ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления!

Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения.

Спасибо.

Лиз Дюрано

«Все, о чем мечтала»

Серия: Иная любовь (книга 1)

Все, о чем мечтала (ЛП) - _0.jpg

Автор: Лиз Дюрано

Название на русском: Все, о чем мечтала

Серия: Иная любовь_1

Перевод: Карина Боссанова

Редактор: Ольга Кузнецова, Eva_Ber

Обложка: Татия Суботина

Оформление:

Eva_Ber

Аннотация

Ее безупречно распланированная жизнь летит под откос…

Его жизнь терпит крах.

Я никогда не верил в сказки.

Но обнаружив настоящую «принцессу» в своем доме, вспомнил сказку о трех медведях и девочке, которая без спроса вошла в их дом, съела их еду и уснула в их кроватях.

Так же, как и девушка, которая сейчас находится в моей кровати.

Сначала мне показалось, что она мертва, но затем, наблюдая за вздымающейся и опадающей грудной клеткой, я понял, что она просто вырубилась, вероятнее всего, от того, что «принцесса» выпила полбутылки Бордо, которое я берег для особого случая. Две тысячи на ветер, благодаря гребанной Златовласке, которая в данный момент не только мертвецки пьяна, но плюс ко всему еще и обнажена.

Я должен прямо сейчас уйти и позволить ей протрез...

Но я не могу. Не тогда, когда, что-то лежит рядом с полупустой бутылкой Бордо, что-то, что точно не должно быть здесь. И самая верхняя строчка записки начинается со слов... «Прости, что потеряла тебя».

«Возможно, все, что вам нужно, — иная любовь,

Такая, о которой вы могли только мечтать.

Возможно, она прогонит всю грусть

И подарит вам чувство свободы».

Брендан Джеймс «Иная любовь»

Глава 1

Харлоу

Если бы полгода назад мне кто-нибудь сказал, что для того, чтобы провести прекрасный отдых, нужно оборвать все связи, я бы посчитала его сумасшедшим и вычеркнула из своего списка друзей. «Все связи» — означает абсолютно все. Вдали от цивилизации, без телевидения, и что еще хуже — без Wi-Fi. Ладно, я немного преувеличиваю, потому что Wi-Fi у меня есть, хотя и с плохим сигналом. И это не мои друзья выбрали место, которое находится черт знает где, а я. Но все равно, как, скажите пожалуйста, я должна была узнать о самочувствии своих пациентов? Прижились ли пересаженные почки в новых организмах? Что было с уровнем их антител? Были ли сбалансированы их натрикалиевый уровень? И не повышалось ли у них артериальное давление?

Но это было шесть месяцев назад, когда единственное, что для меня имело значение, это должность одного из лучших детских хирургов в стране, занимающегося пересадкой почек, который был автором многочисленных научных статей и «заталкивал за пояс» наивных докторишек в Общественной больнице Миллера, лучшем медицинском и научно-исследовательском центре на Манхэттене.

Я делаю глоток вина и откидываюсь на спинку кресла, глядя на широкие просторы полыни за окном. За порогом моего далекого от дома жилища темно, и все, что мне видно, это луна и звездное небо. Захватывающее зрелище, подобного я прежде не видела, пока не приехала сюда, ведь большую часть своей жизни прожила в крупном городе, проводя большую часть времени в стенах больницы, заботясь о своих пациентах и отсиживаясь в кабинете за написанием своих исследовательских статей.

Сейчас я и не вспомню, что заставило меня остаться на окраине Таоса, в штате Нью-Мехико, но здесь я нахожусь вдали от всего, именно так, как и планировала — или не планировала. По крайней мере, ту часть, где я сижу одна в темноте, притупляя свой гнев и печаль в третьем бокале вина.

Все началось с объявления в газете о том, что через три недели Джефф собирается жениться. Вернувшись домой, друзья были так шокированы последними событиями, что забыли даже мне позвонить.

«Разве бракоразводный процесс уже закончился?»

Хороший вопрос. Но я ничего не собиралась им говорить, не тогда, когда я не могла никого из них называть другом, точно не после того, как они показали мне, насколько их репутация была для них важнее, в тот момент, когда мой брак разваливался. Конечно, они должны были выбрать главу трансплантационной хирургии Общественной больницы Миллера, а не его неуравновешенную жену, даже если она оказалась помощником главы трансплантационной хирургии.

Вот, что я получила взамен из-за того, что не выходила за пределы старого круга наших друзей. Я должна была работать усерднее над тем, чтобы завести своих собственных друзей, особенно после того, как Джефф подал на развод. Но теперь уже слишком поздно, чтобы об этом беспокоиться, не после звонков от «друзей», которые сделали вид, что действительно обеспокоены тем, как я воспринимала новость о его предстоящей женитьбе.

Ты знаешь, что он собирается жениться на своей секретарше? И что она от него беременна?

А как на счет того, что последние пять лет мы с Джеффом пытались завести ребенка, и даже после всех процедур ЭКО и акупунктуры ничего не получилось? Ничего, что можно было бы назвать успешной беременностью.

Узнать о беременности Лейлы было больно, особенно когда я знала, что это было то, чего всегда хотел Джефф — ребенок, который будет носить его имя. И по истечении пяти лет, после всех процедур оплодотворения и сопутствующих им неудач, я, как он всегда настаивал, наконец-то смирилась с тем, что это было по моей вине. Ведь мне стукнуло сорок, и мои старые яичники, должно быть, давным-давно усохли, даже, несмотря на то, что мое медицинское образование говорило мне, что это было невозможно, не при моем уровне эстрогена и других хороших показателях.

Но теперь это все в прошлом. Почетный хирург-трансплантолог, Джефф Гарнер, доктор медицинских наук, восемь месяцев назад подал на развод, а жизнь продолжалась. К сожалению для меня, это означало жизнь в стенах той же больницы, где мы оба работали в качестве хирургов-трансплантологов, пока одному из нас не пришлось уйти. И естественно, это не главе трансплантационной хирургии. Нет, ни в коем случае.

Я облизываю ложечку с помадкой и запиваю большим глотком красного вина. Это то, что я попробовала во время своей первой и единственной поездки в Долину Напа, которая была сто лет назад, и, будучи любительницей шоколада, это стало моей привычкой, особенно во время стресса. Боже, для меня это такой стресс. Я очень хорошо знаю, почему я сейчас так себя чувствую.

«Я гребаная неудачница».

Я делаю еще один глоток вина, на этот раз отказавшись от помадки, а затем еще один, после чего поднимаю пистолет, лежащий возле полупустой бутылки Бордо. Я встаю с дивана, ощущая, как комната идет кругом. Делаю глубокий вдох и смотрю прямо перед собой, решив покончить с тем, что начала.

С бокалом вина в одной руке и пистолетом в другой я направляюсь к входной двери со стеклянными вставками, вероятно, бесполезными при вторжении зомби, и смотрю в темноту, царящую за ними. На мгновение, я не понимаю, как открыть дверь с занятыми руками. По-прежнему держа пистолет, я ставлю бокал на пол возле себя и толкаю дверь, шагая наружу, затем поворачиваюсь, чтобы забрать бокал вина. Черта с два, если я пророню хоть каплю этого вина. За бутылку в две штуки баксов хозяйка может использовать остаток моего депозита, чтобы перекрыть ее стоимость.

Я выхожу на улицу к яме, где разводят костер, не обращая внимания на то, как гравий впивается в мои ноги. Я слишком опьянела, чтобы это ощущать, и скоро я буду слишком мертвой, чтобы вообще что-нибудь чувствовать.

1
{"b":"627394","o":1}