ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ммм… ну и что? – Ворвуд машинально повторил вопрос Рэнга. – Что это дает?

– Само по себе – ничего, – согласился Гинзл. – Но вместе с тем, что я узнал, когда проводил измерения их базового корабля, это может дать многое.

– Что именно? – заинтересованно проговорил Ворвуд.

Рэнг же, напротив, недовольно покачал головой – очередная заумь – и уставился в окно, всем своим видом показывая, что его не интересует эта надуманная болтовня.

– Что вам удалось выяснить? – продолжал Ворвуд. – Вы ведь так ничего и не говорили об этом.

– Да, – ответил Гинзл, – тогда я не мог с уверенностью ничего сказать, но теперь, сопоставив показания разных приборов, я знаю, как возрождаются их истребители.

– Правда? – удивленно произнес Ворвуд.

– Вернее, не то, как именно они создаются, – с легкой улыбкой уточнил Гинзл, – а то, что сам процесс материализации происходит в подпространстве и затем готовый истребитель выходит из подпространства уже внутри базового корабля.

– Так, – нахмурился Ворвуд, пытаясь найти какой-нибудь практический смысл в этом, – и… и что же?

– А то, что, как нам стало известно в результате сегодняшнего эксперимента, выходя из подпространства, этот новый истребитель не имеет разницы во времени, – пояснил Гинзл.

Но Ворвуду такие пояснения ничего не дали. Он хотел переспросить снова, но почувствовал себя несколько глупо, понимая, что задает слишком много одинаковых вопросов.

Видимо, эта мука отразилась на его лице, потому что Гинзл, чуть улыбнувшись, решил помочь ему и продолжил пояснения.

– Представьте, как это происходит у нас, – профессор говорил это именно Ворвуду, потому что Рэнг не очень слушал его. – Когда корабль выходит из подпространства, образуется разница во времени, и компенсатор устраняет ее. А теперь представьте иное: если при выходе из подпространства у корабля не будет разницы во времени – что сделает компенсатор?

– Что? – раскрыв рот, словно загипнотизированный, произнес Ворвуд.

– Компенсатор все равно сработает, – ответил Гинзл, – просто на сам факт выхода из подпространства, и будет устранять предполагаемую разницу во времени, ориентируясь, надо заметить, на окружающее пространство. Но, поскольку у корабля нет разницы и его не нужно, так сказать, двигать во времени, компенсатор просто по третьему закону Ньютона подвинет во времени окружающее пространство.

– Вот как? – расширил глаза Ворвуд.

– Нет, не так, – улыбнулся Гинзл. – Это лишь теория. На самом деле ни у какого компенсатора не хватит мощности подвинуть во времени всю Вселенную или Галактику, или даже одну звезду. Но, знаете, на базовый корабль чужаков у него вполне хватит мощности, – Гинзл замолчал и хитро смотрел на муки Ворвуда, который опять пытался самостоятельно свести концы с концами. Затем, достаточно насладившись этим зрелищем, профессор продолжил: – В общем, я могу использовать этот эффект и устроить из базового корабля пришельцев маленькую модель Вселенной. То есть перенастроить компенсатор так, чтобы он воспринимал базовый корабль как окружающее пространство и действовал бы на истребители, выходящие из подпространства внутри него. В результате, когда вновь родившийся истребитель появится в базовом корабле, не имея разницы во времени, компенсатор сделает свое дело – отбросит во времени окружающее пространство, то есть – базовый корабль.

– Вот это да! – у Ворвуда даже перехватило дыхание от такого напора мысли Гинзла. – Вы говорите довольно грандиозные вещи, профессор.

– На самом деле это просто азы механики подпространства, – улыбался Гинзл.

– Возможно, – проговорил Ворвуд. – И… куда же его отбросит?

– Ну как? – удивился такому вопросу профессор. – Корабли ведь уходят вперед во времени при движении в подпространстве. Соответственно, компенсатор возвращает их назад. Таким образом, базовый корабль пришельцев будет отброшен в прошлое.

– Здорово, профессор! – улыбаясь, восхитился Ворвуд и вдруг перестал улыбаться. – Но только зачем все это? – обескураженно спросил он.

Рэнг усмехнулся. Как он и предполагал, очередная научная идея оказалась просто болтовней. Гинзл демонстративно игнорировал его усмешку.

– А разве непонятно? – проговорил он. – Ведь базовый корабль пришельцев будет не просто отброшен в прошлое, он переместится в себя, то есть именно в самого себя.

– Вот оно что, – понимающе кивнул Ворвуд.

– Устроим чужакам ностальгическую экскурсию по старым добрым временам? – с усмешкой произнес Рэнг.

– Нет, Рэнг, – сказал ему Ворвуд. – Пойми, он смешается с самим собой.

– Да, примерно так, – вставил Гинзл. – Как известно, тело не может находиться в одном месте дважды. Атомам станет тесно, когда они окажутся один в другом, – он со снисходительной улыбкой смотрел на Рэнга.

– И что тогда будет? – нахмурившись, пробормотал тот.

– Будет Бум! – Гинзл в притворном ужасе расширил глаза, а потом снова заулыбался.

– Подождите, профессор, – проговорил Ворвуд, – но они не возродятся после этого?

– Нет, – пояснил Гинзл. – Во-первых, мы ведь не уничтожим их здесь – они уничтожатся там, в другом времени. А во-вторых, они представляют собой энергию, а энергия, как и материя, также не может существовать дважды. Это закон сохранения, который, собственно, и представляет их форму жизни. В данном случае этот закон будет нарушен, и сама их сущность разрушится. Таким образом, они неминуемо погибнут, и погибнут навсегда.

– Замечательные слова, профессор, – радостно произнес Ворвуд. – Лучшие из всех, что я когда-либо от вас слышал.

– Я старался.

– Но ведь это отлично! – продолжал восторгаться Ворвуд – Все! Мы нашли способ, как справиться с ними! Ммм… то есть вы нашли. Но все равно. Теперь мы знаем, как победить их! Остается только осуществить это.

– Э-э-э… здесь есть маленький нюанс, – осторожно заметил Гинзл.

– Нюанс? – нахмурился Ворвуд. – Какой нюанс?

– Собственно, так, небольшое уточнение, – промямлил профессор. – Дело в том, что мне не удастся так просто настроить компенсатор – ну, чтобы он воспринимал базовый корабль как окружающее пространство. Я не могу сделать это так просто.

– Не можете?! – выкрикнул Ворвуд, разозлившись от таких резких переходов, когда сначала было найдено решение, а потом оно тут же перечеркивалось. – Профессор! Тогда на кой черт вы тут морочите нам голову, если не можете?!

– Я не сказал, что совсем не могу, – обидчиво произнес Гинзл. – Я не могу это сделать сейчас. Но после уничтожения базового корабля мне наверняка удастся это.

– После уничтожения? Черт… Какой в этом смысл? – стараясь успокоиться, понимая, что напрасно кричит на профессора, проворчал Ворвуд, все же не в силах сдержать недовольства. – Мы все умрем в этом случае.

– Возможно, – согласился Гинзл. – Но как раз тогда это не будет иметь значения.

Ворвуд поднял брови и изумленно уставился на него, пытаясь понять, то ли Гинзл шутит, то ли…

– Базовый корабль чужаков будет отброшен в прошлое, – отвечая на его немой вопрос, пояснил Гинзл, – и будут уничтожены как бы два корабля сразу – тот, что сейчас, и тот, который в прошлом. Хотя это один корабль, просто в разное время, но… В общем, нас больше интересует тот, который в прошлом. Поскольку если он исчезнет еще до прихода к нам, то все остальное не имеет значения. Даже если мы умрем.

– Как это? – не понял Ворвуд. – Хотите сказать, что тогда…

– Да-да, – поспешно произнес Гинзл. – Тогда просто ничего не случится. Если пришельцы будут уничтожены еще до прихода к нам, то ничего не произойдет. Они не придут и не станут нападать на нас, и мы даже не узнаем об их существовании.

– Подождите, профессор, – проговорил Ворвуд. – Но мы ведь умрем?

– Да, – кивнул Гинзл. – Но это не будет иметь значения, потому что ничего этого не будет.

– Как не будет? – продолжал хмуриться Ворвуд. – Куда же все денется? Сейчас ведь это есть – то, что мы воюем с ними.

– А потом этого не будет. Вернее, не потом, а сначала – с самого начала не будет.

77
{"b":"6288","o":1}