ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Галина Юст

Майя

Ришон Ле Цион

2018 год

От автора:

Как– то, включив телевизор, я заинтересовалась темой обсуждаемой в программе: были-ли в СССР во времена Великой Отечественной войны аналоги сюжета американского фильма «Спасти рядового Райана», где матери четверых сыновей, получившей в один день похоронки на троих из них, командование решает найти и вернуть живым четвёртого сына, послав отряд капитана Миллера на выполнение этого задания. Отвечая ведущему, представитель архива КГБ объяснил, что таких аналогов в Советском Союзе не было, но имеются данные о русской матери восьми сыновей не вернувшихся с фронта, розыском и возвращением которых никто, к сожалению, не занимался. Однако известен совершенно другой случай: во время расстрела евреев в Бабьем Яру, одной девушке удалось спастись и добраться до ближайшей деревни. Под утро она постучалась в крайний дом. Хозяйка дома впустила её, дала переодеться и усадила поесть, сама же побежала звать немцев. Девушку схватили и вновь повели на расстрел, но каким –то чудом ей удалось спастись. Дальнейшая судьба беглянки неизвестна.

Не занимаясь документальным подтверждением услышанного, я увлеклась самой идеей, так появилась Майя. В переводе с древнего иврита Майя обозначает маим- вода. Ничего на Земле не живёт и не растёт без воды. Моя Майя пройдя девять кругов ада, выжила всем смертям назло!

Часть первая. Течение жизни.

Эпиграф:

«Позволь хоть малую страницу из книги жизни повернуть.» Александр Блок.

Глава 1 Дом у холма.

Вымощенная булыжником улочка, изгибаясь, спускалась с холма вниз. По левой стороне спуска, редкому прохожему, открывался вид на уединённо стоящий, небольшой, двухэтажный домик, задняя стена которого, вплотную прилегала к холму. Первый этаж строения был выложен из камня, на присоединённой к нему деревянной надстройке второго этажа, выделялись большие, обрамлённые резными наличниками и закрывающимися ставнями окна. Ставень центрального окна покосился и окно казалось большой птицей с подбитым крылом. Входная дверь в домик располагалась с фасадной стороны. На пристроенном крылечке апрельский ветер колыхал видавшее виды старое, лозовое кресло – качалку, издающее скрипящие звуки, что не мешало разместившейся на нём кошке свернуться в калачик и мирно дремать. Половицы ступенек крыльца прогнили и нуждались в замене. Покраску дома давно не обновляли. Остатки облупившейся краски, выкрашенного некогда в зелёный, верхнего этажа, придавали постройке неряшливый вид. По правому углу, на высоту всего здания, вились сухие стебли дикого винограда.

Внутреннее расположение дома начиналось с маленькой прихожей, которая вместе с ведущей на верхний этаж лестницей, разделяла его на две половины. На левой – располагалась столовая и следующая за ней кухня с кладовкой, на правой половине – гостиная и ещё маленькая комната, вполне пригодная для рабочего кабинета. Второй этаж дополняли: небольшая ванная и три спальни, из окон которых была видна удивительная панорама нижнего города, бунтующего весенними паводками Днепра, плывущих по нему пароходов, баркасов, лодок, кажущихся игрушечными из- за большого расстояния.

Вокруг дома был разбит крохотный садик. Дорожка от крыльца к калитке делила его на две части: с одной стороны росли три вишни, с другой две яблони и несколько малиновых кустов. У самой калитки рос огромный куст сирени. Дом, как и сад, находился в полном запустении и явно нуждался в ремонте.

Этот заброшенный уголок на Олеговской улице приобрела чета Молтарновских. Марк Александрович- ведущий хирург и его супруга Эмма Наумовна- учительница музыки, давно мечтали о чём-то подобном. Для ремонта дома доктор пригласил своего старого знакомого, Степана, умеющего делать всё: и белить, и красить, и печь переложить, и полы перестелить. Осмотрев фронт работы, Степан, почесав затылок, сказал:

«Марк Александрович, работы здесь конечно невпроворот, но не думайте, что я добра не помню. Два года тому назад вы спасли моего Петра, взялись за сложную операцию, когда у других врачей руки опустились, можно сказать с того света сына вытащили. Вот за ваши «золотые руки», мы вам ремонт сделаем по совести, быстро и хорошо.»

Ранним утром следующего дня, Степан пришёл со своими сыновьями и работа закипела: кто-то отдирал старые шпалеры, кто-то шпаклевал стены, кто- то менял сточную трубу. Тремя неделями спустя, когда внутренние работы по дому завершились, Петро, старший сын Степана, приставив лестницу, взобрался по ней чинить ставень, как вдруг услышал позади себя звонкий девичий голосок:

«Здравствуйте, а я вам бабушкиных пирожков с творогом принесла.»

Резко обернувшись, к так неожиданно появившейся посетительнице, Петро потерял равновесие. Лестница, шатаясь из стороны в сторону, отделилась от стены и стала медленно заваливаться назад . Пытаясь удержаться , Петро ухватился за ставень и повис на нём. Еле державшийся на месте ставень, под весом парня, издав странный, скрежещущий звук, окончательно сорвался с петель и Петро с ним в обнимку рухнул на землю. Благо упал он на кучу привезённого для ремонта песка, отделавшись лёгким испугом. Выглядывая, из-под накрывшего его ставня, парень сконфуженно уставился на невольную виновницу случившегося. Перед ним стояла совсем юная девица в лёгком сером пальто, в чёрных полусапожках и в чёрном берете, чюдом державшегося на буйной копне мелких, светло – каштановых завитушек. В одной руке она держала школьный портфель, в другой – корзинку, накрытую белой салфеткой и издающую приятный аромат свежеиспечённой сдобы. Девушка тоже была обескуражена произошедшим и в первые минуты после падения Петра, застыла с полуоткрытым ртом, но тут же, оставив портфель и корзинку, ринулась к парню со словами:

«Ой, извините пожалуйста, вы, в порядке?» Петро, испугавшись её приближения, сел, сбросив с себя ставень.

-Вы, сильно ударились?- продолжала девушка- Я сбегаю за папой, он вас осмотрит.

-Нет, нет, барышня, не надо. Я здоров, как бык- вскочил на ноги Петро, отряхиваясь от песка.

-Маечка, будет парня стеснять. Разве тебе, проказница, не пора в школу ?- Узнав голос бабушки, девушка расплылась в тёплой улыбке.

-Молодой человек, ну и мастак же вы летать- обратилась бабушка уже к Петру- и, что за странный парашют вы выбрали, однако у вас редкий талант благополучно приземляться.

Майя, громко фыркнув, разразилась заливистым смехом. Смеялась она так заразительно и звонко, словно маленький звенящий колокольчик, что через минуту и покрасневший Петро, и бабушка, и чинивший крыльцо Степан, раскачивались от громкого хохота. Вспомнив, что опаздывает, Майя поцеловала бабушку и вихрем помчалась в школу. Бабушка, Ида Соломоновна, ввиду занятости сына, умирала от любопытства осмотреть отремонтированную часть дома, и, обойдя его, педантично осмотрев все углы, осталась работой строителей довольна.

1
{"b":"628121","o":1}