ЛитМир - Электронная Библиотека

Для создания обложки были использованы фотографии с сайта https://www.maxpixel.net по лицензии ССО бесплатно для личного и коммерческого использования.

Глава 1

Владимир.

В тот момент, когда я вышел из машины, чтобы покурить, на телефон поступил звонок от шефа с приказом взять мешок и подниматься к ним. «Еще одну грохнул. А мне опять заметать следы и делать за него грязную работу.» – с этими мыслями я достал мешок из багажника и, не докурив половины, поспешил в здание.

Здесь, на втором этаже с виду неприметного дома располагался притон под названием «Сладкий грех» – закрытое заведение для «избранных» клиентов. В этих стенах, вовсе не «сладких», но щедро пропитанных преступным грехом и насилием, держались девушки разных возрастов и типажей. Их отлавливали насильно, либо вербовали с помощью сайта знакомств, и те приходили сюда добровольно, чтобы поиграть в Тему. Разумеется, никакой обещанной Темы они не получали, банда всего лишь отбирала у девушек документы и заставляла заниматься проституцией. Заложниц постоянно избивали и насиловали за любую провинность, а порой, и без повода. Так, просто у кого-то из банды было в тот день плохое настроение.

Я всего лишь водитель, который попал в преступный мир по несчастливой случайности. А ведь когда-то, несколько лет назад, я вел обыкновенный образ жизни, профессионально занимался спортом, по ночам работал вышибалой в одном из баров, а днями заботился о своей маленькой лежачей сестренке. Мама наша погибла от тяжелой болезни несколько лет назад, отца не знали отродясь. А когда выяснилось, что и моя сестра оказалась больна, а денег на лечение нужно было столько, сколько я бы не получил и за три года непрерывной работы в баре, мне пришлось искать другие пути разбогатеть.

В итоге, связался не с теми, взял на себя слишком много, и понеслась моя жизнь по накатанной тропке в пропасть садистского и контрабандного сообщества… И сестренку не сберег – умерла она, хоть и запасся необходимыми лекарствами на год вперед. Потому и задолжал шефу крупную сумму. Теперь и отрабатываю…

Когда я вошел в комнату, увидел еле живую проститутку, избитую, кровища ее по всему паркету размазана. Семеро наших стояли возле нее; кто-то одевался, кто-то продолжал с довольной улыбкой таращится на нее без штанов. Двое дрочили на лицо.

А шеф, наклонившись к камину, взял оттуда горящее полено.

– Я тебя, суку ленивую, предупреждал, что накажу? Сколько раз говорил, что ты должна обслуживать тринадцать х*ев за ночь и приносить мне прибыль от тринадцати, а не эти позорные копейки?!

– Господин, пощадите! – шепелявила проститутка. Опухшая губа и рот, полный крови, по всей видимости, по причине выбитых зубов, не давал возможность говорить внятно. – Я не виновата в том, что другие девочки забрали моих клиентов!

– Бесполезно с тобой по-хорошему. Держите ее крепко! – скомандовал шеф и двинулся на девушку. – А после в мешок.

– Дамир, сегодня будут указания по поводу других номеров? – спросил шефа Оборотень, а в миру Сашка, глуповатый и слишком самоуверенный недоавторитет.

Шеф в ответ молча достал из потайного кармана пиджака пистолет и продырявил Оборотню лоб. Этого и требовалось ожидать: Дамир запрещал называть себя по имени, особенно, при заложницах. Либо шеф, либо Барс.

Я перевел дыхание, стоически наблюдая за тем, как садист-шеф с хохотом прислонил горящее полено между ногами проститутки. Другие члены банды крепко держали девушку, пока та не прекратила биться в агонии.

– Вот такая твоя пиз*а должна быть горячая и вертлявая с каждым клиентом!

От слов шефа, как и от его поступка, рассмеялись все. Даже я. Нельзя не смеяться, когда шеф пытается шутить. Затем, сложив труп в мешок, трое из банды плотно завязали его и поволокли к машине.

– А ты, Вован, – теперь он обращался ко мне. – Выбрось ее в реку, да так, чтобы не всплыла. Жаль пятый номер. Она мне нравилась.

– Будет сделано, шеф. Пойду за вторым мешком. – ответил я и тут же направился следом за ушедшими.

***

Владимир.

Как исполнил задание шефа, тут же направился в бар, чтобы напиться до зеленых фей. Бар, по правде сказать, больше напоминал гадюшник: маленькое помещение, обклеенное пожелтевшими фотообоями, скудненький выбор выпивки, несколько пластиковых столов, и одинокие тараканы, пробегающие под ними с небольшой периодичностью. Такие же одинокие и мерзкие, как я. Но я ходил только сюда, в гадюшный бар, поскольку пиво здесь не разбавляли. Вот накидаюсь основным пойлом, затем куплю пивка на дорожку, приду домой и усну в угаре.

Как и делал последние три года. Это помогало мне забыться. Ведь на счету сообщества, в котором я погряз по самые не балуйся, за время моей работы имелось уже двенадцать жертв. А на моем счету, соответственно, двенадцать тщательно спрятанных трупов. Эта смертельная дюжина мучила и без того доходяжную совесть сутками, но и выхода поступать наперекор, попытаться спасти кого-то из наложниц или сбежать из клана у меня не было. С одной стороны, я самый «невинный» из всех корешей банды, поскольку не принимал непосредственного участия в издевательствах над жертвами, но с другой – для закона я такой же соучастник, которому светит немало, если поймают. Да еще и за содействие «организации» срок добавят.

Каждый раз, как только заканчивался рабочий день, я выходил на «свободу» от жести, однако, жить не хотелось совсем. Не то, что шагать куда-то, дышать не хотелось. Из этого преступного болота уже не выбраться чистеньким, а ведь я раньше мечтал совсем о другой жизни. Теперь она для меня закрыта.

Достал из кармана кожаной куртки фотографию младшей сестры Жени, которую всегда носил с собой. Внимательно поглядел на изображение, затем ласково провел по глянцу давно привычным жестом, как будто видел сестру перед собой сейчас, гладил ее длинные волнистые волосы, еще не выпавшие от последствий химиотерапии. Тогда мы еще не подозревали, что Жене от покойной мамы достался рак. Живую и здоровую сестру вижу. Хочу спросить ее, как прошел день в школе, что получила, какие уроки задали на завтра, обижал ли кто… А сестра уже ничего не скажет, сколько бы не просил.

Смотрю на фотографию, смотрю, а выражение лица Жени, к сожалению, не меняется и уже не поменяется. Навсегда осталась моя Женя веселой и жизнерадостной, улыбка смешная, передние коренные зубы так и не успели вырасти. Именно эта фотография висит над ее могилой. Такую Женю ее запомнил.

Я нахмурился и выпил стопку водки, не закусывая и не запивая.

– У вас очень красивая дочка! – слышу приятный голос неподалеку.

Я поднял голову и увидел официантку. На бейджике, приколотом к ее белой майке, курсивом написано «Анастасия».

Она стояла с меню в руках и улыбчиво косилась на изображение моей сестры. Я нахмурился и спрятал фото обратно в карман.

– Надумали что-нибудь заказывать?

– Водки вполне хватит. Иди отсюда, не мешай. – сказал и отвернулся.

Мне до тошноты осточертело глядеть на женщин. Докатился до того, что в каждой видел не личность, а живой товар. Эта подходит больше, эта меньше…

– Что вы мне грубите? Я всего лишь делаю свою работу! – официантка цыкнула на меня и ушла.

Именно такие женщины, как эта наглая официантка, напоминали о том, чем я занимаюсь каждый чертов день, как только выхожу из своей квартиры. Стыдно и больно было глядеть на девушек, но при этом я злился все больше на глупых, наивных, желающих легкого бабла, готовых уйти во служение неизвестно кому и терпеть неизвестно что. И у меня затесалась одна веская причина обвинять девушек в тупости и наивности, предъявы не голословны. Моя основная работа – управлять виртуальным гаремом и каждый вечер унижать добровольных рабынь, пересмотревших фильмы о бдсм, и только потому, что я Мастер в этой Теме. Официально существующий сайт банды «Газлайтер.Ру» создан для вербовки интересующихся абьюзом телок, которые любят и ждут, чтобы с ними обращались пожестче, специализировался на отношениях, ставших суперпопулярными в наше время. Красивое с виду сочетание слов «господин и рабыня», «господство и подчинение», а на деле – адепт-мазохист и хозяин-садист. Наш шеф – еще какой садист, да еще и на наркотиках давно, мозги все прожрали…

1
{"b":"626865","o":1}