ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дракон с долей горечи смотрел, как Дарен исчезает в магическом переходе, погружаясь в темный дым, наивно надеясь, что этот жестокий и хитрый маг оставит его в покое, когда все закончится, подарив власть и безграничное богатство. Дальше он знает, что делать.

Главное, укрыть от всех свою дочь. Она – залог того, что у него будет. Наследница из пророчества. А уж он постарается, чтобы никто не выкрал ее. Спрячет в башне и ограничит общение. Только так Ларисинья будет всегда у него на виду, пока не подрастет, чтобы принять священные обеты с Конером. Ведь пророчество говорит о связи с наследником черной гильдии. Поэтому осталось совсем недолго ждать, и он – справедливый властелин золотой гильдии.

* * *

Темноволосая женщина тихо кралась по светлому подвалу, чтобы поступить благородно. Хранилище золотой гильдии представляло собой огромное помещение, где находилось множество сундуков с золотом и украшениями из драгоценных камней. У Ринории сжались руки от предвкушения, что теперь все это богатство принадлежит ей и Тарентору. Ее мечты сбываются!

Неприятная картина последнего разговора с подругой до сих пор стояла перед глазами. Констанция поняла, что она ее отравила и тем самым вызвала преждевременные роды, что, конечно, удручало. Женщина умоляла пощадить ее дочь, но знахарка не могла этого сделать. И, как только жена Гарика испустила последний вздох, темная знахарка унесла девочку в приют и выполнила все указания Дарена. Теперь преград нет. Уже известно, что властелин золотой гильдии и маленький наследник Алекс зверски убиты неизвестными магами в порту.

Только заколка в руках не давала покоя, невидимой сжимающей силой толкала ее в священное хранилище. Как камень в груди, разрывая слабую плоть. Смерть подруги и скорая гибель ее новорожденной дочери, Валенсилистии (ведь без магических даров и зверя девочка не выживет в Гильдорге), как проклятье нависли над ней.

Прислужница котрана не понимала, зачем в хранилище с бессметными богатствами нужна простая неприметная заколка? Только знала, что так положено. Констанция всегда говорила о том, что эта безделушка должна быть тут. И пусть Ринория взяла на душу тяжкий груз убийства, но выполнит ее волю.

Положив вещь на камень, предназначенный для сокровенной вещи умершей владычицы золотой гильдии, сразу же почувствовала себя спокойно. Повернулась к выходу и вскрикнула, встретившись с темно-синими глазами жестокого мага.

– Зачем ты ее сюда принесла? – прошипел он, двигаясь на Ринорию, заставляя ее отступать.

– Это последняя воля Констанции… – заикаясь, ответила женщина.

– Ты хоть знаешь, что принесла, ничтожество? – с ненавистью произнес мужчина.

– Простая заколка… последняя воля… – лепетала прислужница шариньи.

– Это не просто заколка, это доказательство убийства для того, кому она предназначена. Лишь только наследница завладеет этим артефактом, тут же получит послание, зашифрованное с помощью магии. Она сможет передать свои знания кардиналам. И все мною продуманное канет в пропасть из-за твоей глупости! – кричал маг.

– Но как же… теперь наследница – Ларисинья, дочь Тарентора и моя. А дочь Констанции без магических даров умрет.

– Глупая гусыня. Она не умрет! Ты дала ей не печать на дары, а только впустила дух зла, чтобы он душил сущность зверя драконицы наследницы. Рано или поздно дары вырвутся на свободу, а зверь нет. И только обряд сможет дать свободу… двум душам. Либо дракону… либо колдунье в чужом теле, взамен на жертвоприношение золотой сущности, закрытой внутри золотой наследницы. И все, что я так долго планировал и смог осуществить, ты посмела поставить под угрозу, – рявкнул он, отчего Ринория упала и, не сдерживая слез, заплакала.

– Простите, я не знала. Я думала…

– Ты думала, что твоя дочь – наследница? Играющая роль в пророчестве? Как ты могла о таком подумать?! Ты ничтожная тварь… и твое отродье никогда не достигнет таких высот. Одно могу сказать точно, что она будет жить тут, пока не придет ее черед отодвинуться для настоящего наследника, которого приведу я.

– А как же пророчество?

– Зачем оно, когда та, кто возродится, сделает золотую гильдию сильнейшей и могущественной?! А управлять буду я, влияя на глупца, которого сделаю своим сыном, а потом и близким другом…

– Но Тарентор… он сказал, что теперь на трон заступим мы с ним… И наша дочь… – оправдывалась Ринория.

– Он… пока не придет время, да. Но не ты. Ты выполнила то, чего я хотел, влияя на тебя через Тарентора. А теперь в тебе нет смысла, ведь кто-то должен ответить за смерть Констанции и убийство наследницы… – проговорил маг и мерзко рассмеялся.

– Нет… Вы же сказали, что она выживет.

– Но это я по секрету сказал тебе, зная, что ты об этом уже не поведаешь.

– Я… я… – пролепетала женщина, лихорадочно соображая, что делать и как спастись.

– Ты… для всех убийца и колдунья, – злорадно процедил жестокий мужчина, не знающий сочувствия и жалости.

– Нет… – заплакала она, отползая от него.

– Но я сегодня добрый и дам тебе шанс скрыться… Беги, если желаешь спасти свою шкуру! – рявкнул он, и Ринория тут же бросилась из хранилища на улицу, надеясь, что истинная пара ее спасет.

Как только знахарка выбежала из дворца во двор, на ее шею накинули петлю. Всадник на черном коне потащил сопротивляющуюся женщину к костру, отпустив в тот момент, когда она оказалась в центре огромной кучи горящего хвороста. Магия не давала ей выйти за пределы костра, и ведьма горела заживо, не понимая такой жестокости к себе.

Возле костра на участке для обрядов стояли зрители: Тарентор, главные министры и друг наследной семьи – Дарен.

Глава 1

Спустя пять лет после произошедших событий

Поместье котрана

Дарен с отвращением посмотрел на красивую, изящную, молоденькую девушку в своей постели и лениво произнес:

– Я хочу, чтобы ты залезла в постель к Тарентору и, пока не наступит нужное время, оставалась там, играя роль главной фаворитки повелителя золотых драконов.

Темноволосая прелестница приподнялась и с недоумением взглянула на любовника, невинно прошептав:

– Я чем-то расстроила своего тера? Совершила глупость? Возможно, не угодила великой шаринье? Я впустила ее в свое тело, чтобы уничтожить семью наследников, в надежде, что стану…

Мужчина только ухмыльнулся, и скучающе произнес:

– Ты – никто! И не вздумай считать по-другому, гурала. А твоя красота – ненадолго. Настоящая ты – это старуха, ведь дух Каридии высушил тебя полностью, что вынудило ее вернуться во тьму. Ты разочаровала нас.

Женщина замерла, обдумывая ситуацию, и, сохраняя спокойствие духа, с уважением прошептала:

– Я не подошла великой шаринье?

– Нет, твое тело – слабый сосуд, ты бесполезна, но главное дело ты сделала, поэтому Каридия сохранила тебе жизнь.

– А вам, мой тер? Нужна? – томно пролепетала соблазнительница, выгибаясь изящным телом, задевая упругой полной грудью бедро мужчины.

– Мне… – задумчиво произнес Дарен, оценивая свои потребности в молодой магичке. – Уже приелась, и я даже рад, что ты оказалась слаба и моя жена не пожелала и дальше в тебе находиться. К тому же… у тебя нет той силы, что нужна. Мы ошиблись, и теперь неизвестно, сколько времени будем ждать подходящую знахарку с огромной магией внутри.

Висарена с ужасом замерла, боясь гнева котрана, но, тем не менее, осмелилась спросить:

– А мое тело? Что будет со мной?

– Сгниешь, если не будешь выполнять то, что я тебе прикажу, – довольно ответил мужчина, не замечая, как хищно блеснули глаза изящной девушки.

– Конечно, котран. Сделаю все, чтобы вы были довольны, – она опустила голову вниз, зная, что жестокий мужчина может отпустить, только видя полное подчинение.

Дарен довольно оскалился, на секунду вновь задумавшись о постельных утехах, но, вспомнив, что обещал Алексу, приемному сыну, пострелять из лука, недовольно проговорил:

3
{"b":"627505","o":1}