ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Правда, это предложение все равно не имело особого смысла – если обнаружится это Нечто, как его потом извлечь? Но, пожалуй, Ворвуд цеплялся за соломинку.

– Нечто должно освободиться после смерти того, в ком содержится, и проявить себя, – ответил пришелец. – Мы узнаем о том, что оно есть в человеке, только когда он умрет.

Все. Это был крах мирных переговоров. Такой обмен Ворвуд, конечно, не мог позволить – «проверить», то есть убить всех, кто находился в Небесных Чертогах. Собственно, именно этого они и стараются избежать, защищаясь от чужаков. Вряд ли пришелец шутил, говоря об этом. Ответ был достаточно четким. И, судя по всему, бесполезно переспрашивать и уточнять что-либо – все было ясно.

– Значит, вы пришли, чтобы «проверить», то есть убить нас всех? – медленно проговорил главарь пиратов.

– Да, – ничуть не смутившись, честно ответил пришелец.

– Получается, теперь вы не отстанете от нас, пока не добьетесь своего?

– Да.

Ворвуд с отчаянием смотрел на Наблюдателя. Чертовы пришельцы… И за что эта напасть свалилась на голову пиратам? Ну почему этим чужакам нужно было обязательно наткнуться на них? Нет чтобы прошли где-нибудь стороной, и сейчас бы военный флот со всеми своими линкорами и гаубицами разбирался бы с этими… этими…

– А почему вы так уверены, что сможете справиться с нами? – теряя терпение, раздраженно и с некоторым отвращением спросил Ворвуд. – До сих пор мы отражали все ваши атаки – пора бы уже понять, что вам не одолеть нас, и убраться отсюда.

– Мы справимся так или иначе, – бесцветно ответил Наблюдатель своим глубоким голосом.

Гинзл, не проявляя никаких эмоций, стоял чуть позади, лишь слушая и пока не принимая участия в разговоре.

– Так или иначе? – поднял брови Ворвуд. – Что это значит?

– Либо мы победим вас, либо вы победите нас, и тогда мы возродимся, изменив окружающее, и получим все.

– Вот как. – Ворвуд чувствовал, что Рэнг был прав, паля из бластера в этого Наблюдателя. Пришелец был вызывающе циничен и издевательски прямолинеен. Впрочем, ладно. Ворвуд постарался взять себя в руки – в данном случае выстрелы бластера ничего не решали. – И вас не смущает, что на это может уйти много времени и средств? Мы ведь у себя дома, – напомнил он, – и можем сидеть в осаде сколько угодно. А вы? Насколько вас хватит?

– Время не имеет значения, – проговорил Наблюдатель.

– Угу, – принимая ответ, с наигранным сочувствием кивнул Ворвуд. И потом вдруг со злостью выкрикнул: – Слушай, а зачем ты вообще отвечаешь? Если вы пришли, чтобы убить нас, так чего же болтать?!

– Будет лучше, если вы узнаете о нас все, – ватным глухим голосом ответил пришелец. – И понимая, что мы все равно получим то, что хотим, прекратите сопротивление.

– Какой же смысл информировать нас? – удивился Ворвуд. – Вы ведь так уверены в своей победе. К тому же и время для вас не имеет значения.

– Мы не любим тратить силы понапрасну. Лучше получить все сразу.

– Ага! – усмехнулся Ворвуд. – Выходит, ничто человеческое вам не чуждо. И вам тоже присуще такое качество, как лень.

Наблюдатель молчал, не получив очередного вопроса.

– Ну хорошо, – не считая нужным скрывать недовольство, проговорил Ворвуд. – Если мы должны знать о вас все, тогда ответь, сколько у вас кораблей?

Ворвуд замолчал и хитро уставился на Наблюдателя – будет ли тот отвечать на такой важный вопрос?

– Теперь меньше, – изрек Наблюдатель.

– Это понятно, – считая подобный ответ лишь отговоркой, произнес Ворвуд. – После вашего, так сказать, второго пришествия мы отбили уже две атаки, и теперь у вас стало на девять истребителей меньше. А сколько их всего?

– Нет – меньше не потому, что вы уничтожили их, а потому, что часть наших сил находится в подпространстве.

Что-то неуловимое таилось в этом ответе. Ворвуд силился понять. Какая-то суть, похоже, присутствовала, но какая именно? Впрочем, зачем гадать?

– Так сколько еще у вас осталось истребителей в базовом корабле? И кстати, почему вы нападаете частями, а не всем флотом сразу?

– Мы нападаем всеми кораблями, которые у нас есть, – ответил Наблюдатель. – Мы делаем так всегда.

– Всегда? – недоверчиво произнес Ворвуд. – Было ведь два нападения. И если в первом вы атаковали всеми кораблями, тогда откуда взялись следующие пять?

– Мы можем изменять окружающее только после смерти, – ответил Наблюдатель. – Но в некотором объеме пространства, который вы называете базовым кораблем, нет таких ограничений. Там мы можем производить изменения всегда. И корабли, которые вы разрушаете, создаются в нем снова.

– Ну да? – не поверил Ворвуд.

– Нас не может быть больше или меньше, – бесцветно произнес Наблюдатель. – Так же, как вы, мы такие, как есть.

Ворвуд хотел что-то ответить, но Гинзл опередил его.

– А сколько ваших существ находится поблизости? – быстро проговорил он.

– Я один, – сказал пришелец.

– Как это один? – фыркнул Ворвуд. – А все ваши корабли?

– Я один, – повторил пришелец, – но меня много.

– Точно! – воскликнул Гинзл. – Все сходится! – и хлопнул себя по боку. – Я знал, что здесь что-то не так!

Похоже, профессора осенила какая-то важная мысль. Он горящими глазами смотрел на пришельца.

– В чем дело, профессор? – решил поинтересоваться Ворвуд.

Гинзл перевел возбужденный взгляд на него.

– Понимаете, здесь имеется явное несоответствие, – горячо заговорил он. – А я-то все никак не мог понять… А оказывается… – в своей горячности Гинзл забыл о собеседнике и стал просто рассуждать сам с собой. Ворвуд ждал. И, наконец, профессор вспомнил о разговоре. – В общем, здесь явное несоответствие. Они ведь говорят, что для изменения окружающего изменяют свои ощущения. Но как это может влиять на нас? У каждого ведь свои собственные ощущения.

– Точно, профессор! – вторя ему, радостно воскликнул Ворвуд. – Так я и знал, что эти их возрождения – полная ерунда!

– Нет, – Гинзл поморщился и поднял руку, останавливая его и, похоже, стараясь не сбиться с мысли. – Нет. Ерунда – то, каким образом они это объясняют. Но то, что они возрождаются, – правда.

* * *

Рэнг сидел за стойкой в «Трех пиратах». После недавней потасовки здесь уже успели навести порядок. Военные больше не появлялись. Неизвестно, что там сказал им майор, но сейчас никого из них здесь не было. Пираты занимались обычным времяпрепровождением. Жизнь вернулась в привычное русло.

Рэнг сидел в одиночестве, хмуро потягивая кловильский эль, и размышлял о сложившейся ситуации. Вдруг на пороге появился пират, задержался на секунду, оглядываясь, и потом, увидев Рэнга, направился к нему.

– Там опять… чужаки, – запыхавшись, сказал он. – Летят сюда!

– Н-да? – Рэнг хмуро посмотрел на него. – Сколько?

– Пятеро, – глядя широко открытыми глазами, ответил пират.

Рэнг спокойно поставил кружку, затем медленно обернулся ко всем находившимся здесь пиратам.

– Общая тревога, – бесцветно и даже лениво объявил он. – Всем занять места в своих кораблях.

Потом тяжело встал и вместе со всеми направился к ангару.

* * *

Пока Рэнг летал громить пришельцев, Ворвуд свел Кросби и Гинзла в своем кабинете. Майор требовал объяснений по поводу чужаков, и сейчас представлялся отличный случай для этого. Сидя в своем кресле, Ворвуд включил аппаратуру слежения, чтобы наблюдать за боем с пришельцами. Профессор в кресле напротив что-то говорил майору, сидящему рядом с ним, Ворвуд не слушал его. Мысли о недавнем разговоре с Наблюдателем не давали покоя. Глядя на мониторы слежения, где корабли Рэнга летели навстречу чужакам, Ворвуд вспоминал эту беседу во всех подробностях.

– Но если вы можете создавать истребители в базовом корабле, то почему их так мало? – стоя перед Наблюдателем, спрашивал Гинзл. – Почему вы не сделаете большой флот, скажем, из сотни кораблей?

– Профессор, вы на чьей стороне? – мрачно буркнул Ворвуд.

63
{"b":"6288","o":1}