ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну? – глядя на него снизу вверх, сурово произнес Ворвуд.

– Ну, мы помнили ваше указание, что с военными надо обращаться поаккуратнее, и я сыграл с ним.

Ворвуд выжидающе молчал, и Орт продолжил:

– В общем, я выиграл, а он не захотел отдавать выигрыш. Сказал, что я грязный пират, – обидчиво проговорил Орт, – и что я жульничал.

– Ну? – повторил Ворвуд.

– Ну и… вот, – вздохнул Орт. – А чего он! Я ведь честно играл, а он… Да еще обзывается.

– Понятно, – все так же сурово глядя на него, сказал Ворвуд. – Ты ведь знаешь, в каком мы сейчас положении, – Орт, потупившись, слушал, – и знаешь, что без военных нам не обойтись.

– Но ведь… – начал Орт.

– Так какого черта! – не обращая внимания на его всхлипы, громко выкрикнул Ворвуд. Хотя на самом деле не столько ругая Орта, сколько для того, чтобы военные слышали, как он ругает его. И потом обратился ко всем стоявшим перед ним: – Чтобы больше такого не было. Ясно?

– Но, шеф, – осторожно проговорил один из пиратов, – а если они сами лезут? Что ж нам, прятаться от них в угол?

Ворвуд скрипнул зубами.

– Черт побери! – со злостью произнес он, что вообще-то не было ответом, но вполне показывало его отношение к происходящему.

Действительно, ему нужна была не только помощь, но и доброе отношение военных. А потерять базу из-за кабацкой драки было бы верхом нелепости. При этом, конечно, нельзя и не отвечать на прямые оскорбления. В общем, черт-те что творилось в Небесных Чертогах.

Ворвуд повернулся и снова подошел к военным.

– Ладно, майор, – сказал он Кросби, – я приношу свои извинения. Обещаю, что больше такого не повторится.

– Хорошо, – высокомерно ответил Кросби, принимая извинения, хотя считал, что только обстоятельства заставляют его поддерживать мирные отношения с пиратами.

Ворвуд пришел в ярость от такого ответа, но внешне остался спокойным и сохранил вежливый тон.

– Надеюсь, и ваши люди будут вести себя достаточно корректно, – добавил он.

– Да, конечно, – как бы между прочим бросил Кросби. – Кстати, у меня к вам есть вопрос, – и сделал приглашающий жест, отходя немного в сторону, чтобы остаться с ним с глазу на глаз.

– Слушаю, – последовав приглашению, с вниманием ответил Ворвуд.

– Вы говорили, что ваш профессор выяснил какие-то сведения о противнике, – сказал Кросби. – Мне хотелось бы узнать об этом.

– «Ваш профессор», – с отвращением подумал Ворвуд о его словах, чувствуя, что майор все больше и больше не нравится ему. Жаль, что Мак-Ги погиб. С ним было приятно иметь дело, даже в случае разногласий. Спокойный деловой человек, даром, что полковник военного флота. А этот… Все раздражало Ворвуда в майоре. Впрочем, до эмоций ли сейчас?

– Конечно, – участливо кивнул Ворвуд. – Я скажу, чтобы профессор Гинзл подготовил для вас всю информацию.

Он сделал ударение на словах «профессор Гинзл», испытывая обиду за такое незаслуженно пренебрежительное отношение к ученому. Впрочем, это можно было понять. Кросби не увлекался историей, и, в отличие от Мак-Ги, ему не было известно о заслугах Гинзла. Майор считал его просто одним из пиратов – ну, может быть, умным пиратом. Правда, с одной стороны, так это и было, но с другой… Считать Гинзла бандитом с большой космической дороги? Как-то нелепо выглядело такое представление.

– Хорошо, – ответил Кросби. – Когда можно будет поговорить с ним?

– Думаю, в самое ближайшее время, – испытывая желание собственными руками придушить майора, вежливо улыбнулся Ворвуд.

* * *

Дождь собирался над Небесными Чертогами. Ворвуд шел под сгущающимися тучами в свой кабинет и думал о создавшемся положении. Пришельцы и военные – одни никак не хотят умирать, другие – не могут жить в дружбе. И все это свалилось на голову пиратам. Хотя причина, конечно, одна – чужаки, чертовы пришельцы, которые завелись в окрестностях базы, и теперь никакими линкорами и гаубицами не вытравить их отсюда. Все оказалось хуже, гораздо хуже, чем виделось вначале и вообще можно было себе представить.

Эти корабли в подпространстве были крайне серьезной опасностью. Если с истребителями чужаков еще можно как-то справиться, то этим совершенно нечего противопоставить. Ни у пиратов, ни у кого в Галактике нет оружия для боевых действий в подпространстве. И получается, что база отрезана от внешнего мира. Не имея возможности совершить субсветовой прыжок, пираты заперты в своей системе. А лететь в Галактику обычным ходом – это целая вечность, к тому же и чужаки могут настигнуть по дороге.

В общем, получалось, что пираты оказались в осаде, в полном окружении. И это после того, как они победили. Нет, ну как такое может быть? Уже побежденные разгромленные чужаки снова нападают и даже большими силами. Что за напасть!

Впрочем, эта подпространственная осада в чем-то даже на руку пиратам. Военные также вынуждены оставаться здесь, и им волей-неволей приходится участвовать в борьбе с пришельцами. Правда, это участие – палка о двух концах. Военные обязательно должны вернуться домой и каким-то образом замять информацию о Небесных Чертогах. Иначе сведения о пиратах, которые уже имеются на военной базе, будут переданы по инстанциям, армейское начальство непременно заинтересуется этим и пришлет сюда крупные силы. Вот тогда здесь и начнется настоящее веселье, а все предыдущее покажется лишь цветочками.

Пришельцам – что? Им все равно погибать – от пиратов или от военного флота – какая им разница? Но вот пиратам совсем не все равно. В общем, чтобы этого не случилось, нужно дружить с военными. И даже эта подпространственная осада не так важна. В конце концов, военные могут вернуться и обычным ходом. Главное, чтобы они ушли с теплыми чувствами к пиратам и не стали жаловаться на них своему начальству. Но перед их уходом нужно, чтобы они обязательно помогли справиться с чужаками. Иначе зачем они тут нужны вообще?

Н-да, военные, пришельцы… Как же все запутано! Пираты вроде бы победили. Но фактически эта победа не решила ни одну из проблем. Черт!

Что же касается рассказов Наблюдателя о возрождении чужаков… Ворвуд не думал об этом, просто пока не знал, как относиться к этому – стоит ли вообще принимать это всерьез. В принципе, хватало и других забот.

Войдя в свой кабинет, он сразу связался с Гинзлом.

– Профессор, у меня к вам просьба.

– Слушаю?

– Довольно щекотливое дело, – продолжил Ворвуд. – Я тут сказал военным, что вы обнаружили некоторые новые особенности чужаков. Уж извините, что говорил за вас, но просто не хотелось пока сообщать им о Наблюдателе.

– Ничего, – отозвался Гинзл.

– Так вот, их майор теперь требует объяснения. Не могли бы вы, используя ваши знания, нагнать тумана и запудрить ему мозги так, чтобы он получил информацию, но при этом ничего не понял?

– Угу, – Гинзл со всей серьезностью отнесся к этому предложению. – А что именно я должен сказать?

– Ну, кроме того, что им не нужно знать о Наблюдателе, мне бы не хотелось, чтобы военные считали этих чужаков новой эскадрой.

Приход второй эскадры мог навести военных на мысль, что пришельцы повадились в нашу Галактику и прямо сейчас сюда приходят новые и новые силы. В этом случае, опасаясь большого вторжения, майор мог занервничать и оповестить свое начальство о происходящем. Это, конечно, не входило в планы Ворвуда.

–Тогда как объяснить появление чужаков после их уничтожения?

Гинзл говорил совершенно спокойно и по-деловому, словно разрабатывая очередную теорию. А то, что на этот раз теория будет заведомо ложной, похоже, совершенно не смущало его. Для разнообразия даже интересно разработать правдоподобную, но неправильную теорию.

Ворвуд думал, что ответить.

– А знаете, – все-таки нашелся он, – давайте скажем, что на самом деле мы уничтожили не базовый корабль, а его муляж. Вроде того, что чужаки умеют создавать такое реальное изображение, фальшивую базу, чтобы сбить с толку и отвлечь противника. Кстати, именно эту их способность вы и обнаружили.

60
{"b":"6288","o":1}