ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Твое тело будет таким же, пока ты ублажаешь властелина золотой гильдии, докладывая мне о каждом его шаге. Все, что он замышляет. Любой его ход.

– Но… – возразила магиня, понимая трудность поставленной цели.

– Жить захочешь, значит, придумаешь, как ублажить дракона, чтобы он доверял. Тем более, ты же не хочешь, чтобы твой бездарный выродок, которого ты прячешь, подох с голода? – оскалившись, поинтересовался повелитель никтротов.

Не ожидая такого удара, молодая женщина с ужасом посмотрела на мужчину, и, предполагая, что глупо отпираться, впрочем, как и признаваться, смиренно произнесла:

– Тер Дарен, я сделаю все, чтобы вы были довольны вашей магиней.

– Вот и отлично, а теперь пошла вон. Надоела! – рявкнул котран, сжимая кулаки, думая о будущей встрече с настоящим наследником золотых драконов. Алекс считал его спасителем, даже не догадываясь, что убийц для уничтожения всей команды Гарика и самого мальчика Дарен послал лично. И ради своей цели котран не только сделает Алекса своим приемным сыном, но и будет его лучшим другом. Чтобы вернуть Каридию он стерпит все, несмотря на свою лютую ненависть к этому щенку.

Висарена покорно поклонилась и, не стесняясь своей наготы, поднялась с кровати. Взяв вещи в руки, направилась из личных покоев котрана, зная, что он не выносит, если его любовницы долго собираются, когда он указывает им на дверь.

Как только темная знахарка оказалась за дверями, надела через голову длинное черное платье, а потом быстрым шагом направилась к лестнице, желая закрыться в своей каморке и хорошо все обдумать. Конечно, она не хочет умирать и будет слушаться котрана, но и обязательно придумает выход из сложившейся ситуации. Тем более, что этот мерзкий жестокий мужчина узнал о ее сыне. Важно, что он не знает главного, что Варальд – его плоть и кровь.

Да, она обхитрила не только великого повелителя никтротов, но и шаринью, что была в ней почти пять лет. Они посчитали ее слабой, потому, что она тратила огромную силу, пряча воспоминания о сыне.

Скорее всего, Дарен считает, что ее ребенок – нир, маг без дара, раз в ее разуме нет никаких упоминаний о нем. Все так, как она и хотела.

Очутившись в своих покоях, Висарена сняла платье и швырнула его на пол. Вошла в маленькую уборную, где стоял небольшой чан, и залезла в него. Магией подала воду и принялась тереть себя, в надежде смыть грязные воспоминания о ненавистных прикосновениях отца ее ребенка.

Конечно, все могло быть по-другому, но, к сожалению, она приглянулась могущественному магу. Отказать было нельзя – повелитель никтротов всегда брал то, чего желал, и без разрешения. Увидев в ней магию, решил впустить в ее тело и разум дух своей сожженной жены. Но к этому времени у нее уже был сын, и она сделала все, чтобы скрыть его, опасаясь за жизнь Варальда.

Ее семилетний мальчик живет в глуши с нянькой, но теперь его можно привезти сюда. Для всех, а в особенности драконов, она будет богатой вдовой с ребенком. Наверняка, Дарен ей в этом поможет, и даже даст золота, ведь ему это в первую очередь выгодно. Только нужно заговорить амулет сыну.

Выйдя из купальни, молодая женщина осмотрела свое тело, узрев проглядывающиеся морщинки, и, тяжело вдохнув, решила не прилагать магии для их устранения, чтобы котран ни в коем случае не знал о ее силе.

Когда она все продумает, чтобы сбежать (желательно с приличной суммой золотых от котрана и Тарентора, которого ей еще предстоит соблазнить), найдет место в глуши, чтобы спрятаться от всех, кто может угрожать ей и сыну. Она защитит его, пусть даже придется пройти через постельные утехи, грязь, шантаж и предательство. Об этом она после забудет, главное, не совершить даже малейшей ошибки.

* * *

Гильдия золотых драконов

Маленькая девочка сидела на земле в старом заросшем саду и тихо пела песенку, собирая листву в огромную кучу, мастеря для своей старой потрепанной куклы огромную кроватку. Вдруг она замерла, а потом посмотрела по сторонам, недовольно сморщив носик. Втянула воздух, и, быстро спрятав куклу под листву, вскочила, приглаживая грязными руками праздничное платье желтого цвета.

Через несколько минут в сад ворвался высокий светловолосый немолодой мужчина крепкого телосложения, а за ним почти бежала худая женщина в очках, что-то причитая и оправдываясь.

Владыка золотых драконов резко остановился и с бешеным возмущением смерил взглядом маленькую драконицу, отмечая, что ее лицо, руки и платье были в земле. Сжав руки в кулаки от злости и разочарования, Тарентор перевел взгляд на няньку и воспитательницу в одном лице. Ее невозмутимо-чопорный вид довел его до белого каления:

– Почему она грязная? Сегодня великий праздник нашей гильдии, и я должен показать Ларисинью золотым драконам. Куда вы смотрите? За что я вам плачу?

Женщина возмущенно ахнула и обиженно проговорила:

– Но я… Я только вышла за новыми учебниками, а когда вернулась… ее в комнате не оказалось. Она исчезла, хотя дверь была закрыта!

– Тогда почему она здесь? Как вышла из башни? – свирепо рявкнул Тарентор, показывая свое недовольство.

– Я… не знаю, – всхлипнула драконица, с ненавистью посмотрев на милейшее ангельское выражение лица негодной воспитанницы, делающей всегда все по-своему, плюющей на ее приказы, тем самым ставя высокую репутацию и положение под вопрос. Мерзкое создание! Властелин золотых драконов уже не раз намекал ей о том, что уволит, раз она не может справиться с пятилетним ребенком. И во всем виновата она… проклятущая драконица.

– И это ответ? – процедил дракон, сдерживаясь из последних сил, чтобы не ударить отпирающуюся женщину. – Как не знаете? Ребенок не сможет открыть огромную деревянную дверь, а высота башни не позволит ей даже подумать о том, чтобы спрыгнуть вниз. Ларисинья – маленькая девочка, наследница и та, кто разрушит пророчество, а вместо того, чтобы заниматься и быть прилежной, выглядит, как дитя черновой прислужницы, а может и хуже.

Не выдержав такого унижения, гордая женщина недовольно насупилась. Подхватила с двух сторон руками пышную длинную юбку и, подняв чуточку вверх, направилась к златовласой девочке, так и не сдвинувшейся с места, с невозмутимым спокойствием следившей за развитием событий.

Маленькая драконица смело смотрела на идущую к ней разъяренную женщину, с которой проводила все дни, занимаясь и обучаясь всему, что должна уметь наследница. Запреты на игрушки и любые просьбы отразились на поведении юного чада. Ребенок не доверял никому, понимая, что ее здесь не любят, а особенно отец. Еще совсем недавно она старалась быть лучшей и самой послушной, в надежде, что Тарентор будет ласковей с ней, но нет, владыка совсем не замечал свою дочь, высмеивая ее дикость перед драконами.

Видя выражение лица Олироны, малышка подняла подбородок вверх и сжала грязными руками подол. Недовольная женщина подошла к ней вплотную и, тут же схватив за локоть, принялась трясти, выкрикивая:

– Как ты посмела выйти из своей комнаты без разрешения? Кто тебе позволял?

Тарентор скучающе смотрел на происходящее, досадуя, что у него на редкость упрямая дочь. И пусть ей так мало лет, но подчиняется она с трудом, притом, такое поведение проявилось совсем недавно. Упрямица молчала, смело встречаясь с ним взглядом, если не желала подчиняться. Владыка понимал, что Ларисинья – ребенок, но упрямо сжатые губы девочки неимоверно раздражали сильного дракона.

Даже сейчас, когда Олирона трясла ее в разные стоны, драконица молчала, сосредоточенно смотря на своего обидчика, а в глазах – пустота. Как такое могло быть, владыка не понимал, надеясь, что вскоре у дочери это пройдет, и она станет послушной.

Тяжело вздохнул от своих дум и громко приказал:

– Отойдите от наследницы!

– Но, – возмущенно буркнула нянька, раздраженно взглянув на повелителя.

– Я попытаюсь сам… – снисходительно заявил Тарентор, открыто намекая, что справится лучше, чем она.

4
{"b":"627505","o":1}