ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Правде, ее взрыв происходит в результате взаимодействия некоторых химических веществ, и это НЕ взрывчатые вещества, то есть они не детонируют. Теоретически можно предположить один способ ее нейтрализации. Но только теоретически, никто еще не пробовал избавиться от вакуумной гранаты на практике.

Впрочем, Кросби не думал об этом. Все это в одно мгновение пронеслось у него голове, а в следующее – он уже поднял бластер и нажал на курок.

Если вещества внутри гранаты не детонируют, то можно разрушить ее, таким образом предотвратив химическую реакцию. Это было лишь предположение. Но на самом деле оставалось только два варианта: либо ждать, когда граната взорвется, либо попытаться уничтожить ее. И если взрыв все же произойдет, то просто второй вариант превратится в первый. А никакого другого вообще больше не было.

Кросби поднял бластер и выстрелил в гранату. И в следующее, третье, мгновение граната блеснула ослепляющей вспышкой.

Пелена перед глазами. Окружающее резко потеряло четкость и краски. Но… по все получилось! Они остались живы! Граната не взорвалась. Она лишь вспыхнула ярким светом, но не убила никого.

Хотя, разумеется, этим дело не кончилось. Вслед за первой в кабину линкора влетела вторая вакуумная граната. Конечно, пираты не использовали других. Ведь им был нужен корабль, а гранаты иного типа своим взрывом покорежили бы аппаратуру, сделав линкор небоеспособным.

Кросби не видел эту вторую гранату, лишь слышал, как она упала на пол кабины, и лихорадочно поворачивал голову, полуослепшим от предыдущей вспышки взглядом пытаясь найти ее. Но курсанты уже поняли, что нужно делать. Несколько ребят сразу выстрелили, и новая вспышка блеснула в кабине, обозначая смерть гранаты.

Уф! Кажется, пока все было неплохо, но Кросби понимал, что долго они так не продержатся – рано или поздно одна из гранат все же взорвется, и тогда… В общем, нельзя мешкать. Нужно предпринимать ответные меры.

У военных, разумеется, тоже имелись гранаты, и им было чем ответить в этой гранатной перестрелке… Вернее, перекидке. А идти в контратаку в данном случае было бы непростительной глупостью – проход слишком узкий, и всех легко перестреляют в нем. Кросби резко обернулся к шкафчику с антиабордажным набором, благо он находился слева от пульта, как раз рядом с ним.

Открыв дверцу, он резко выхватил одну из гранат. И тут услышал новое бряцанье по полу – нападавшие бросили еще одну вакуумную гранату. На этот раз они сделали это посильнее, и она упала не посередине кабины, а пролетела дальше, закатившись куда-то под кресло первого пилота.

Кросби обернулся и увидел, что граната лежит как раз рядом с Дичем, который вместе с другими курсантами прятался за креслом. И для одних граната была закрыта креслом, а для других – Дичем. Никто не мог стрелять по ней.

– А-а, – завизжал Дич, понимая или не понимая это, но видя гранату совсем рядом перед собой.

Все растерянно смотрели на него, не в силах что-либо сделать. Еще мгновение, и должен произойти взрыв. И тогда Дич вытянул руку, поднеся бластер совсем близко, и, нажав на курок, почти в упор застрелил гранату.

Блеснула вспышка. Дич перестал кричать и, дернувшись, отбросил бластер. Ствол оплавился от этой вспышки, и весь бластер раскалился. Рука Дича была сильно обожжена, а сам он, похоже, на время ослеп из-за вспыхнувшего прямо перед глазами яркого света.

Надо бы помочь ему, но сейчас некогда было заниматься этим. Убедившись, что все обошлось – более или менее обошлось, по крайней мере все остались живы, – Кросби выскочил вперед и, подбежав к бреши в корпусе линкора, бросил туда гранату, а потом резко отскочил в сторону, навалившись на курсантов, которые стояли рядом. С враждебного корабля раздался выстрел, но майор успел увернуться. А потом… Потом раздался совсем другой звук.

Нет, Кросби бросил не вакуумную гранату – ему незачем было заботиться о сохранности чужого корабля. Это была ионная граната, специально разработанная для применения во внутрикорабельных помещениях. В отличие от вакуумной, она именно взрывалась и обладала повышенной поражающей силой, но уменьшенной мощностью взрыва – чтобы не разрушать сам корпус корабля.

От раздавшегося взрыва заложило уши. Перед глазами плыли круги от вспышек гранат, а тут еще и в ушах словно появилась вата. Окружающее стало восприниматься с трудом.

Курсанты пытались оттащить Дича к пульту – в более укромное место. Дич, похоже, слабо понимал, что происходит, и только мычал от боли в руке и мотал головой, пытаясь восстановить зрение.

Майор сквозь пелену в глазах смотрел на эту возню за креслом. Потом, словно очнувшись и вспомнив о нападавших, повернул голову к проходу, прислушиваясь. Но слух, как и зрение, был лишь наполовину. Впрочем, с враждебного корабля больше не бросались вакуумными подарками. Следовало предположить, что майор своей гранатой смог уложить всех нападавших. Надо было как-то проверить это.

Кросби подождал еще немного. Противник не подавал признаков жизни. Это была хорошая примета. Но совершенно необязательно, что на неприятельском корабле не осталось никого в живых. Возможно, кто-то притаился там с бластером в руке, а возможно, и не один.

Ладно. Нужно проверить. Не стоять же так до скончания века.

Кросби осторожно выглянул в проход. Никого. И никто не стрелял оттуда. Майор поднял бластер и вышел из-за угла. Все было тихо. Кросби постоял немного, прислушиваясь. Но, черт побери, это было непросто с заложенными ушами.

– Прикрывайте меня, – сказал он курсантам и, крадучись, двинулся вперед.

Курсанты встали за его спиной, в любой момент готовые открыть огонь.

Сделав несколько шагов по шлюзу перехода, Кросби приблизился ко входу на вражеский корабль, и ему стала видна его кабина.

Н-да, курсантам лучше не смотреть на такое. Майор увидел трупы, кровь на полу и стенах. Пройдя чуть дальше, он понял, что опасаться нечего. Кабина харнианского истребителя представляла собой месиво покореженной аппаратуры и человеческих тел. Майор удачно бросил гранату, видимо, она взорвалась как раз посередине. В маленьком корабле этот взрыв имел крайне разрушительные последствия.

Атака была отбита – в этом не приходилось сомневаться.

Кросби постоял еще немного, оглядываясь вокруг. Да, это явно была кабина харнианского истребителя. Но на камерах внешнего слежения линкора видна только пустота – майор точно знал это. Получалось, что сейчас он находится в корабле, которого нет. Хотя корабль, конечно, был, вот только почему его не видно снаружи? Мистика какая-то. Впрочем, ладно. Майор уже хотел уходить, и вдруг ожил чудом уцелевший приемник:

– Гортес, Хеч, Зелински, где вы там? – раздался голос из переговорного устройства. – Что происходит?

Кросби остановился на полуобороте, потом снова повернулся к кабине и сделал несколько шагов к приемнику, осторожно перешагивая через трупы.

– Почему молчите? – продолжал спрашивать недовольный голос. – Долго вы еще будете возиться с этим линкором?

Но те, кого он вызывал, лежали на полу кабины и теперь вряд ли могли когда-нибудь ответить.

Кросби взглянул на пульт. Аппаратура была испорчена взрывом. Хотя… Майор протянул руку и нажал кнопку, чтобы включить локатор. Экран вспыхнул лишь на секунду, а потом снова погас, и, похоже, теперь навсегда. Но, пока он работал, Кросби успел увидеть корабли, много кораблей. Они находились совсем рядом, и это была совершенно не такая картинка, как на локаторе линкора, где ничего поблизости не высвечивалось. Что это – ошибка поврежденной аппаратуры или?..

– Куда вы пропали? – снова спросил голос. – Отвечайте.

Кросби хотел было ответить, чтобы окончательно поставить точку в этом сражении, и уже набрал воздух. Но потом просто повернулся и ушел.

– Все кончено, – мрачно бросил он курсантам, зайдя на линкор, и направился к Дичу.

Тот сидел на полу в углу у пульта, привалившись к стене. Майор склонился над ним. Ожог руки был довольно сильным, но в военном госпитале легко смогут восстановить поврежденные ткани.

25
{"b":"6288","o":1}