ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девушка вздохнула, лишний раз напомнив себе, что она здесь пленница, но искренне надеялась это исправить, как только истечет срок клятвы. Увидев что-то нежнейше-белое, бросилась к елям, поднимая колючие ветки снизу, пораженно вглядываясь в прекрасные бутоны ароматных дивных цветов.

Счастливая улыбка расцвела на прекрасных нежно-розовых губах девушки, и, осторожно опустив руку, она слегка прикоснулась к лепесткам, не веря в такое чудо. Приятный звонкий смех раздался в маленьком прекрасном палисаднике темного надменного дворца золотых драконов, озаряя его светом.

Девушка заворожено смотрела на гертарды и боялась, что они исчезнут. Загадочно улыбалась, поджав ноги под себя, сняв тонкую обувку, желая чувствовать прохладу земли и щекочущий шелест травы.

Улыбка ушла, как только Ларисинья почувствовала магию в воздухе. Непонимающе оглянулась, но ничего не увидела. Провела рукой по траве, шепча заветные слова, и в ту же секунду замерла, наблюдая.

Трава зашелестела, хотя ветерка не было, и через время земля стала подниматься, направляясь в сторону ограждения. Достигнув приличной высоты, тут же осыпалась, теряя магию девушки.

Ларисинья нахмурилась и медленно поднялась с земли, не зная, как понимать случившееся. Если там что-то и есть, то очень сильное. Девушка закусила губу и вновь направила свой взор к цветку, случайно краем глаза заметив еще что-то белое только под другой елью.

Мгновенно позабыв обо всем, подходила к каждой, улыбаясь шире, так как под деревьями росли прекрасные цветы. Осторожно присев у последней ели, Ларисинья ахнула, увидев, что цветок не белого цвета, а розового, такого даже у гиборгов нет.

Девушка пораженно выдохнула и потрогала маленькие бархатистые лепесточки, надеясь, что это все, как сон, не растает.

* * *

– Скажи, друг, мы здесь так и будем стоять и пялиться на твою цветочную фею? – деловито уточнил Ревон, злясь на наследника, вытащившего его с постели, в которую маг прилег только недавно.

– Да, – рявкнул Конер, с интересом наблюдая за нежной принцессой, на лице которой играла улыбка.

Мужчины находились в магическом куполе, и их невозможно было увидеть или услышать, поэтому он внимательно наблюдал за каждым ее движением, зная, что даже это вызвало бы у нее гнев.

– Не-е-е, ну ты меня-то отпусти, а сам… любуйся. Между прочим, я всю ночь не спал.

– Жалеешь, что поехал сюда? – усмехнулся Конер.

– Да ты брось! Я вчера с такими красавицами познакомился и, кстати, я, кажется, влюбился.

– Сразу в двух? – поинтересовался мужчина, повернувшись к магу. Друг не мог пройти спокойно мимо юбки, особенно если милое создание было с золотистыми волосами.

– Почему в двух? В ту, с которой сегодня встречаюсь! Надеюсь, мы тут еще погостюем денек, а может, два. Драконица просто шикарная, только есть муж. Думаю, отправить его, что ли… куда-нибудь на территории мутари. Пусть побегает от дикарей по полям да лесам. Сбросит лишний вес заодно.

– Желаешь проблем с властелином золотых драконов? – осведомился Конер, намекая другу о возможных последствиях.

– Брось. Ты о чем? Он за золотые продаст и родную мать.

– Даже не сомневаюсь в этом, но давай без подвигов и любви, если там присутствуют муж и дети.

– Ну что ты, когда дети – это запрет, а вот муж… если женщина сама не против – зачем отказывать себе в удовольствии?! – с возмущением заметил никтрот.

– Я предупредил, а ты сам решай.

– Ага, учту… – оскалился маг, а потом поинтересовался. – Ты уже насмотрелся или как?

Конер молчал, наблюдая, обдумывая свои действия, а потом прищурился и сказал:

– Выпускай меня, а сам можешь идти спать.

– Что? В таком случае, думаю, мне нужно остаться, чтобы заштопать тебя после ласк твоей принцессы, – скалясь, заботливо высказал свое мнение Ревон.

– Без тебя обойдусь, – усмехнулся Конер, а потом хлопнул мага по плечу, продолжил: – Спасибо.

– Да ладно, это мне вчерашняя брюнетка рассказала про цветы золотой принцессы, которые та рисует в комнате своей башни.

– Да уж, только будь добр, спроси сперва у меня, прежде чем заявляться к ней в комнату, – рыкнул мужчина, негодуя по этому поводу. Ревона спасло только то, что он действовал в интересах друга, и просто не мог поступить подло. Никтрот силен и опасен, но честен при любых обстоятельствах.

– Я тебе уже несколько раз говорил, что она спала, – прорычал Ревон.

– Понял, но мне от этого не легче, – отчеканил Конер.

– Адский Нор, какой, оказывается, ты жуткий ревнивец. Притом эти изменения произошли за сутки. А что будет дальше?

– Встреча с невестой. Рассеивай магию, – спокойно произнес мужчина, желая поговорить с Лари и попробовать помириться.

– Как знаешь… Но думаю…

– Ревон! – прорычал дракон, показывая свое нетерпение.

Никтрот только поднял бровь и резко поднял руку, мгновенно уничтожая купол, выпуская друга к его невесте, а сам создал портал и исчез, даже не рассчитывая, что дикая девочка пойдет на уступки. Уж слишком ее обидел наследник…

* * *

Ощущая мощнейшую усиливающуюся магию, девушка посмотрела вперед, туда, где недавно рассыпалась земля, и вдруг встретилась с пронзительным взглядом темно-зеленых глаз наследника черных драконов. Мужчина вышел из задымленного воздушного пространства и направился к ней.

Ларисинья тут же вскочила на ноги и громко выкрикнула:

– Уходи!

– Лари, давай поговорим… – с просьбой проговорил мужчина, медленно приближаясь к своей паре.

Внезапная мысль о том, что истинность пары проверяется при соитии, мгновенно разбудила его зверя, отчего хищник зарычал, воздействуя на разум, доводя до невыносимого безумия. Возбуждение мощной волной прошло по телу, и дракон остановился, пытаясь успокоиться и не наделать непоправимых ошибок.

Девушка сверкнула глазками, изменившимися за считанные секунды с небесно-голубых до черно-синих, как бескрайняя бездна, и выдохнула:

– Я не желаю с тобой разговаривать, дракон. Уходи!

– Понимаю, что обидел тебя, но… – наследник вновь попытался пойти на сближение, поражаясь своему терпению, но красавица еще больше взвилась от его слов.

– Да что ты можешь знать про обиды? Что? Самодовольный напыщенный эгоист, думающий только о себе! – выкрикнула Ларисинья, жестикулируя руками, чувствуя, как ее бросает в жар, стоит только мужчине сделать шаг в ее сторону. Мелкая странная дрожь прошла зарядом по коже, и она обхватила себя руками, задыхаясь от невыносимой потребности быть ближе к нему.

Презирая свою слабость, наследница золотых драконов подняла руку вверх и умоляюще прошептала:

– Не подходи ко мне, Конер! Стой на месте!

Черный дракон не слушал, осторожно наступая, разрываясь от желания оказаться рядом с ней, прикоснуться к своей девочке.

Это же надо так жестоко ошибиться и обидеть свою принцессу, унизив своим пренебрежительным отношением. Он, только он виноват, сделав все не так, и теперь маленькая драконица превратилась в разъяренную фурию. Но наследник не отчаивался, осознавая, что огонь притяжения действует не только на него, но и на нее.

Мужчина видел бушующие эмоции в ее глазах, чувствовал необыкновенный ошеломительный запах, прожигающий его насквозь. Эта дикая смесь окунала его в омут невыносимого желания, не подчиняющегося ни разуму, ни нормам.

– Лари… я не обижу тебя, – хрипло прохрипел Конер, сжимая руки в кулаки, не представляя, как будет держаться от нее на расстоянии до самой свадьбы.

Девушка задрала острый подбородок и гордо выдала:

– А я и не позволю тебе обидеть, как и никому другому!

Анализируя смысл слов драконицы, моментально вспыхнув яростным гневом, дракон переспросил:

– Тебя кто-то обидел или обижает?

Ларисинья только горько вздохнула:

– Уходи! Не преследуй! Я не хочу, чтобы ты был рядом!

– Буду! Теперь я всегда буду рядом, тенью. Ты – моя! – уверенно заявил Конер, пронизывая своим пронзительным взглядом. – Я – твоя судьба!

13
{"b":"627505","o":1}