ЛитМир - Электронная Библиотека

Тот кивнул и уже хотел отправиться выполнять поручение, когда Ориен добавила:

– И не обращайте внимания на ту госпожу, что лежит на полу в гостиной. Она просто спит. И останется в таком состоянии, пока я не позволю ей проснуться.

После чего удалилась, проигнорировав ошарашенный взгляд дворецкого.

* * *

Когда Литу, у которого и без того с самого утра голова кругом шла от огромного количества важных первостепенных задач, сообщили, что его очень хотела видеть леди Терроно, он на несколько секунд даже опешил от удивления. Но тут же понял, что просто так она бы его ни за что не позвала, тем более утром. Именно поэтому, отдав основные распоряжения и загрузив своих сотрудников работой, принц покинул кабинет и отправился прямиком в портальную комнату дворца.

Проснувшаяся интуиция говорила Литару, что этот визит обещает быть очень интересным, хотя он даже примерно не представлял, что могло заставить Ори вызвать его.

Выйдя из мерцающей арки портала в доме Кертона, он приветственно кивнул заметно напряженному дворецкому и попросил проводить его к леди Ориен. Вопреки его ожиданиям, она нашлась не в библиотеке, где обычно просиживала дни напролет, а в зеленой гостиной. Расположилась в кресле, привычно поджав под себя ноги, и что-то записывала на прижатом к книге листе бумаги.

Ори так увлеклась своим занятием, что даже не отреагировала на звук шагов. Но стоило двери с щелчком закрыться, вздрогнула, подняла лицо и увидела Литара.

Он стоял у самого входа и с напряженным видом смотрел на бессознательное тело женщины, лежащее посреди комнаты на ковре. И только когда заметил, что на ее щеках присутствует легкий румянец, а грудная клетка мерно вздымается и опускается, выдохнул с огромным облегчением.

– Думал, убила, – выдал он, поворачиваясь к наблюдающей за ним девушке. – Умеешь ты удивлять, Ориен! Представь, я, глава департамента правопорядка, только что поймал себя на том, что думаю, где бы поудачней спрятать труп.

Ори в ответ грустно улыбнулась и отвела взгляд в сторону. Казалось бы, прошло всего каких-то три недели, а она уже успела безумно по нему соскучиться. И сейчас хотелось просто подойти… Просто обнять, просто ощутить его тепло, чтобы хотя бы попытаться снова начать чувствовать.

– Так что с этой несчастной? – спросил принц, подходя к женщине и присаживаясь на корточки рядом с ней.

– Спит, – отозвалась Ори.

– Твоими силами? – усмехнувшись, уточнил он.

Но девушке было совсем не до веселья или шуток. Поэтому она лишь нервно дернула плечом и очень серьезно посмотрела на Лита.

– Эта женщина утверждала, что является моей матерью, – сказала Ори. В голосе не проскальзывало совершенно никаких эмоций, а во взгляде отражалась пустота. – Но это не так. Она врет. Но знает моего отца. Она сказала, что его зовут Яро Красный. И еще ей известно, что он – ишау. Говорит, что провела с ним одну-единственную ночь.

С каждым словом Литар становился все мрачнее, а под конец короткого рассказа от его веселости не осталось и следа.

– В память не заглядывала? – поинтересовался он, отходя от спящей женщины. – Подозреваю, что там много интересного.

– Решила дождаться тебя, – ответила Ори. – Все-таки это несанкционированный ментальный взлом, а за такое в нашей стране можно оказаться на каторге.

– Тоже верно, – согласился Лит, усаживаясь на кресло рядом с Ориен. – И ты лучше пока не трогай ее сознание, – добавил он, ловя холодную руку девушки и легко сжимая ее в ладонях. – Позже, когда успокоишься, я дам тебе разрешение покопаться у нее в голове. А пока ты взвинчена, последствия могут быть непредсказуемыми.

От его прикосновения, пусть и такого простого, ненавязчивого, ей сразу стало немножечко легче. Казалось, одного присутствия Сокола достаточно, чтобы панцирь отчужденности и обиды начал покрываться мелкими трещинами.

Ори согласно кивнула и посмотрела на него с благодарностью и затаенной нежностью. А принц, в душе которого стразу потеплело, легко погладил ладонь Ори, а потом поднес к губам и поцеловал. И когда снова посмотрел ей в глаза, ледяная грусть в них почти растаяла.

Такая перемена в ее состоянии вызвала на лице Литара довольную улыбку.

Он вообще любил манипулировать людьми. В какой-то степени это помогало успешно управлять таким сложным механизмом, как департамент правопорядка. Да и в политике оказывалось нелишним. Но вот от игры на эмоциях Ориен получал особенное удовольствие. Она казалась принцу идеально настроенной гитарой, при умелой игре на которой получалась прекрасная мелодия. Ори была так отзывчива, так открыто реагировала, что он просто млел. А стоило представить, что той же отзывчивостью обладает и ее юное тело, – тут же бросало в жар, а перед мысленным взором появлялись совсем нецеломудренные образы.

– Ну что ж, милая, буди свою матушку, – усмехнулся Лит, для которого это происшествие стало своеобразным глотком свежего воздуха после неуемной суеты последних недель. Да и, сидя рядом с Ори, работать было втройне приятней.

Ориен снова вздохнула и, переведя взгляд на лежащую на полу гостью, отдала ей мысленный приказ проснуться.

Женщина резко открыла глаза и сразу же вскочила. Она выглядела немного помятой и даже растерянной, но, увидев Ориен, да еще и в компании принца, мгновенно подобралась и присела в неумелом реверансе.

– Ваше высочество, – сказала учтиво. – Прошу простить мне это странное падение… Сама не знаю, что на меня нашло.

Литар кивнул в ответ и указал на стоящий напротив диван.

– Присаживайтесь, пожалуйста, – предложил он, правда, с таким видом, будто в случае отказа сам бы не поленился заставить ее сесть. – С Ориен вы уже познакомились, мое имя вам тоже известно. А вот мне ваше – нет.

– Простите, – поспешила извиниться она, заливаясь краской смущения. – Меня зовут Шарлотта Крилит. Я – мама Ориен.

Ори снова недовольно передернулась, а Лит, видя ее реакцию, вдруг улыбнулся, причем совершенно по-мальчишески. Правда, стоило ему снова повернуться к гостье, и ту в буквальном смысле прошиб холодный пот. Ведь, несмотря на открытую улыбку, в глазах принца читалась самая настоящая угроза.

– А давайте сделаем вот что, – предложил он, продолжая изображать веселого парня. – Я буду задавать вам вопросы, и в случае правдивого развернутого ответа вы получите от меня, скажем… двадцать золотых. Но если решите солгать… – Он снова изобразил задумчивость и с тем же хитрым видом договорил: – Год каторги. И так за каждый вопрос. Согласны?

Женщина согласна не была, но, глядя в глаза Литару, просто не смогла найти в себе смелости для отказа. Она смотрела на него с неприкрытым испугом, ведь каждый карилец знал, что глава департамента правопорядка шутить не привык.

– Я просто хочу поговорить с дочерью, – попыталась объяснить госпожа Крилит, но Сокол остановил ее, несомненно, прекрасно отрепетированную речь одним лишь движением руки.

– Госпожа Шарлотта, мы ведь оба знаем, что она вам не дочь, а вы только что уже заработали себе год каторги, – сказал он до приторного добродушным тоном. – И да, кстати, если вы откажетесь сотрудничать, то мы просто вскроем вашу память. А это очень болезненный процесс. Хотя что-то мне подсказывает, что на вашем сознании довольно искусный блок. Я прав, Ори?

– Прав, – ответила девушка с тем же равнодушным видом. – Я недавно как раз читала о ментальных щитах и особенностях их построения магами разных стран. Так вот, судя по всему, блок на сознании госпожи Крилит, – она кивнула в сторону сидящей на диване женщины, – был установлен магом из Гауса.

Взгляд принца на мгновение вспыхнул холодной яростью и откровенным предвкушением – вероятно, ему не терпелось встретить того самого мага. А Ориен, заметив в глазах Литара хищный огонь азарта, мысленно поблагодарила всех Светлых Богов, что находится с принцем по одну сторону баррикад. Все же дружить с Соколом куда приятнее, чем быть его врагом. Уж Ори и то и другое успела ощутить на собственной шкуре.

2
{"b":"627672","o":1}