ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Залезайте в кузов! Лопаты взять с собой!

«Славяне» забрались в кузов, а охранник, до выезда со двора, стал на подножку. У ворот машина остановилась.

Кремер проверил пропуск и кабину шофера. Обошел машину, осматривая ее снизу. Заглянул в кузов, приказал:

— Выходите из машины и по очереди — ко мне!

Пархомов подошел первым.

— Расстегнись! Выверни карманы! Повернись! — командовал Кремер. — Ты здорово понимаешь мои приказы. Привык к таким или знаешь немецкий?

— Немного знаю.

— Кажется, даже хорошо знаешь. Изучал, видно». Поди, мечтал в жизни попасть к нам?

— Думал об этом, но по-иному.

— Как же это? — эсэсовец занялся Силантьевым, не прекращая разговора с Пархомовым. — И в качестве кого?

— Не в качестве пленного. И не сюда.

— Куда же? — Кремер насмешливо осклабился. — Не в Берлин ли?

— Именно в Берлин.

— Чего захотел! — возмутился эсэсовец. — В Берлин славян вовсе не будут пускать!

— А против вашего желания разве нельзя там оказаться? Такое ведь в истории уже бывало…

— По воздуху, что ли? — эсэсовец не понял намека. — Или иначе как?

— Сейчас можно всяко: и по воздуху, и по земле, и по воде.

— За чем же дело стало? — нахмурился эсэсовец.

— Только за временем.

— Здесь для тебя время долго не протянется! — уже со злостью бросил эсэсовец.

Охранник толкнул Пархомова.

— Прекратить разговоры! Встань сюда!

Пархомов и сам почувствовал, что такой разговор продолжать нельзя — он может обернуться неприятностью.

Неделями изнывавший от скуки эсэсовец вцепился в разговор с русским, как в развлечение. Обыскивая Костикова, он спросил:

— А что ты скажешь о своих желаниях?

Не понимая немецкого, Костиков гаркнул:

— Не учил вашего языка, господин начальник!

— Что он мне сказал? — спросил эсэсовец Пархомова.

— Он вас слушает.

— Спроси, какие у него мечты?

— Что от меня нужно этому черту рогатому? — опережая, спросил Пархомова Костиков.

— Он спрашивает, о чем ты мечтаешь.

— Скажи, что в эту минуту, глядя на него, хочется дать ему по-моряцки в ухо! Чтобы не рылся в чужих карманах!

— Михаил! Придержи язык! — строго сказал Пархомов Костикову, сожалея, что сам в разговоре с эсэсовцем повел себя неправильно.

— Он мечтает сейчас о папиросе, — сказал он Кремеру.

— Вот это реальное желание! — эсэсовец вытащил из кармана портсигар, извлек оттуда одну сигарету и протянул Костикову:

— За удачный ответ.

— Кирилл! На кой черт он сует мне сигарету? Брать из его поганых рук не хочу. Как же после этого в рот взять? Вырвет!

— Возьми и положи в карман. Нельзя его злить!

— Все равно потом выброшу к чертовой бабушке!

— Что он говорит? — спросил эсэсовец, развлекаясь разговором с русскими, как игрой. — Понимает он, что значит такое мое, немца, отношение к нему, русскому?

— Понимает и благодарит, — сказал Пархомов, не зная, как отвязаться от болтуна.

В затянувшееся развлечение эсэсовца вмешался охранник. Он почтительно обратился к Кремеру:

— Разрешите ехать. Нам надо быстрее оборачиваться.

Раздосадованный эсэсовец отпустил Костикова и полез в кузов с ломиком, который подал ему караульный. В машине он тщательно прощупал мусор до дна в нескольких местах. Выбравшись из машины, коротко приказал:

— Садись! Можно ехать! Открыть ворота!

От арсенала до тропинки к Кривоколенному ущелью доехали быстро. Там проворно разгрузили машину. Прежде чем тронуться обратно, охранник подошел к Пархомову:

— Кто из вас не испугается получить зуботычину, быть может, сильную, если дело обернется опасностью?

— Любой.

— Тогда… — Охранник внимательно осмотрел всех троих и обратился к высокому Силантьеву: — Останься со мной, а вы — садитесь в машину!

Охранник пошептался с Силантьевым и в заключение сказал:

— Это на всякий случай. Может, и не понадобится. Понял?

— Понял.

— Теперь садись и ты! Поехали!

В арсенале они снова быстро загрузили машину. И снова ее грузчиков проверяли при выезде. В следующий рейс проверка была быстрая, поверхностная. Людей Кремер не проверял и в кузове ломиком не шуровал.

2

Близилось обеденное время. Снова подъехали к тому же складу. Но машину шофер подал неудачно — почти вплотную к входу. Мотор забарахлил, шофер вышел из кабины, открыл капот и начал там копаться.

Все последующее произошло очень быстро. Стоявший в дверях высокий эсэсовец, удостоверившись, что кузов фургона надежно загораживает вход от наблюдения со стороны ворот, негромко скомандовал:

— Все трое — быстро за мной? А ты, Вилли, походи около машины.

Пархомов, Костиков и Силантьев почти одновременно выбросились из кузова на порог склада и вошли внутрь. Там, у самого входа, стояло несколько длинных заколоченных ящиков; на скамье лежало больше десяти запаянных цинковых коробок.

— Беритесь по двое за ящик и сразу же в фургон! — приказал эсэсовец. — И не бросать, положить тихо. Быстро!

В несколько напряженных минут ящики и коробки были вынесены и уложены в фургон.

— Сами — туда же! Передвиньте все к переднему краю. Аккуратно.

Друзья молниеносно оказались в кузове и без шума передвинули опасный груз в дальний угол кузова.

Шофер наконец справился с мотором, вернулся в кабину и подал машину точно на место.

— Вылезай! — громко скомандовал охранник. — В эту сторону…

Из кузова выскочили «славяне» и сразу же ухватились за лопаты. Быстро набросали в кузов груза больше обычного. И снова по команде забрались в машину, порядком уставшие.

У ворот шофер вышел из кабины и подошел к начальнику караула.

— Дай огонька, — попросил он. — И сам закури — угощу трофейной. Таких у тебя наверняка нет.

Он подал заинтересовавшемуся Кремеру две сигареты с концами, обернутыми в золоченую бумагу. Тот с интересом осмотрел сигареты, заложил одну из них в мундштук, вытащил зажигалку, сделанную из стреляной гильзы, прикурил сам и дал прикурить шоферу.

— Ты откуда родом? — спросил шофер, затягиваясь.

— Из Шверина.

— Бывал там, знаю. Озеро чудесное. А на Берлинерштрассе, помню, такие вкусные сосиски купил…

— Это где же? — заинтересовался Кремер.

— Магазин угловой с Фридрихштрассе…

— Так это же магазин наш! — обрадовался Кремер.

— Твой?! — На лице шофера и удивление, и восхищение. — Здорово!

— Мой и отца! — продолжал эсэсовец, сияя. — Так вкусные, говоришь?

— Удивительные! Если вернусь живым — обязательно заеду туда опять. Разрешишь?

— Заходи тогда ко мне! — И Кремер стал с увлечением рассказывать, каким спросом пользовались сосиски и колбасы их магазина и как отец хранит особый рецепт их производства. Продолжая оживленно разговаривать, оба выкурили сигареты до конца.

— Далеко ли до обеда? — поинтересовался шофер. — Нам надо обязательно сделать еще один рейс.

— Осталось немного. И моей смене конец. Ну, залезай. Сейчас поедете! — Кремер быстро обошел машину, заглянул на сидевших в кузове «славян», но высаживать их не стал и сам туда не полез.

— Открыть ворота! — приказал он, все еще сохраняя на лице выражение удовольствия от приятных воспоминаний…

Машина быстро домчалась до поворота, но на этот раз осторожно проехала дальше обычного — до самого ущелья.

Выгрузились быстро. Ящики и коробки засыпали мусором.

— Что в них? — поинтересовался Пархомов.

— Потом узнаешь, если останемся в живых, — ответил охранник. — Садись! Поехали!

Они вернулись в арсенал, и шофер опять подал машину неудачно из-за капризничавшего мотора, который на этот раз неожиданно заглох. Не вылезая из кабины, шофер попытался действовать стартером, но только потерял напрасно время. Пришлось заводить мотор вручную.

За эти минуты в кузов уложили новую большую партию оружия и боеприпасов. И опять старательные грузчики основательно загрузили кузов мусором, покончив с кучей у этого склада.

47
{"b":"6282","o":1}