доводилось.

Отец тряхнул дерево еще раз. Мальчишка слетел в траву, а второй повис, цепляясь за ветки. Закружились оранжевые и розовые цветочки, все вокруг засыпало большими лепестками, запахло резко и сладко.

Отец проворно схватил упавшего младшего за шиворот, потом за руку, слегка встряхнул, поднял голову и велел:

– Слезай, пока я не свернул башку твоему братцу. Понял?

Младший опять выдал ряд ругни, старший молча отпустил ветки и легко прыгнул вниз. Он был гибким и ловким, этот мальчик. От его прыжка, казалось, не шелохнулась даже трава под ногами. Глянув черными большими глазищами, он поднял тонкие черные брови и спокойно сказал:

– У нас действительно нет яйца. Ты напрасно тратишь время. Ты хочешь отомстить за своих и убить нас?

Ни один мускул не дрогнул на лице мальчишки, когда он произнес последнюю фразу. Младший перестал вырываться, вздернул подбородок и глянул на отца Мэши точно такими же, как у старшего, черными глазами. Глазищами, а не глазами, злыми и блестящими. Легкое недоумение промелькнуло в его взгляде и тут же пропало. Брови сдвинулись к переносице, верхняя губа слегка поднялась, показывая белые крепкие зубы. Весь он ощетинился и стал похож на Хамийе, когда тот злился и пытался дать отпор леке.

– Вы не стали брать яйцо с собой, это слишком рискованно. Вы спрятали его около погибшего дракона. Где-то на тех склонах. А после ушли, надеясь найти своих. Я отыщу яйцо по вашим следам. Прямо сейчас. И вы пойдете со мной, – совершенно спокойно сказал отец.

Младший дернулся и пожелал отцу сдохнуть, как клятым червям, которых жрут ящеры. Старший поник и нахмурился.

– Я прав. Яйцо именно там, дорогие мои. Понять это не сложно, достаточно просто посмотреть на вас. Все написано прямо на ваших глупых лбах. Пошли, деточки. Мэши, мы вернемся немного. Придется потерять денек, но оно того стоит.

– А кто вы такие? – спросил старший.

– Никто. Для вас никто. Пошли.

Отец крепко схватил за руку младшего, дернул его и потащил за собой, шагая широко и быстро. Тот уперся поначалу и мотнул головой, отбросив с лица длинную черную прядь, закрывающую брови. Затрещала под отцовскими крепкими пальцами плотная домотканая рубаха синего цвета, и Мэши показалось, что сейчас рукав просто оторвется, – такая она была ветхая и застиранная.

– Двигай ногами, паршивец, – без всякой злобы, даже немного весело велел отец.

– Сам паршивец, – прошипел мальчишка.

Короткий свист и глухой стук заставили вздрогнуть и Мэши, и старшего мальчика. Черный толстый болт, который Всадники называли репом, воткнулся в ствол рядом с Мэши.

13
{"b":"626706","o":1}