ЛитМир - Электронная Библиотека

========== One for sorrow (Рик Декерт) ==========

Меня нашел Брайант. Если вдуматься, это странно – за все годы нашего сотрудничества Брайант никогда не звонил мне лично, никогда сам не заходил в мой кабинет. И уж тем более не приходилось ожидать, что Брайант найдет меня на краю незаселенной территории, где мы с Рэйчел обосновались. Уайтбург, заштатное поселеньице тех, кому нечего делать в большом городе, но и ехать в совсем уж дикую глушь не хочется. До ближайшего оплота цивилизации часа четыре лету на спиннере.

Окна тут можно было не закрывать наглухо, как в городе. Откуда-то донеслось:

One for sorrow,

Two for joy,

Three for a girl,

Four for a boy,

Считалочка, от которой мне всегда становилось жутко – я вспоминал ту смертельную игру, которую вел со мной тот, последний из Нексусов. Рой. Ту игру, которую я ему в конце концов проиграл.

Five for silver,

Six for gold,

Seven for a secret never be told

Где-то играли детишки. В Уайтбурге были детишки, подумать только. Дикие, как цыганчата, но все-таки живые. И возможно, никого из них даже не признают специалами, неполноценными. Тут даже пыли, радиоактивной пыли, донимавшей города, почти нет. Тут оседало что-то, чей период полураспада уже окончился. Если бы на Земле осталось побольше инициативных, настойчивых – такие территории давно бы уже заселились. Очистились, облагородились. Но человечество предпочитает, загадив свою планету, лететь гадить на остальные.

Итак, Гэри Брайант, мой бывший шеф. Его бульдожья физиономия, еще более обрюзгшая и обросшая с тех пор, как мы виделись в последний раз. Он оглядел крошечный домик, который мы занимали, и довольно хмыкнул. Я вытащил два стакана – не слишком чистых, но уж какие есть, - и плеснул бурбона себе и ему. Старый бурбон. Мне достает его один итальянец, которому я помог советом по поводу его енота. Здесь многие держат животных, живых животных. Рэйчел пытается острить, говоря, что у всех тут живые животные, и только у меня – даже не настоящий человек. Я отвечаю ей слоганом корпорации Тайрела - «Человечнее, чем сами люди».

Оказалось, Брайанта по-тихому убрали из города и направили сюда кем-то вроде шерифа. Не знаю, зачем в таком месте как Уайтбург нужен шериф.

- После отставки тех андроидов было многовато шума, - поморщился Брайант. Глотнул бурбона и снова поморщился. - Тайрел погиб, пошли перетасовки. Гроцци Индастриз – ты помнишь, те, что выпускали Т-14, на которых ломались наши старые тесты, - зашевелились. Ты же знаешь, что они всегда стремились прищемить хвост Тайрелу. А тут еще и Роузен пропала…

Брайант рассуждал о воротилах бизнеса так, будто сам был вхож в эти круги и вполне запанибрата с Элдоном Тайрелом, Адой Гроцци и прочими. Я молчал, ожидая, что же будет дальше.

- Я вот думаю, - медленно проговорил Брайант, - отчего вдруг скрылся ты, Декерт? Так неожиданно, бросил все… Ты ограбил церковную кассу или обольстил жену сенатора?

- Спроси у Гаффа, - холодея, проговорил я. Гафф тогда отпустил Рэйчел, хоть и знал, кто она такая. Брайант тоже знал…

- Гаффа убрали. Засунули в какую-то дыру похуже этой. Кто-то очень недоволен тем, что Нексусов отставили, - мрачно ответил Брайант. – Ты ничего не хочешь мне рассказать, Декерт?

- У меня была депрессия, - отрезал я. – Останься я в городе – точно сиганул бы с откуда-нибудь.

- Я склонен думать, что ты романтик, - гнул свое Брайант. В окне мелькнула кудрявая головка Рэйчел, она возилась с кустом, который с какого-то перепуга выбросил почки, словно думал зацвести. Я никогда не видел цветущих кустов. Думаю, и она тоже.

- В общем, я подумал… Жара еще будет. Ты слышал о шоу Френдли? Там засели сразу несколько «шкур», копавших под Мерсера и мерсеризм. И я могу дать голову на отсечение, что они – из тех Т-14, которых мы не выловили когда-то. Помнишь, группа в пятьдесят голов?

Я кивнул – еще бы. Холден после той операции купил на премиальные шикарный ховер и самца страуса. Но несколько «анди» так и остались невычисленными, затерялись где-то среди людей. У Т-14 срок был почти равен человеческому, в компании Гроцци репликантам не ставили предохранительный лимит жизни.

- Гафф их вырубил, - рассказывал Брайант. – Как раз перед твоим отъездом. Или, лучше сказать, побегом?

- За это его и убрали, - сказал я.

- За это. Я хотел просить тебя… смотри и слушай. Сдается мне, пропажа Роузен не обошлась без Гроцци, и всплыть они должны где-то тут.

Я снова кивнул, начиная понимать, к чему клонит Брайант. Уайтбург медленно, но верно превращался во что-то вроде перевалочного пункта для желающих попасть на условно свободные территории. Сейчас началась настоящая драка, а драка между крупнейшими производителями боевых андроидов – это уже отнюдь не возня в песочнице. Гроцци с их Т-14 шли впереди еще недавно. Пока не появились Нексусы. Битва у портала Тангейзера показала, что по боевым качествам и скорости принятия решений Нексусы были несоизмеримо лучше. Теперь Гроцци упирали на лояльность своей продукции к людям. Бастер Френдли и Аманда Вернер. Двадцать три из двадцати четырех часов они были в эфире, «они несли людям радость и оптимизм», как говорилось в пресс-релизе Гроцци. И они же раскрыли обман Мерсера*… вернее, они думали, что раскрыли. Я живо вспомнил, как устранял тех, старых Нексусов, вспомнил паучка с оторванными лапками. Вспомнил как слился с Мерсером, стал им… Это стоило мне полутора месяцев в клинике реабилитации, ухода от Айрен.

А мерсеризм так и остался непобежденным, подумал я. И эмпатоскоп – вот он, поблескивает ручками. И я привык приникать к нему каждый вечер, и снова видеть бесплодную равнину и Мерсера, карабкающегося на свою вечную вершину.

- Гроцци после смерти Тайрела будут охотиться за Шейлой Роузен, - сказал Брайант. – Она наследница. Говорят, и не просто наследница…

- Я больше не блейдраннер, - отрицательно покачал головой я. До всех этих подковерных интриг мне не было никакого дела – ни тогда, ни, тем более, сейчас. Брайант со вздохом допил свой бурбон и поднялся.

Я проводил его до дороги, показав готовый зацвести куст – как же его называют? На Брайанта куст особого впечатления не произвел. Как и приветливо кивнувшая ему Рэйчел.

Когда, вернувшись, я вошел в дом, Рэйчел нигде не было. А на полу валялся разбитый вдребезги эмпатоскоп.

Комментарий к One for sorrow (Рик Декерт)

* - Мерсеризм — распространённое на Земле религиозно-философское движение будущего. Оно основано на легендах об Уилбере Мерсере, человеке, жившем до войны. Последователи мерсеризма сжимают рукоятки электронного прибора под названием «эмпатоскоп» и смотрят на его экран, коллажи на котором не имеют смысла для стороннего наблюдателя. При контакте с эмпатоскопом, чувства и сознание зрителя воспринимают мир Мерсера, где как бы сливаются с ним и со всеми остальными, кто пользуется эмпатоскопом в данный момент. По легенде, Уилбер Мерсер обладал даром оживления погибших животных, но власти сперва запретили ему использовать эту способность, а потом и уничтожили позволявшую делать это аномалию в мозгу радиоактивным кобальтом. Из-за этого Мерсер попал в Загробный мир (Tomb world). Мерсер пытается остановить распад Загробного мира и вернуться на Землю, карабкаясь на вершину огромного холма под ударами брошенных в него камней. Но даже если он достигает вершины, его сбрасывают обратно в Загробный мир и восхождение начинается снова.

========== Two for joy (Айрен Декерт) ==========

Я набираю на модуляторе настроения код 888 – «Желание смотреть телевизор». С экрана обрушиваются новости, и у дикторши волосы уложены блестящими волнами а-ля Дина Дурбин, как у всех этих богатых снобов - если вы понимаете, о чем я.

«…Продолжаются поиски пропавшей 10-го мая Шейлы Роузен, главы производственного департамента и фактически наследницы Тайрел Инк., одной из крупнейших корпораций, производящих роботов и искусственных животных…

- Скажите, правда ли, что вместе с мисс Роузен пропали и некоторые из последних разработок компании?

1
{"b":"628045","o":1}