ЛитМир - Электронная Библиотека

Дмитрий Манасыпов

Боевые маги: несмышлёныши

Вступление

Ворона на кресте сразу показалась странной.

Ее сестер на полукруглом куполе собора Павла хватало с избытком. Но у них всего два, а не по три глаза. А у этой было именно так.

Мельхиор, пятый раз поднимавшийся на колесе обозрения и рассматривавший город Лондон, поморщился. Не нравилось ему все это, совсем.

Ни сам город, старательно молодящийся, прячущий за стеклом со сталью небоскреба-яйца и Сити мрак своей древней души.

Ни мутная река, еще пахнувшая желтой смертью Великого Смога, растаявшего больше ста лет назад, но оставившего крики ужаса своих жертв на старых камнях.

Ни такие милые красные автобусы для туристов, никогда не замечающих склизкую изнанку королевского города, пропитавшегося страхом и магией на многие футы вглубь.

Ни тот, кто сейчас прятался где-то возле собора Павла. Его цель.

А после увиденной вороны стало не нравиться еще больше. Почему? Да все просто.

Спутники есть только у сильных магов. Непреложный закон, с ним не поспоришь. Взращенные и измененные животные, или Сущности, призванные в нужное тело. Так могут лишь немногие, Мельхиор не умел, хотя магом считался сильным.

Вороны должны бежать от трехглазой ненастоящей сестры. Птицы чуют странное, сторонятся и пугаются. Тем более, у нее три глаза, значит… внутри птицы Сущность. Но птицы сидят и не улетают. Спутник защищен силой создателя. И силой большой. Потому и плохо, придется тяжело.

Мельхиор опустил подзорную трубу, подмигнув мальчишке, сидевшему в кабинке. Родители его внимания на мужчину в длинном кожаном камзоле не обращали. Они его просто не видели, в отличие от сына. Жаль, стоило заняться ребенком плотнее… в другое время. Редко встретишь зачатки ученика случайно, а от ученика Мельхиор бы не отказался. Но ничего, сейчас думать о грустном не стоило. А мальчишка? Пусть смотрит, сказать все равно ничего не сможет.

Науз, лежащий на металле под его ногами, сковывал сознание сильнее джина, спрятанного отцом мальчишки в картонном пакете. Пинта можжевелового только опьяняет, науз из руты с красавкой делает человека покорным. Само собой, если тонкое плетение сделано правильно. Мельхиор, учась в Айсштирк, считался лучшим по травам и морокам с наузами.

Мальчишка смотрел совершенно дикими глазами. А как еще? Никто, кроме него, почему-то не видит худого невысокого парня в странной одежде и с еще более странной штуковиной в руках. Подзорная труба стоила неимоверно дорого, только знал об этом лишь сам Мельхиор. Линзы и корпус, давным-давно, сделал сам Левенгук, используя полученные от боевых магов сапфиры и лунные слезы.

Медь складывающегося цилиндра не блестела на солнце, покрытая рунами и прячущая в себе дополнительную сложную конструкцию из тонких паучьих лапок и крохотуль-дальнозоров. Без них ничего бы не получилось. Без них, и без золотисто-тонкого яйца «искателя», рдеющего бирюзой на кончике стрелки.

Стрелка тоже показывала на ворону. Так что, все сошлось, и пора действовать уже сейчас.

Мельхиор, не дожидаясь спуска, подмигнул мальчугану и спрыгнул на нижнюю кабинку, еще на одну и дальше и дальше. Время тратить просто так нельзя, время убегает. «Искателя» он спрятал в чехол на бегу, бережно и осторожно.

Надо поймать кэб. В метрополитене его ждут Ночные охотники, и тратить на них силы нельзя. На перьях вороны труба-дальнозор показала самое главное. Зеленовато мерцая в сапфиром фильтре на аспидно-черных крыльях переливались ниточки «Крови Моря». А Мельхиор оказался в таком нелюбимом городе именно из-за нее, пропавшей из хранилища неделю назад.

«Кровь Моря» украли. А когда она всплывает, на землю приходит Беда.

А справиться с вором, сильным умелым магом-ренегатом, сейчас может лишь Мельхиор. И из-за этого ему все не нравилось еще больше. Но судьбу не выбирают.

Кэб катил вперед, оставляя все меньше времени на мысли и последние приготовления. Водитель решил завести разговор, но Мельхиор не очень хотел его поддерживать. Куда больше интересовал тубус и его содержимое. Снаряжение ему доставили к самолету, а он заснул в полете, так и не узнав — что же там.

– Впервые у нас?

Какой надоедливый, а?

– Думаю, что да, сэр. Не смотрите по сторонам, но ощущение именно такое. И маршрут.

– А что маршрут?

– Ну, как же! Вы едете на кэбе к собору, не заезжая к памятнику адмиралу и…

— Вам не стоит смотреть вперед во время движения?

Обиделся. Пусть обижается. Главное — безопасная ез…

В стекло сзади что-то ударило. Мельхиор обернулся, успев заметить испуганные глаза кэбмена. И успел прикрыть глаза рукой.

Стекло брызнуло ослепительно сверкнувшей крошкой, почему-то с красным. Мелькнуло черное, рассыпавшись отрывистым «к-р-р-а-к», мазнуло острым по лицу. Водитель испуганно ойкнул, кэб дернулся, ощутимо уходя вправо.

Мельхиор выкрикнул-выбросил заранее заготовленную мороз-ловушку, всю, без остатка. Голубое магическое облако разлилось через рассыпавшееся стекло. Черная каркающая стая, несущаяся за магом в автомобиле, влетела прямо в него, не успев увернуться.

Мельхиора подкинуло, впечатало макушкой в крышу. В глазах потемнело, брызнули искрящиеся звезды и он чуть не вырубился. А потом — закричал металл, ломаясь, закручиваясь рвущимися капотом и бампером, стекло полетело со всех сторон, запарило из радиатора, почти влетевшего внутрь машины.

Водитель прижимал ладони к лицу. А между ними, подрагивая лапками, торчала ворона. Где находились ее голова с клювом, маг не увидел. Стало не до того.

Он выпал через разбитое окно, уже обрисовывая пальцами руну, прямо поверх рукава. Такая же, тату черной краской под кожей предплечья, отозвалась разгорающимся пламенем. Огонь, расползаясь по всему тело, обжигал, заставляя его кричать. Еще сильнее Мельхиор кричал, вытаскивая обломившийся рычаг скоростей, воткнувшийся между ребер.

Руны он почти никогда не трогал, оставляя на самый последний случай. Как сейчас, когда силы уходили из него вместе с кровью. Маги в сказках могли излечиваться одним заклинанием, парой слов и несколькими пассами рук. Мельхиор им завидовал, в его жизни все было иначе.

Вокруг кричали, и, как это современно, даже валяясь в беспамятстве, маг видел вспышки камер фонов и смартов. Снимают, напрямую выкладывая в Сеть, снимают… Люди такие любопытные, и такие глупые. Плохо, что он засветился так рано, когда еще слаб, как щенок.

Кровь замерзла на три удара сердца, хрустнула, подчиняясь последним всплескам умершей руны, и растеклась лавой, успокаиваясь. Мельхиор подтянул так и не выпущенный тубус, такой обычный и смешной посреди макабра, пахнущего умершими машиной с водителем. Надо торопиться. Причины простые:

Ренегат очень силен.

Камеры смартов уже привлекли к нему внимание.

Мороз-ловушка готовилась на вора, а не на ворон. Их слишком много.

И выжившие уже пришли в себя.

Люди, люди… стоило не охать и ахать, а просто помочь человеку, с трудом приходящему в себя. Или удрать, на всякий случай. А он, Мельхиор, не виноват ни в чем. Просто надо обезопаситься, а без шума с гамом не получится. Рука нащупала жезл, успев вытащить и направить на поредевшую, но все такую же опасную стаю. Бусинки вороньих глаз алели, и где-то за ними, управляя, пряталась Сущность, овладевшая бедными обезумевшими птицами.

Нажимая на крохотную каплю рубина, запустившую клокочущую магию в коротком, с локоть, жезле, Мельхиор порадовался, что захватил артефакт с собой, как знал.

Сотня черных и блестящих на неожиданном солнце клювов-копий. Раздирающее уши и тянущееся впереди хозяев и хозяек карканье. Густой клубок крыльев, кривых когтей, алых глаз и злобы небольших комочков перьев, вместе легко уничтоживших бы обычного человека. Обычные городские вороны, ставшие адскими гарпиями, выбравшиеся из хрустко разлетевшегося голубым крошевом заклинания-ловушки.

1
{"b":"626866","o":1}