ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Костя поправил пояс с тяжелым пистолетом, надел на руку компас, повесил на грудь бинокль Василия Ивановича и, проверив автомат, выглянул из пещеры. Кругом ни души… «Итак, трогаемся, Константин Иванович, в свою первую разведку!…»

С автоматом под мышкой он спустился в ущелье, быстро дошел до расщелины, ставшей могилой эсэсовца Граббе, и свернул. Промерзший щебень сухо потрескивал под ногами. Встречались ответвления в стороны, но Костя не заходил в них. Опасаясь заблудиться, он придерживался основного русла, не забывая сверять его направление с компасом.

Неожиданно расщелина кончилась тупиком. Костя вернулся к ближайшему ответвлению и пошел по нему. Вскоре каменное русло вышло к узкой, неровной дороге, проложенной между возвышенностями. Куда идти дальше?… Костя пошел налево: там близко была скала, вплотную подступавшая к дороге. «Если на нее взобраться, можно в бинокль осмотреть окрестность».

Подойдя к скале, Костя остановился. Вокруг по-прежнему безлюдно. Медленно Костя стал обходить скалу, высматривая, где удобнее на нее взобраться. Но взбираться туда ему не пришлось… Сразу же за скалой от основной дороги влево отделялась вспомогательная дорога, которая подводила к какому-то странному сооружению…

В бинокль Костя рассмотрел ущелье-тупик. Вход в него со стороны дороги ограждался густыми рядами колючей проволоки, натянутой на высоких столбах, и железными воротами, со сторожевой будкой рядом. Над воротами к скале примыкала закрытая вышка с прожектором, пулеметной амбразурой и широким окном для обзора местности.

Сквозь проволочные переплетения были видны пристроенные вплотную к скалам деревянные склады. Людей на территории ущелья не было. Но в сторожевой будке у ворот сидел часовой с автоматом на коленях. Дверь будки была открыта, и Костя видел эсэсовца очень хорошо. В бинокль казалось, что до него всего несколько шагов. Лицо эсэсовца выражало явную заинтересованность и нетерпение: он увлеченно читал в эту минуту. «Видимо, важный объект, если так охраняется… — раздумывал Костя. — Что же тут может быть? Лагерь для военнопленных, о котором рассказывал Граббе?… Нет, совсем безлюдно… Пороховой погреб? Но какие теперь пороховые погреба! Теперь готовые снаряды, гранаты, патроны… Скорее всего, это арсенал!…» Случайная догадка Кости оказалась правильной. Здесь действительно был арсенал.

«Вот где нужна диверсия!… Можно было бы в темноте подобраться поближе и бросить туда гранату… Хотя что это дало бы? Кратковременную панику, только и всего! Вот если бы со скалы набросать прямо на склады несколько связок гранат или мин, — это уже что-то значило бы. Впрочем, ни гранат, ни мин нет! Но есть три коробки с ракетами. И их вполне можно здесь использовать. Для поджога!… Поджог, вот что реально!…»

В бинокль Костя стал разглядывать скалы. Они образовывали как бы три высоких стены, у подножия которых и находились приземистые склады. Их тоже три. По углам ущелья они смыкались крышами вплотную. Крыши односкатные, с небольшим наклоном. На них торчало несколько круглых труб, — видимо, вентиляционных. Ни одного окошка на чердак с крыши не было. Однако в торцовых стенах складов, под самой крышей, имелось по одному невысокому, двустворчатому окошку. «Вот это мне и надо! — обрадовался Костя. — С крыши до окошка легко достать, а открыть его — пустяковое дело… Хотя одному в темноте будет трудно… И чердак явно низкий… Эх, если бы со мной был кто-либо из ребят!…»

План диверсии представился Косте отчетливо. По веревке можно спуститься на крышу. Оттуда пробраться на чердак. Заложить там ракеты, поджечь, а самому в темноте удрать обратно на скалу. Загорится крыша; погасить пожар своими силами часовые не смогут. А пока прибудет помощь, все уже запылает в полную силу. Начнутся взрывы. И тогда уже не подступиться. «Вот это будет настоящая диверсия! И виноватого им не найти. Сами себя начнут казнить, гады!…»

Костя перевел бинокль на часового у ворот. Эсэсовец все еще был занят книгой. Перевертывая страницу, он поднял голову и уперся взглядом прямо в Костю. От неожиданности Костя прижался к скале плотнее и отдернул бинокль от глаз, чем сразу «отбросил» от себя врага, но тут же сообразил, что немец без бинокля не мог видеть его так же, как видел его Костя. И потом, он же в эсэсовской форме. Костя снова поднес бинокль к глазам… Эсэсовец с прежним увлечением читал книгу…

От наблюдений за арсеналом Костю оторвало неожиданное стрекотание мотоцикла, который вдруг вырвался на дорогу с той стороны, откуда пришел Костя. Отбежать с дороги и укрыться за какой-нибудь камень было уже невозможно, и Костя остался на месте.

Мотоцикл приближался на большой скорости. Над рулем торчало дуло пулемета. Эсэсовцев было двое.

Костя прислонился к скале и взял автомат на изготовку. «Если мотоциклист замедлит ход и станет останавливаться, буду стрелять…»

Мотоцикл, не снижая скорости, промчался мимо. На несколько секунд Костя увидел эсэсовца, сидевшего сзади, который что-то выкрикнул и погрозил ему пальцем. Мотоцикл проскочил за скалу, и сразу же рокот мотора оборвался. «Остановился, что ли? — подумал Костя. — Надо удирать, пока не поздно…»

Дорога к ущелью была теперь свободна, и Костя быстро зашагал, готовый к новым неприятностям. Мотоцикл за скалой снова взревел и опять заглох. «Видимо, повернули обратно, а мотор забарахлил… Наверное, за мной торопятся…»

Костя на ходу оглянулся как раз в тот момент, когда эсэсовец выбежал из-за скалы и, призывно взмахнув рукой, закричал:

— Граббе, стой! Где пропадал, скотина?!

Не оглядываясь больше, Костя ускорил шаги. Позади по камням застучали подковы сапог эсэсовца, пустившегося вдогонку.

До поворота в расщелину было недалеко, и Костя припустился туда бегом. «Надо было стрелять в них, когда они проносились мимо. На таком расстоянии, почти я упор, убил бы обоих. И скрыться бы успел. А теперь черт знает что получается…»

Эсэсовец тоже перешел на рысь, продолжая выкрикивать ругательства и угрозы:

— Остановись! Куда мчишься, негодяй?! Я еще вправлю на место твои куриные мозги!… Остановись…

Не оборачиваясь, Костя добежал до расщелины, И, только укрывшись за камень и натянув эсэсовскую фуражку на самый лоб, он повернулся в сторону приближающегося эсэсовца. Тот, отдуваясь, перешел на нормальный шаг. Исходя злобой и тяжело дыша, он на ходу продолжал выкрикивать:

— Сейчас же возвращайся в казарму! Там я расспрошу тебя по-настоящему, где ты пропадал, мерзавец!

Костя выдвинул навстречу эсэсовцу автомат и стал прицеливаться. «Как бы не промахнуться после такого аллюра… Руки и ноги еще дрожат…»

— Это что за фокусы?! Убери автомат! — заорал эсэсовец и в нерешительности остановился. — Слышишь, что я тебе приказываю?!

Видя, что эсэсовец остановился, Костя, стараясь целиться точнее, коротко нажал спуск.

Эсэсовец отпрянул в сторону, повернулся и пустился бежать, петляя, как заяц.

«Промазал-таки, черт возьми!» — огорчился Костя и уже только для острастки пустил вдогонку эсэсовцу еще одну короткую очередь. Тот мчался прочь, не разбирая дороги, перескакивая через камни, делая прыжки то вправо, то влево. Полы его черной шинели развевались по ветру, словно крылья, испуганной курицы.

Костя хотел подбавить жару и пустить вслед эсэсовцу еще одну очередь, но вовремя одумался…

Эсэсовец бежал не оглядываясь до самой скалы и скрылся за ней, словно упал в яму…

Костя сразу остыл от возбуждения. «Как бы они не примчались сюда с пулеметом…» Он повернулся и торопливо зашагал по руслу расщелины. Спокойно вздохнул он, лишь добравшись до своего ущелья. И тут расхохотался, вспомнив, как удирал эсэсовец. Жаль только, что истратил на него лишнюю очередь. Запасной обоймы у Граббе не было, и надо теперь беречь каждый оставшийся патрон.

«А что же предпримет эсэсовец дальше? Вдруг начнет искать „негодяя Граббе“? Или станет подкарауливать его на дорогах? Во всяком случае, после сегодняшней „встречи“ вряд ли он решится совать нос в глухие ущелья…»

20
{"b":"6282","o":1}